РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                   25 апреля 2001 г. № Р-115/2001

О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ СТАТЬИ 37 КОДЕКСА
РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ И
ПРАКТИКИ ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ

     Конституционный Суд     Республики     Беларусь    в    составе
председательствующего   -   Председателя    Конституционного    Суда
Василевича  Г.А.,  заместителя  Председателя  Марыскина А.В.,  судей
Воробья Г.А.,  Кеник К.И., Подгруши В.В., Саркисовой Э.А., Тиковенко
А.Г.,  Шишко Г.Б., Шуклина В.З. на основании статьи 40, части первой
статьи 116,  статьи  125  Конституции,  статей  7  и  11  Закона  "О
Конституционном  Суде  Республики  Беларусь",  статьи  35  Закона "О
Прокуратуре Республики Беларусь" рассмотрел  обращение  Генерального
прокурора  Республики Беларусь о несоответствии Конституции судебной
практики по применению статьи  37  Кодекса  Республики  Беларусь  об
административных правонарушениях (далее - КоАП) при рассмотрении дел
о таможенных правонарушениях.
     В обращении   Генерального   прокурора   указывается,   что   в
Прокуратуру Республики Беларусь  постоянно  поступают  представления
прокуроров  областей  и начальников таможен о принесении протестов в
порядке   надзора   на   судебные   постановления   по   делам    об
административных  таможенных  правонарушениях в связи с прекращением
судами производства по ним.  Во многих случаях устанавливается,  что
указанные  постановления  судов  вынесены  с  нарушением  требований
законодательства и поэтому они должны быть отменены. Однако протесты
прокуроров на такие постановления судами часто не удовлетворяются со
ссылкой на истечение сроков, предусмотренных частью первой статьи 37
КоАП. По мнению Генерального прокурора, сложилась ошибочная судебная
практика, которая исключает возможность отмены и пересмотра судебных
постановлений    о    прекращении    производства    по   делам   об
административных  таможенных  правонарушениях  вопреки   требованиям
части третьей статьи 37 КоАП.
     Согласно  статье  1  Закона  "О Конституционном Суде Республики
Беларусь"  Конституционный Суд учрежден для обеспечения верховенства
Конституции, ее непосредственного действия на территории республики,
утверждения  законности  в правотворчестве и правоприменении. В силу
требований    части  первой  статьи  116  Конституции  контроль   за
конституционностью  нормативных актов осуществляется Конституционным
Судом Республики Беларусь.
     При  проверке  норм  КоАП Конституционный Суд в соответствии со
статьей  11 Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь" имел
в  виду  как  буквальный  их  смысл,  так  и  смысл,  придаваемый им
практикой применения.
     Проанализировав  положения  Конституции, КоАП, изучив имеющиеся
материалы,    в    том  числе  о  судебной  практике  по  делам   об
административных  таможенных  правонарушениях,  Конституционный  Суд
установил следующее.
     В статье 37 КоАП определяются сроки наложения административного
взыскания.
     Административное  взыскание может быть наложено не позднее двух
месяцев    со    дня  совершения  правонарушения,  а  при   длящемся
правонарушении - двух месяцев со дня его обнаружения.
     В  случае отказа в возбуждении уголовного дела либо прекращения
уголовного  дела,  но  при  наличии в действиях нарушителя признаков
административного  правонарушения  административное  взыскание может
быть  наложено не позднее месяца со дня принятия решения об отказе в
возбуждении уголовного дела либо о его прекращении.
     Указанные  в  данной статье сроки не распространяются на случаи
конфискации    вещей,    являющихся    непосредственными   объектами
административных    таможенных    правонарушений,  и  предметов   со
специально  изготовленными  тайниками,  использованными для сокрытия
вещей от таможенного оформления. Конфискация таких вещей и предметов
производится  независимо  от  времени  совершения  или   обнаружения
административного правонарушения.
     Анализ поступивших материалов показывает, что практика судов по
делам   об  административных  таможенных  правонарушениях  в   части
соблюдения  установленных  в  статье 37 КоАП сроков и применения мер
административного взыскания не является единообразной.
     Согласно пункту  11-1  постановления  Пленума  Верховного  Суда
Республики  Беларусь  от  20  сентября  1990  г.  №  7  "О  практике
рассмотрения судами Республики Беларусь жалоб на действия органов  и
должностных  лиц в связи с наложением административных взысканий" (с
последующими  изменениями  и  дополнениями),  "если  при   наложении
административного  взыскания  были  соблюдены  сроки,  установленные
статьей 37 КоАП,  то эти сроки не применяются при новом рассмотрении
административного  дела  после отмены постановления,  за исключением
отмены постановления и направления  дела  на  новое  рассмотрение  в
связи с тем, что постановление вынесено органом (должностным лицом),
неправомочным решать данное дело (пункт 4 части  первой  статьи  273
КоАП)".
     Несмотря  на  это,  в  одних  случаях,  при  привлечении  лиц к
ответственности  за административное таможенное правонарушение, суды
руководствуются  исключительно частью первой статьи 37 КоАП, то есть
исходят  из того, что административное взыскание может быть наложено
не  позднее  двух  месяцев  со  дня совершения правонарушения, а при
длящемся правонарушении - двух месяцев со дня его обнаружения.
     В других  случаях,  при  прекращении  производства  по  делу  в
пределах  двухмесячного  срока  (в том числе и в последние дни этого
срока),  протесты прокуроров, принесенные по истечении двухмесячного
срока,  судами  не удовлетворяются со ссылкой на часть первую статьи
37 и пункт 7 статьи 227 КоАП даже при наличии веских  аргументов  со
стороны  прокурора  о  явной незаконности вынесенного постановления.
При этом,  вопреки требованиям части третьей статьи 37 КоАП,  судами
не  рассматривается  и  вопрос  о  возможности  конфискации  вещей и
предметов.
     Имеются также случаи, когда суды, руководствуясь частью третьей
статьи 37 КоАП,  рассматривают дела об  административных  таможенных
правонарушениях  и  при  установлении факта правонарушения применяют
конфискацию  по  истечении  двухмесячного  срока,   предусмотренного
частью первой статьи 37 КоАП.
     Показательными в этом отношении являются следующие дела.
     Так, гражданин     Л.,    привлеченный    к    административной
ответственности постановлением судьи суда  г.Пинска  от  17  октября
1997 г.  на основании части первой статьи 193-2 КоАП, был подвергнут
штрафу с конфискацией вещей за то, что он 18 августа 1997 г. на ППТО
"Невель"  Пинской  таможни  сокрыл  от  таможенного оформления путем
несообщения в таможенной  декларации  о  перемещаемых  вещах  товары
турецкого   производства,  перечисленные  в  описи.  Предварительная
оценка стоимости  перемещаемых  вещей  в   количестве   117   баулов
составила  4088680000  рублей,  или  около 150 тысяч долларов США по
официальному курсу Национального банка Республики Беларусь (на  дату
конфискации вещей).
     Председателем  Брестского  областного  суда  4  декабря 1997 г.
жалоба гражданина Л. была оставлена без удовлетворения.
     В  последующем  указанные  постановления  судов  были  отменены
Верховным Судом и дело рассматривалось в течение длительного времени
различными    судебными  инстанциями.  По  делу  было  вынесено   11
постановлений    как    о    признании   законности  привлечения   к
ответственности, так и об освобождении от нее.
     4  марта  1999  г.  постановлением Председателя Верховного Суда
протест заместителя Генерального прокурора по административному делу
гражданина  Л.  был  оставлен  без  удовлетворения  со  ссылкой   на
истечение  установленного  статьей  37  КоАП  двухмесячного   срока.
Конфискованный товар был возвращен владельцу.
     Постановлением судьи суда г.Мозыря на  основании  статьи  193-6
КоАП гражданин Ц. был подвергнут штрафу с конфискацией автомобиля за
перемещение 7 апреля 1999 г.  транспортного средства  через  границу
помимо таможенного оформления. Председателем Верховного Суда 20 июля
2000 г.  указанное постановление было отменено и дело  прекращено  в
соответствии  с  частью  первой  статьи 37 КоАП в связи с истечением
двухмесячного срока со дня совершения правонарушения (Судовы веснiк,
2001 г., № 1).
     Постановлением  председателя Гродненского областного суда от 16
февраля  2001  г.  по  протесту  заместителя  прокурора  Гродненской
области  отменено  постановление судьи Ошмянского района от 9 ноября
2000  г.,  которым было прекращено производство по административному
делу  в  отношении гражданина Л., привлекавшегося к административной
ответственности  по  части первой статьи 193-9 КоАП за недостоверное
декларирование    перемещаемой    валюты.   В  своем   постановлении
председатель  Гродненского  областного  суда  отметил, что истечение
двухмесячного  срока  со  дня  совершения  преступления  не является
препятствием для отмены данного постановления судьи, так как санкция
указанной  статьи  предусматривает  возможность  конфискации  вещей,
являющихся  непосредственными  объектами административных таможенных
правонарушений,  и  в  силу  части  третьей  статьи  37  КоАП это не
исключает   возможность  дальнейшего  производства  по  делу  и   по
истечении    указанного   двухмесячного  срока  со  дня   совершения
правонарушения.
     В  связи с изложенным Конституционный Суд считает, что практика
судов    по    рассмотрению   дел  об  административных   таможенных
правонарушениях    является    противоречивой  и  не   соответствует
Конституции    и   законам  в  связи  с  несоблюдением   требований,
предусмотренных  частью  третьей  статьи  37  КоАП, согласно которой
указанные  в  данной  статье  сроки  не  распространяются  на случаи
конфискации    вещей,    являющихся    непосредственными   объектами
административных    таможенных    правонарушений,  и  предметов   со
специально  изготовленными  тайниками,  использованными для сокрытия
вещей от таможенного оформления. Конфискация таких вещей и предметов
производится  независимо  от  времени  совершения  или   обнаружения
административного правонарушения.
     Статья    23   КоАП  среди  видов  административных   взысканий
предусматривает  конфискацию предмета, явившегося орудием совершения
или  непосредственным  объектом  административного   правонарушения.
Конфискация  может  применяться  в  качестве  как  основного,  так и
дополнительного  взыскания.  С учетом позиции законодателя допустимо
привлечение  лица  к  административной ответственности за таможенное
правонарушение  в  виде  конфискации  таких  вещей  и предметов и по
истечении двухмесячного срока.
     Конституционный  Суд  считает,  что  такой  подход законодателя
обусловлен  рядом  обстоятельств,  в том числе особой сложностью дел
данной  категории.  Для  вынесения  законного  постановления  в ряде
случаев  в  соответствии  с  таможенным  и  иным   законодательством
необходимо  проводить  экспертизу,  опрос  многих  лиц, истребование
документов, ревизию, проверку, инвентаризацию и другие действия.
     Кроме  того,  введя  указанную  норму, законодатель преследовал
цель  воспрепятствовать  обращению на территории Республики Беларусь
имущества,  перемещаемого через таможенную границу, свободный оборот
которого  возможен  в  соответствии  со  статьями  19-29  и  другими
статьями  Таможенного  кодекса  Республики  Беларусь  только   после
завершения  таможенного  оформления  и  контроля.  Согласно  Основам
таможенных  законодательств  государств  -  участников   Содружества
Независимых  Государств никто не вправе пользоваться и распоряжаться
товарами  и транспортными средствами, в отношении которых таможенное
оформление не завершено (статья 135).
     Неприменение  части  третьей  статьи  37  КоАП создает реальную
угрозу  экономической  и финансовой системе страны, ее экономической
безопасности,  здоровью  и  даже  жизни граждан (например, при ввозе
товаров  низкого качества), препятствует достижению иных общественно
значимых  целей  правового  государства, установленных Конституцией.
Незаконный  ввоз  товаров причиняет ущерб экономическим интересам не
только    страны,   в  которую  ввозятся  товары,  но  часто   также
экономическим  интересам той страны, откуда они вывозятся. В связи с
этим    в    эффективной   борьбе  с  таможенными   правонарушениями
заинтересованы  практически  все государства, и обычно за таможенные
правонарушения предусматривается более строгая ответственность.
     Одним  из  принципов  правового  государства является не только
правовая  защищенность,  но  и  справедливость, которая выражается в
неотвратимости    ответственности    и    соразмерности    наказания
совершенному    правонарушению.    За    таможенные   правонарушения
законодатель    установил,    по  существу  адекватное   содеянному,
дополнительное  взыскание - конфискацию предмета, явившегося орудием
совершения или непосредственным объектом правонарушения.
     Конституционный  Суд  отмечает,  что применение такой меры, как
конфискация,    допустимо    при    установлении    судом      факта
административного  таможенного  правонарушения.  С учетом требований
части  первой статьи 37 КоАП по истечении двухмесячного срока суд не
вправе    применять    к    виновному  иные  меры   административной
ответственности,  предусмотренные  соответствующими  статьями  КоАП,
кроме  конфискации  вещей,  являющихся  непосредственными  объектами
административных    таможенных    правонарушений,  и  предметов   со
специально  изготовленными  тайниками,  использованными для сокрытия
вещей  от  таможенного оформления. Однако суд при установлении факта
совершения  административного  таможенного  правонарушения   обязан,
руководствуясь  частью  третьей статьи 37 КоАП, рассмотреть вопрос о
конфискации    вещей    и   предметов  даже  по  истечении   сроков,
предусмотренных частями первой и второй этой статьи.
     Конституционный    Суд   считает,  что  если  производство   по
административному делу было прекращено в рамках двухмесячного срока,
то  после  отмены  постановления  при  новом  рассмотрении  дела  за
пределами  этого срока суд в соответствии с частью третьей статьи 37
КоАП    также    вправе  применить  конфискацию  вещей,   являющихся
непосредственными     объектами    административных       таможенных
правонарушений,  и предметов со специально изготовленными тайниками,
использованными для сокрытия вещей от таможенного оформления.
     Основной   Закон  возлагает  надзор  за  соответствием   закону
судебных  решений  по  делам  об административных правонарушениях на
органы  прокуратуры  (статья  125).  Согласно статье 128 Конституции
компетенция  органов  прокуратуры  определяется   законодательством.
Закон  "О  Прокуратуре  Республики  Беларусь"  предусматривает право
принесения    прокурором   протеста  по  делу  об   административном
правонарушении  в случае выявления нарушений законодательства. Таким
образом,  Конституция,  Закон  "О Прокуратуре Республики Беларусь" и
другие    нормативные  акты  не  предусматривают  ограничений   прав
прокурора  при  осуществлении им надзора за законностью рассмотрения
административных дел.
     По мнению Конституционного Суда, принесение протеста прокурором
по  делам  об административных таможенных правонарушениях может быть
ограничено  разумными  сроками,  как  это  предусмотрено,  например,
гражданским процессуальным и иным законодательством.
     Конституционный  Суд  отмечает,  что  в  КоАП  не   установлены
предельные сроки, в течение которых допустим пересмотр постановлений
по    делам    об  административных  таможенных  правонарушениях   с
применением такого вида административного взыскания, как конфискация
вещей,   являющихся  непосредственными  объектами   административных
таможенных  правонарушений, и предметов со специально изготовленными
тайниками,   использованными  для  сокрытия  вещей  от   таможенного
оформления,  то есть законодатель допускает, по существу, бессрочный
характер такой ответственности.
     Конституционный  Суд считает, что такой подход не согласуется с
общими    принципами    юридической  ответственности,  для   которой
характерно  установление  предельных сроков давности при привлечении
лица  к  административной  ответственности. В целях обеспечения прав
граждан законодатель мог бы установить максимальный срок, в пределах
которого    должен    решаться   этот  вопрос.  Анализ   уголовного,
уголовно-процессуального,  гражданского  процессуального,  трудового
законодательства   показывает,  что  законодателем   устанавливаются
сроки,  в  пределах которых виновное лицо не может быть привлечено к
ответственности.
     В  статьях  197  и 198 Гражданского кодекса Республики Беларусь
предусмотрено, что общий срок исковой давности устанавливается в три
года, а для отдельных видов требований законодательными актами могут
устанавливаться  специальные сроки исковой давности (сокращенные или
более  длительные по сравнению с общим сроком). Статья 83 Уголовного
кодекса  Республики  Беларусь  предусматривает  освобождение лица от
уголовной  ответственности,  если со дня совершения преступления, не
представляющего  большой общественной опасности, истекли два года. В
соответствии    со  статьей  406  Уголовно-процессуального   кодекса
Республики  Беларусь  пересмотр  в  порядке  надзора  обвинительного
приговора,  определения, постановления суда в связи с необходимостью
применения   закона  о  более  тяжком  преступлении,  за   мягкостью
наказания  или  по  иным  основаниям,  влекущим  ухудшение положения
осужденного,  а  также  пересмотр  оправдательного  приговора   либо
определения,  постановления  суда  о  прекращении  производства   по
уголовному делу допускаются в течение одного года по вступлении их в
законную силу.
     Исходя    из    принципов    соразмерности    административного
правонарушения  с  иными  видами правонарушений, Конституционный Суд
полагает,  что на период до восполнения в КоАП существующего пробела
правомерна,  с  точки зрения общих принципов и подходов к применению
норм о юридической ответственности, ориентация на трехгодичный срок,
установленный  статьей  197  Гражданского  кодекса.  Вместе  с   тем
законодатель вправе установить и иные специальные сроки (сокращенные
или более длительные).
     Конституционный  Суд  отмечает,  что экономическая безопасность
государства,  а  также  права  и  законные  интересы граждан были бы
защищены  надлежащим  образом, если бы общие суды, которые постоянно
рассматривают  дела  об административных таможенных правонарушениях,
на    основании    статьи  112  Конституции,  статьи  6  Закона   "О
Конституционном  Суде  Республики  Беларусь",  статьи  4  Закона  "О
судоустройстве  и  статусе судей в Республике Беларусь" своевременно
поставили    перед    Конституционным    Судом  вопрос  о   проверке
конституционности  статьи  37  и  других  статей  Кодекса Республики
Беларусь об административных правонарушениях.
     На основании  изложенного  и руководствуясь статьей 40,  частью
первой статьи 116,  статьей 125 Конституции,  статьями 1, 7, 11, 36,
38,  40,  40-1  Закона "О Конституционном Суде Республики Беларусь",
статьей   35   Закона   "О   Прокуратуре    Республики    Беларусь",
Конституционный Суд решил:
     1. Признать,  что  статья  37  Кодекса  Республики  Беларусь об
административных  правонарушениях в части допустимости привлечения к
административной    ответственности    в  виде  конфискации   вещей,
являющихся  непосредственными  объектами административных таможенных
правонарушений,  и предметов со специально изготовленными тайниками,
использованными  для  сокрытия  вещей  от таможенного оформления, по
истечении  установленных  в  частях  первой  и  второй данной статьи
сроков соответствует Конституции и законам Республики Беларусь.
     На  период  до  решения  законодателем  вопроса об установлении
предельных сроков для привлечения к административной ответственности
в  виде  конфискации  вещей  и предметов за указанные правонарушения
считать допустимым применение общего трехгодичного срока.
     2. Отметить  неконституционность  судебной практики по делам об
административных  таможенных  правонарушениях  в  части неприменения
конфискации  со  ссылкой  на  истечение  двухмесячного срока вопреки
требованиям  части  третьей статьи 37 Кодекса Республики Беларусь об
административных      правонарушениях,    позволяющей       налагать
административное  взыскание  в  виде  конфискации  вещей, являющихся
непосредственными     объектами    административных       таможенных
правонарушений,  и предметов со специально изготовленными тайниками,
использованными  для  сокрытия  вещей  от  таможенного   оформления,
независимо  от  времени совершения или обнаружения административного
правонарушения.
     3. Предложить  Верховному  Суду  Республики Беларусь обеспечить
единообразие    судебной  практики  по  делам  об   административных
таможенных правонарушениях в соответствии с частью третьей статьи 37
Кодекса  Республики  Беларусь  об  административных правонарушениях,
допускающей  привлечение  к  административной ответственности в виде
конфискации    вещей,    являющихся    непосредственными   объектами
административных    таможенных    правонарушений,  и  предметов   со
специально  изготовленными  тайниками,  использованными для сокрытия
вещей  от  таможенного  оформления,  и  по истечении установленных в
частях первой и второй указанной статьи сроков.
     4. Предложить    Национальному  собранию  Республики   Беларусь
рассмотреть  вопрос  об  установлении  предельных  сроков, в течение
которых    к    лицу,    совершившему  административное   таможенное
правонарушение,  может  быть применена конфискация вещей, являющихся
непосредственными     объектами    административных       таможенных
правонарушений,  и предметов со специально изготовленными тайниками,
использованными для сокрытия вещей от таможенного оформления.
     5. Настоящее решение вступает в силу со дня принятия.
     6. Опубликовать  настоящее решение в соответствии с действующим
законодательством.

Председательствующий - Председатель
Конституционного Суда Республики Беларусь              Г.А.ВАСИЛЕВИЧ