ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
 18 февраля 2000 г. N З-93/2000

 О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПУНКТА 2 
 УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ОТ 18 ЯНВАРЯ 1999 г.
 N 30 "О ТОЛКОВАНИИ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ОТ 
 8 ФЕВРАЛЯ 1995 г. N 52"

 Конституционный Суд Республики Беларусь в составе
председательствующего - Председателя Конституционного Суда
Василевича Г.А., заместителя Председателя Марыскина А.В., судей
Бойко Т.С., Воробья Г.А., Кеник К.И., Подгруши В.В., Саркисовой
Э.А., Тиковенко А.Г., Филипчик Р.И., Шабайлова В.И., Шишко Г.Б.,
Шуклина В.З.
 с участием:
 представителей Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь
- Егорова А.П., заместителя Председателя Высшего Хозяйственного Суда
Республики Беларусь; Турмовича С.П., судьи Высшего Хозяйственного
Суда Республики Беларусь;
 представителя Президента Республики Беларусь - Саликова А.С.,
заместителя Председателя Комитета государственного контроля
Республики Беларусь
 рассмотрел в открытом судебном заседании дело "О соответствии
Конституции Республики Беларусь пункта 2 Указа Президента Республики
Беларусь от 18 января 1999 г. N 30 "О толковании Указа Президента
Республики Беларусь от 8 февраля 1995 г. N 52".
 В судебном заседании приняли участие: Мирониченко И.А. -
заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь,
Ивановский А.В. - заместитель Генерального прокурора Республики
Беларусь, Сергеева О.Г. - заместитель Министра юстиции Республики
Беларусь.
 Производство по делу возбуждено Конституционным Судом по
предложению Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь на
основании статьи 116 Конституции, статей 5 и 6 Закона "О
Конституционном Суде Республики Беларусь" и статьи 43 Регламента
Конституционного Суда.
 Проверке подлежал пункт 2 Указа Президента Республики Беларусь
от 18 января 1999 г. N 30 "О толковании Указа Президента Республики
Беларусь от 8 февраля 1995 г. N 52" (Национальный реестр правовых
актов Республики Беларусь, 1999 г., N 7, 1/38). Этим Указом дано
толкование отдельных положений Указа Президента Республики Беларусь
от 8 февраля 1995 г. N 52 "Об установлении порядка регулирования
экспортно-импортных и валютных операций и о повышении
ответственности за нарушение законодательства в области
внешнеэкономической деятельности", касающихся порядка расчетов при
осуществлении внешнеэкономических сделок. Пунктом 2 Указа от 18
января 1999 г. N 30 предусматривалось, что он вступает в силу с
момента вступления в силу соответствующих норм Указа Президента
Республики Беларусь от 8 февраля 1995 г. N 52.
 По мнению Высшего Хозяйственного Суда, исходя из буквального
смысла абзаца четвертого части второй пункта 1 Указа от 8 февраля
1995 г. N 52, поставка товара по импорту согласно бартерному
контракту должна производиться не позднее 60 дней с даты выполнения
всей экспортной части контракта. Высший Хозяйственный Суд считает,
что Указом от 18 января 1999 г. N 30 абзац четвертый части второй
пункта 1 Указа от 8 февраля 1995 г. N 52 по существу не разъяснен, а
фактически дополнен. Кроме того, в Указе от 8 февраля 1995 г. N 52
нет упоминания об отдельных товаросопроводительных документах.
Придание Указу от 18 января 1999 г. N 30 обратной силы влечет
распространение такого толкования на ранее совершенные сделки и
может затрагивать интересы субъектов хозяйствования, осуществляющих
внешнеэкономическую деятельность.
 Указом Президента Республики Беларусь от 4 января 2000 г. N 7
"О совершенствовании порядка проведения и контроля внешнеторговых
операций" признаны утратившими силу Указы Президента Республики
Беларусь от 8 февраля 1995 г. N 52 и от 18 января 1999 г. N 30.
Однако в связи с применением на практике в течение длительного
времени норм толкуемого Указа Президента Республики Беларусь от 8
февраля 1995 г. N 52, а также отсутствием ходатайств сторон о
прекращении производства по настоящему делу Конституционный Суд
Республики Беларусь считает необходимым рассмотреть предложение
Высшего Хозяйственного Суда о проверке конституционности пункта 2
Указа Президента Республики Беларусь от 18 января 1999 г. N 30.
 Заслушав судью-докладчика Воробья Г.А., представителей сторон,
проанализировав соответствующие положения Конституции, актов
гражданского законодательства и других нормативных актов Республики
Беларусь, определяющих порядок экспортно-импортных операций и
расчетов при осуществлении внешнеэкономических сделок,
правоприменительную практику, иные материалы дела, Конституционный
Суд установил следующее.
 Абзацем четвертым части второй пункта 1 Указа Президента
Республики Беларусь от 8 февраля 1995 г. N 52 было предусмотрено,
что субъект хозяйствования должен обеспечить поступление товара по
импорту согласно бартерному контракту не позднее 60 календарных дней
с даты выполнения экспортной части этого контракта.
 Материалы дела свидетельствуют, что на практике содержание
абзаца четвертого части второй пункта 1 Указа от 8 февраля 1995 г. N
52 при отсутствии в действовавшем законодательстве определения
понятия "экспортная часть бартерного контракта" некоторыми
государственными органами и хозяйствующими субъектами понималось
неоднозначно.
 Комитет государственного контроля Республики Беларусь привлекал
хозяйствующих субъектов к ответственности за нарушение сроков
получения товаров при каждой экспортной отгрузке продукции,
оформленной отдельными товаросопроводительными документами.
Применяемые им экономические санкции субъектами хозяйствования, как
правило, не оспаривались.
 Практика деятельности Министерства внешних экономических связей
Республики Беларусь (в настоящее время - Министерство иностранных
дел Республики Беларусь) свидетельствует, что субъекты
хозяйствования в соответствии с Положением о порядке контроля за
осуществлением субъектами хозяйствования всех форм собственности
внешнеэкономической деятельности на территории Республики Беларусь,
утвержденным Указом Президента Республики Беларусь от 8 февраля 1995
г. N 52, обращались за продлением сроков получения товаров по
импорту согласно бартерному контракту при каждой экспортной отгрузке
продукции, оформленной отдельным товаросопроводительным документом,
если из обстоятельств исполнения бартерного контракта следовало, что
установленный этим Указом срок поступления товара (60 дней) мог быть
нарушен.
 Высший Хозяйственный Суд при разрешении спора пришел к выводу,
что исчисление сроков поступления товаров по импорту согласно
бартерному контракту следует проводить с момента исполнения
экспортной части контракта в целом и только после истечения
предельного срока (60 дней) можно привлекать субъектов
хозяйствования к экономической ответственности.
 Неоднозначное на практике понимание абзаца четвертого части
второй пункта 1 Указа от 8 февраля 1995 г. N 52 в определенной мере
было обусловлено нечеткостью его терминов и формулировок,
неопределенностью понятия "экспортная часть бартерного контракта",
что и вызвало необходимость официального толкования данного Указа.
 Указом Президента Республики Беларусь от 18 января 1999 г. N 30
было разъяснено, что под экспортной частью бартерного контракта, о
которой идет речь в абзаце четвертом части второй пункта 1 Указа от
8 февраля 1995 г. N 52, понимается каждая экспортная отгрузка
продукции, оформленная отдельным товаросопроводительным документом
(таможенная декларация, накладная и т.д.), либо каждый этап
выполнения работ (оказания услуг), оформленный отдельным актом о
приемке-сдаче выполненных работ (оказанных услуг). Пунктом 2 Указа о
толковании было установлено, что этот Указ вступает в силу с момента
вступления в силу соответствующих норм Указа Президента Республики
Беларусь от 8 февраля 1995 г. N 52.
 Общепризнано, что официальным нормативным толкованием
разъясняются нормы толкуемого акта безотносительно к конкретным
случаям их реализации, и оно распространяется на все случаи,
предусмотренные толкуемой нормой, в целях обеспечения единообразного
и правильного применения на практике ее предписаний, уточнения и
конкретизации положений, сформулированных в нормативном акте. Акты
нормативного толкования не имеют самостоятельного значения, являются
неотделимой составной частью толкуемых норм, обычно вводятся с
момента вступления в силу толкуемых актов и сохраняют свою силу на
время их действия.
 Статьей 70 Закона Республики Беларусь "О нормативных правовых
актах Республики Беларусь" установлено, что в случае обнаружения
неясностей и различий в содержании нормативного правового акта, а
также противоречий в практике его применения нормотворческий орган
(должностное лицо), принявший (издавший) этот акт, или, если иное не
предусмотрено Конституцией Республики Беларусь, уполномоченный им
орган осуществляют официальное толкование этих норм путем издания
специального акта. При толковании нормативного правового акта
объясняется или уточняется содержание его правовых норм,
определяется их место в законодательстве, а также устанавливаются
функциональные и иные связи с другими нормами, регулирующими
различные аспекты одного и того же вида общественных отношений.
Такая же позиция содержится и в рекомендательном законодательном
акте "О нормативных правовых актах государств - участников СНГ",
одобренном постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств -
участников Содружества Независимых Государств от 13 мая 1995 г. В
нем, в частности, установлено, что орган, принявший соответствующий
нормативный акт, дает необходимое толкование (разъяснение) его норм,
оформляемое в специальном акте, в случае обнаружения неясностей и
разного понимания нормативного правового акта, противоречивой
практики его применения (статья 48).
 В соответствии с Конституцией Республики Беларусь государство,
все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и
принятых в соответствии с ней актов законодательства (статья 7). При
осуществлении своих конституционных полномочий Президент Республики
Беларусь имеет право издавать нормативные правовые акты и давать их
официальное толкование.
 Конституционный Суд пришел к выводу, что Президент Республики
Беларусь, толкуя свой Указ от 8 февраля 1995 г. N 52, вправе был в
рамках акта толкования разъяснить не только содержание толкуемых
норм, но и порядок, и условия их применения к сложившимся
отношениям.
 В Указе от 4 января 2000 г. N 7 "О совершенствовании порядка
проведения и контроля внешнеторговых операций" также определено, что
поступление товаров, выполнение работ, оказание услуг при неденежной
форме прекращения обязательств по двустороннему внешнеторговому
договору, предусматривающему эквивалентный обмен товарами, должно
быть обеспечено не позднее 60 календарных дней с даты их каждой
экспортной отгрузки (пункт 2.6), то есть сохранилась позиция Указа
от 18 января 1999 г. N 30, разъясняющего положения Указа от 8
февраля 1995 г. N 52.
 В то же время Конституционный Суд обращает внимание, что
пунктом 2.14 Указа Президента Республики Беларусь от 4 января 2000
г. N 7 предусмотрено, что акты законодательства, регулирующие
порядок осуществления внешнеторговой деятельности и смягчающие
(отменяющие) экономическую ответственность, распространяются и на
правонарушения, совершенные до вступления этих актов в законную
силу, за которые не были применены экономические санкции. При этом
акты законодательства, устанавливающие или усиливающие
ответственность за экономические правонарушения в сфере
внешнеторговой деятельности, обратной силы не имеют. Следует иметь в
виду, что этим Указом снижен размер экономических санкций с 5 до 2
процентов стоимости не полученного в установленные сроки товара за
каждый день просрочки. Такой подход полностью базируется на
закрепленном в статье 104 Конституции принципе непридания новым
нормативным актам обратной силы, за исключением случаев, когда ими
смягчается или отменяется ответственность граждан. Таким образом,
Президент Республики Беларусь вправе установить более льготный
порядок применения законодательства к правоотношениям, которые
возникли до вступления в силу Указа от 4 января 2000 г. N 7.
 В этой связи Конституционный Суд отмечает, что Президент
Республики Беларусь, исходя из интересов дополнительной защиты
субъектов хозяйствования, вправе также решить вопрос о
распространении действия норм законодательства, смягчающего
экономическую ответственность, и на случаи, когда уже состоялось
судебное постановление и оно вступило в законную силу, либо принять
решение, в соответствии с которым не подлежали бы пересмотру
судебные постановления, основанные на таком понимании исполнения
экспортной части бартерного контракта (применительно к отношениям,
которые регулировались Указом от 8 февраля 1995 г. N 52), как
выполнение контракта в целом.
 На основании изложенного и руководствуясь статьей 116
Конституции, статьями 5, 9, 34, 38, 40 и 43 Закона "О
Конституционном Суде Республики Беларусь", Конституционный Суд
решил:

 1. Признать пункт 2 Указа Президента Республики Беларусь от 18
января 1999 г. N 30 "О толковании Указа Президента Республики
Беларусь от 8 февраля 1995 г. N 52" соответствующим Конституции
Республики Беларусь как изданный в пределах компетенции Президента,
предусматривающей его право на официальное нормативное толкование
принятых им нормативных правовых актов в целях разъяснения не только
содержания толкуемых норм, но и порядка, и условий их применения к
сложившимся отношениям.
 Такой вывод Конституционного Суда не исключает право Президента
Республики Беларусь, исходя из интересов дополнительной защиты
субъектов хозяйствования, решить вопрос о распространении действия
норм законодательства, смягчающего экономическую ответственность,
также на случаи, когда уже состоялось судебное постановление и оно
вступило в законную силу, либо принять такое решение, в соответствии
с которым не подлежали бы пересмотру судебные постановления,
основанные на таком понимании исполнения экспортной части бартерного
контракта (применительно к отношениям, которые регулировались Указом
от 8 февраля 1995 г. N 52), как выполнение контракта в целом.

 2. Опубликовать настоящее Заключение в срок, установленный
законодательством, в "Народнай газеце", "Звяздзе", а также в тех
изданиях, где был опубликован Указ Президента Республики Беларусь от
18 января 1999 г. N 30.

 3. Настоящее Заключение вступает в силу со дня провозглашения,
является окончательным, обжалованию не подлежит.

 Председательствующий - Председатель
 Конституционного Суда Республики Беларусь Г.А.ВАСИЛЕВИЧ