Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав, никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах и не должен получать какие-либо преимущества в зависимости от пола или других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

За последние 15–20 лет женщины очень многого достигли в борьбе за равноправие. Да, пока еще не сравнялись в правах с мужчинами, но, думаю, что это дело ближайших 5–10 лет. Возможно, мне только кажется, что вакансий, в которых указывается четкое требование — «мужчина», стало меньше? Если это так, то дальше можно и не читать. Ограничений по половому признаку стало примерно поровну (где-то требуются только мужчины, а где-то наоборот). Один из последних трендов, который я отчетливо наблюдаю, поскольку работаю эйчаром, — поток женщин в продажи. Еще совсем недавно на позицию менеджеров по продажам сплошь и рядом нужны были только мужчины, которых считали более амбициозными, целеустремленными, теперь же работодатели охотно рассматривают и слабый пол, который совершенно не уступает сильному ни в амбициозности, ни в целеустремленности. Конечно, пока еще мало системных администраторов женского пола, но все же они есть, более того, многие специальности, которые сейчас кажутся нам исключительно женскими, раньше были мужскими. Те же кадровики, бухгалтеры — теперь на этих должностях сложно представить мужчину, а лет 60 назад это было в порядке вещей (вспомните бухгалтера-мужчину в нарукавниках). Ситуация, где на одной и той же должности мужчина получал бы больше, чем женщина, тоже становится редкостью. В начале 90-х разница в 20–30 % была нормой — вы догадываетесь, кому больше платили? Конечно, иллюзий, что дискриминация совсем исчезла, — у меня нет, но трудоспособных профессионалов все меньше, а потребность в них все больше — тут уж не до размышлений на тему «а вдруг в декрет уйдет».