ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА БЕЛОРУССКОЙ ССР

                           ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 15 марта 1991 года  N 3


 О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ ОБ УМЫШЛЕННЫХ
 ТЯЖКИХ ТЕЛЕСНЫХ ПОВРЕЖДЕНИЯХ

===
         ___________________________________________________________
         Постановление   утратило   силу   постановлением    Пленума
         Верховного Суда Республики Беларусь от 29 марта 2001 г. № 3
         (Национальный   реестр  правовых актов Республики Беларусь,
         2001 г., № 39, 6/278) <S20100003> 


 _   Обсудив  судебную  практику  по   делам  об  умышленных  тяжких
телесных  повреждениях,  Пленум   Верховного  Суда  Белорусской  ССР
отмечает, что  суды республики в основном  правильно применяют закон
при разрешении дел этой категории.
     Вместе с  тем в практике рассмотрения  дел об умышленных тяжких
телесных повреждениях имеются существенные недостатки.
     Не   всегда   полно   и   всесторонне  исследуются  фактические
обстоятельства дела,  мотивы преступления, направленность  умысла, в
результате чего неправильно квалифицируются действия виновных.
     Отдельные  суды  вследствие  недооценки  общественной опасности
умышленных  тяжких  телесных  повреждений  в  ряде случаев назначают
виновным мягкие меры наказания.
     В  целях  правильного  и  единообразного  применения  закона об
ответственности   за  умышленное   тяжкое  телесное   повреждение  и
устранения недостатков  в судебной практике,  Пленум Верховного Суда
Белорусской ССР

                           ПОСТАНОВЛЯЕТ:

     1. Обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения
закона  при  рассмотрении  уголовных  дел  об  умышленном причинении
тяжких телесных повреждений.
     Необходимо   тщательно  исследовать   материалы  каждого  дела,
личность подсудимого, мотивы  причинения тяжких телесных повреждений
и направленность  умысла,  основывать  вывод  о  виновности  лица  и
квалификации  его  действий  на   выясненных  обстоятельствах  в  их
совокупности, не допускать одностороннего подхода к их оценке.

     2. Судам повысить  требовательность к качеству предварительного
следствия по  делам о тяжких  телесных повреждениях, реагировать  на
недостатки и нарушения, допущенные органами следствия.

     3. В силу требований ст.75 УПК БССР характер и тяжесть телесных
повреждений устанавливается судебно-медицинской экспертизой.
     В необходимых случаях суды должны вызывать в судебное заседание
экспертов для дачи заключения,  строго  выполняя при этом требования
ст.ст.291-293 УПК БССР.
     Если  суд  сочтет  возможным  рассматривать  дело  в отсутствие
эксперта, давшего заключение на предварительном следствии, последнее
должно быть исследовано и оценено в судебном заседании.

     4.  Предусмотренное  ст.106  УК  БССР  преступление  может быть
совершено  как с  прямым, так  и с  косвенным умыслом. Если виновный
действовал  умышленно  и  допускал  причинение  телесных повреждений
любой  тяжести, в  том  числе  смерти, содеянное  квалифицируется по
фактически наступившим последствиям.
     Покушение на причинение  тяжкого телесного повреждения возможно
лишь  с  прямым  умыслом,  когда  виновный  желал  наступления таких
последствий,  которые  указаны  в   ч.1  ст.106  УК  БССР  (прервать
беременность, обезобразить лицо, лишить зрения и т.п.).
     Умышленное  тяжкое  телесное  повреждение  предполагает умысел,
направленный на причинение именно такого повреждения. Если сознанием
лица охватывалось причинение легкого телесного повреждения, а тяжкие
последствия  наступили  по  неосторожности  (например,  в результате
имевшегося у потерпевшего заболевания,  о котором виновный не знал),
его действия не могут быть квалифицированы по ст.106 УК БССР.

     5.   Вопрос  об   установлении  обезображения   лица  входит  в
компетенцию суда, а не судебно-медицинского эксперта.
     При   решении   вопроса  относится   ли   причиненное  телесное
повреждение  к тяжким  по признаку  неизгладимого обезображения лица
потерпевшего,    судам    надлежит     на    основании    заключения
судебно-медицинской    экспертизы    устанавливать,    является   ли
причиненное телесное повреждение неизгладимым  и при наличии данных,
подтверждающих  это  обстоятельство,  определять,  повлекло ли такое
повреждение обезображение лица потерпевшего, руководствуясь при этом
сложившимися в обществе эстетическими представлениями.

     6. Умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших
смерть потерпевшего,  квалифицируется по ч.2  ст.106 УК БССР  лишь в
том  случае,  если  у  виновного  был  умысел  на причинение тяжкого
телесного повреждения и неосторожная вина к последствиям.

     Наступление  смерти  потерпевшего,  последовавшей  в результате
умышленного нанесения  тяжких телесных повреждений,  не в момент  их
причинения, а спустя некоторое время после этого, при наличии умысла
на убийство  охватывается составом умышленного убийства  и не должно
квалифицироваться по ч.2 ст.106 УК БССР.
     Решая  вопрос  о  содержании   умысла  виновного,  суды  должны
исходить    из   совокупности    всех   обстоятельств   совершенного
преступления   и   учитывать,   в   частности,   средства  и  орудия
преступления,  способ  их   использования,  количество,  характер  и
локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, в области
жизненно важных органов человека: голову, шею, печень, пах), причины
прекращения  преступных  действий  и  т.д.,  а  также предшествующее
поведение  виновного  и  потерпевшего,  их взаимоотношения, характер
действий после совершения преступления.

  7.   Следует   разграничивать    умышленное   тяжкое   телесное
повреждение,   повлекшее   смерть   потерпевшего,   от  убийства  по
неосторожности. При  этом учитывать, что  убийство по неосторожности
предполагает отсутствие у виновного  умысла как на причинение тяжких
телесных повреждений, так и на причинение смерти потерпевшему, тогда
как  при умышленном  тяжком телесном  повреждении, повлекшем  смерть
потерпевшего,  умысел  лица  направлен  на  причинение  потерпевшему
тяжких телесных повреждений.

     8.  В  случае  признания  лица  виновным  в  умышленном  тяжком
телесном повреждении,  носящим характер мучения  и истязания, суд  в
приговоре  должен  указать,  в  чем  конкретно  выражались действия,
носящие характер мучения или истязания.
     Решение этого вопроса относится к компетенции органов следствия
и суда, а не судебно-медицинской экспертизы.

     9.  Квалификация умышленного  тяжкого телесного  повреждения по
части второй ст.106 УК БССР по признаку совершения его особо опасным
рецидивистом  возможна   лишь  в  случаях,   когда  тяжкое  телесное
повреждение  причинено после  вступления в  законную силу приговора,
которым  данное  лицо  признано   особо  опасным  рецидивистом.  Это
отягчающее  обстоятельство,  относящееся  исключительно  к  личности
виновного, не влияет на квалификацию действий соучастников.

     10.  Необходимо  отграничивать   причинение  тяжкого  телесного
повреждения из  хулиганских побуждений от  совершения его из  мести,
ревности   и   других   побуждений,   возникших   на   почве  личных
взаимоотношений.
     Причинение   тяжкого  телесного   повреждения  из   хулиганских
побуждений  имеет   место,  если  оно  совершено   на  почве  явного
неуважения  к обществу,  грубого нарушения  правил общежития  и норм
морали,   когда  поведение   виновного  является   открытым  вызовом
общественному порядку  и обусловлено желанием  противопоставить себя
окружающим,  показать   свое  пренебрежительное  к   ним  отношение.
Умышленное  тяжкое  телесное  повреждение  из хулиганских побуждений
совершается   чаще   всего   без   повода   или   с   использованием
незначительного повода, как предлога  для причинения тяжких телесных
повреждений. В этом случае содеянное квалифицируется по совокупности
преступлений.

     11.   Умышленное  причинение   тяжкого  телесного   повреждения
потерпевшему при нападении  на администрацию исправительно-трудового
учреждения  или  терроризировании   осужденных,   вставших  на  путь
исправления,  в связи  со служебной  деятельностью потерпевшего  или
выполнением  им  общественного  долга,  либо  в  связи  с участием в
предупреждении,   пресечении   преступления   или  антиобщественного
проступка,   либо   при    угоне   транспортных   средств   надлежит
квалифицировать   по  совокупности   преступлений  соответственно по
ст.74-1, ч.2 ст.187-1, ч.2 ст.189, ч.2 ст.207-2 и других и ст.106 УК
БССР.

     12.  Умышленное  тяжкое  телесное  повреждение, причиненное при
превышении пределов необходимой обороны  и повлекшее за собой смерть
посягавшего, следует квалифицировать по ст.109 УК БССР.

     13.  Телесные  повреждения,  причиненные  в  состоянии внезапно
возникшего  сильного  душевного  волнения  и  повлекшие последствия,
указанные в ст.106 УК БССР, подлежат квалификации по ст.108 УК БССР.

     14.  Суды  должны  отграничивать  причинение  тяжкого телесного
повреждения   при   превышении   пределов   необходимой  обороны  от
умышленного  тяжкого  телесного  повреждения  в  состоянии  внезапно
возникшего  сильного  душевного  волнения,  имея  в  виду,  что  для
преступлений, совершенных  в состоянии сильного  душевного волнения,
характерно  причинение  вреда  потерпевшему  не  с  целью защиты, и,
следовательно,  не  в  состоянии  необходимой  обороны.  Кроме того,
обязательным   признаком  преступлений,   совершенных  в   состоянии
внезапно   возникшего   сильного   душевного   волнения,  вызванного
действиями потерпевшего (ст.108 УК  БССР), является причинение вреда
под влиянием  именного такого волнения, тогда  как для преступлений,
совершенных  при  превышении   пределов  необходимой  обороны,  этот
признак   необязателен.   Если    обороняющийся   превысил   пределы
необходимой  обороны   в  состоянии  внезапно   возникшего  сильного
душевного волнения,  действия виновного надлежит  квалифицировать по
ст.109 УК БССР.

     15. Учитывая повышенную  общественную опасность тяжких телесных
повреждений,  судам при  рассмотрении дел  этой категории необходимо
неукоснительно соблюдать  требования закона о  строго индивидуальном
подходе   к  назначению   наказания,  не   допускать  послабления  и
неоправданной  снисходительности  к   лицам,  совершившим  указанные
преступления.

     16. В  соответствии со ст.1 Указа  Президиума Верховного Совета
СССР  от  25  июня  1973  г.  "О  возмещении средств, затраченных на
лечение   граждан,    потерпевших   от   преступных    действий",  и
постановлением Совета Министров СССР от 21 сентября 1989 г. N 771 "О
ставке для  исчисления средств, затраченных  на стационарное лечение
граждан, потерпевших  от преступных действий"  с лиц, осужденных  за
умышленное  причинение тяжких  телесных повреждений  (за исключением
причинения вреда  при превышении пределов необходимой  обороны или в
состоянии   внезапно   возникшего   сильного   душевного   волнения,
вызванного  неправомерными действиями  потерпевшего, и  неосторожном
причинении  тяжкого телесного  повреждения) суд  должен взыскивать в
доход  государства  средства,  затраченные  на  стационарное лечение
потерпевших в  размере 10 рублей  за сутки пребывания  потерпевших в
лечебном учреждении.

     17. Судам надлежит по  каждому делу строго выполнять требования
закона  о выявлении  причин и  условий, способствовавших  совершению
преступлений, и  в необходимых случаях  реагировать на них  частными
определениями.

     18.  Верховному  Суду  Белорусской  ССР,  областным  и Минскому
городскому судам усилить надзор  за качеством рассмотрения народными
судами дел о причинении тяжких телесных повреждений.

     19. Признать  утратившим силу постановление  Пленума Верховного
Суда Белорусской ССР от 15 июня 1976  г. N 4 "О судебной практике по
делам  об умышленных  тяжких телесных  повреждениях" с  изменениями,
внесенными постановлением Пленума от 5 июня 1985 года N 8.


 Председатель
 Верховного Суда БССР                                    В.С.Каравай

 Секретарь Пленума,
 член Верховного Суда БССР                           А.А.Луферов _