До последнего времени понятие «минимальная заработная плата» ассоциировалось с неким нормативом для начисления штрафных санкций и иных платежей. Минимальная заработная плата выступала средством, определяющим минимальные (максимальные) размеры пенсий, пособий (по безработице, по уходу за ребенком и т.п.), стипендий и иных социальных выплат, т.к. все нормативные правовые акты, регулирующие вышеуказанные отношения, делали к ней привязку. Но минимальной заработной плате по правовой природе предназначена иная функция — функция регулятора минимальных выплат работнику в сфере трудовых отношений. В силу такой чрезмерной дополнительной нагрузки размер минимальной заработной платы был существенно занижен, что искажало ее значение в регулировании трудовых отношений.

В связи с этим функцию минимальных гарантий размеров оплаты труда стали выполнять республиканские тарифы. Так, с 1 января 2000 г. в соответствии со ст. 60 Трудового кодекса Республики Беларусь все наниматели (за исключением организаций, финансируемых из бюджета и пользующихся государственными дотациями) обязаны использовать в качестве минимальных гарантий размеров оплаты труда республиканские тарифы для дифференциации оплаты труда работников. При этом республиканские тарифы оплаты труда определяются по тарифным коэффициентам Единой тарифной сетки работников и тарифной ставке первого разряда, устанавливаемой Правительством Республики Беларусь с участием профсоюзов. Для работников организаций, финансируемых из бюджета и пользующихся государственными дотациями, уровень оплаты труда конкретных профессионально-квалификационных групп определяется должностными окладами и часовыми и (или) месячными тарифными ставками, которые и являются республиканскими тарифами оплаты труда. То есть сложилась ситуация, когда ст. 59 ТК, определяющая роль минимальной заработной платы в качестве минимального обязательного размера денежных и (или) натуральных выплат работнику нанимателем в течение месяца за работу в нормальных условиях при соблюдении установленной Трудовым кодексом продолжительности рабочего времени и выполнении норм труда, оказалась фактически не применяемой на практике.