В пути следования к месту работы на автобусе, предоставленном транспортной организацией по договору с работодателем, произошло дорожно-транспортное происшествие (далее — ДТП), в результате которого погиб водитель автобуса и получили тяжелые травмы трое работников.

Основная причина ДТП — нарушение правил обгона движущегося автотранспортного средства водителем автобуса.

Правоохранительными органами действия погибшего квалифицированы как уголовно наказуемое деяние. Вместе с тем ими не представлено доказательств, что ДТП произошло вследствие умысла водителя автобуса.

Руководствуясь заключением правоохранительных органов, комиссия исходя из требований ст. 229.2 ТК РФ квалифицировала данный несчастный случай как несчастный случай, не связанный с производством. Соответственно, региональное отделение ФСС РФ признало его нестраховым и отказало нетрудоспособным иждивенцам погибшего водителя в обеспечении по страхованию.

Правомерна ли квалификация данного несчастного случая, происшедшего с водителем автобуса, как не связанного с производством, ведь в момент ДТП он выполнял свои обязанности, предусмотренные трудовым договором с работодателем? Правомерно ли отказано в обеспечении по страхованию детям погибшего водителя, если он являлся застрахованным и с его заработка по страховому тарифу работодателем (страхователем) в ФСС РФ перечислялись страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве?