Вероника КУЦКО,

менеджер по персоналу МАХ «Атлант-М»

В арсенале рекрутеров и менеджеров по персоналу есть одна фраза, позволяющая философски смотреть на соискателей и «сглаживать углы» перед теми, кто не прошел отбор: «Нет плохих или хороших кандидатов, есть подходящие и неподходящие для данной работы». Отлично сказано, верно? Но даже столь миролюбивое заявление скептики могут проинтерпретировать по-своему: чем кандидат «не вышел» — ростом, умом, лицом?

Иной раз работодатели выдвигают требования, которые вряд ли можно назвать реалистичными, адекватными. Мы можем слышать: «Если уж принимать на работу женщину, то она должна быть в возрасте 18 лет с двумя высшими образованиями, взрослыми детьми и опытом работы от 3 лет… и чтобы еще непременно “наш человек”». Знакомая ситуация? Это яркий пример того, с чем сталкиваются соискатели при поиске работы, — те самые пресловутые ограничения по полу, возрасту, национальности, реже по семейному положению, внешним данным. Для многих людей подобные требования становятся камнем преткновения на пути к получению работы. Именно с такими ограничениями теперь призван бороться закон «О занятости населения в Российской Федерации» в последней редакции.