ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УКАЗАННЫЕ В ст.37 КОАП СРОКИ НАЛОЖЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО
ВЗЫСКАНИЯ НЕ РАСПРОСТРАНЯЮТСЯ НА СЛУЧАИ КОНФИСКАЦИИ ВЕЩЕЙ,
ЯВЛЯЮЩИХСЯ НЕПОСРЕДСТВЕННЫМИ ОБЪЕКТАМИ АДМИНИСТРАТИВНЫХ
ТАМОЖЕННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

                            (извлечение)

     Постановлением судьи  суда  Московского  района  г.Бреста от 12
декабря 2000 г.  административное дело в  отношении  Ж.  прекращено,
поскольку  к  моменту  рассмотрения  дела  в  суде истекли сроки для
наложения административного взыскания, установленные ч.1 ст.37 КоАП.
Автомобиль  как непосредственный объект правонарушения конфискован в
доход государства.
     Председатель  Брестского  областного  суда данное постановление
судьи  отменил.  При  новом  рассмотрении  постановлением судьи суда
Московского  района  от  23  февраля  2001 г. производство по делу в
отношении Ж. прекращено и автомобиль возвращен Ж.
     Председатель    Верховного  Суда  6  ноября  2001  г.   отменил
постановление  председателя  Брестского  областного суда и оставил в
силе постановление судьи от 12 декабря 2000 г., указав следующее.
     В ст.37 КоАП  определяются  сроки  наложения  административного
взыскания,  которое  налагается  не  позднее  двух  месяцев  со  дня
совершения  правонарушения,  а  при  длящемся  правонарушении  -  не
позднее двух месяцев со дня его обнаружения.
     Указанные  в  данной статье сроки не распространяются на случаи
конфискации    вещей,    являющихся    непосредственными   объектами
административных    таможенных    правонарушений,  и  предметов   со
специально  изготовленными  тайниками,  использованными для сокрытия
вещей от таможенного оформления. Конфискация таких вещей и предметов
производится  независимо  от  времени  совершения  или   обнаружения
административного правонарушения.
     Судья суда  Московского  района  г.Бреста  12  декабря 2000 г.,
принимая решение в  отношении  Ж.,  установил  факт  допущенного  им
административного   таможенного   правонарушения.   Вместе   с  тем,
установив,  что  к  моменту  рассмотрения  дела   в   суде   истекли
определенные  ч.1  ст.37  КоАП сроки для наложения административного
взыскания,  дело в этой части прекратил.  Автомобиль  "Ауди-80"  как
непосредственный   объект   правонарушения   конфисковал   в   доход
государства.
     Председатель   областного  суда  20  января  2001  г.   отменил
постановление  судьи  в  полном  объеме  и  дело  направил  на новое
рассмотрение.
     С  принятым  постановлением  согласиться  нельзя,  так  как оно
постановлено без учета имеющихся в деле доказательств.
     Из  материалов  дела  видно,  что Ж. перемещал через таможенную
границу  Республики  Беларусь  автомобиль  "Ауди-80"  и   представил
работнику  таможни свидетельство о регистрации данного транспортного
средства.    В  свидетельстве  указан  номер  кузова   перемещаемого
автомобиля,  а  также  год  выпуска  -  1987-й.  У работника таможни
возникло  подозрение  в  достоверности  предъявленного  документа, и
автомобиль  был  представлен  эксперту. По заключению эксперта номер
кузова  на  автомобиле  подвергался  изменению  путем удаления части
перегородки  моторного  отсека  с  рельефным  заводским обозначением
номера  кузова  и последующим увариванием на его место в незаводских
условиях  фрагмента  с  номером  кузова от другого автомобиля. Кузов
автомобиля  подвергался также перекраске в незаводских условиях. Год
выпуска    автомобиля    1991-й,   но  не  1987-й,  как  указано   в
регистрационном свидетельстве.
     При  наличии  таких  данных  на  Ж.  обоснованно  был составлен
протокол    об    административном    таможенном     правонарушении,
предусматривающем  ответственность  по  ст.193-8 КоАП  - перемещение
через  таможенную границу Республики Беларусь транспортного средства
по    документу,  содержащему  недостоверные  сведения.  При   таких
обстоятельствах    автомобиль  является  непосредственным   объектом
правонарушения.
     В  связи  с изложенным необходимо применять положение ч.3 ст.37
КоАП, согласно которому указанные в статье сроки не распространяются
на  случаи конфискации вещей, являющихся непосредственными объектами
административных  таможенных правонарушений. Конфискация таких вещей
и    предметов    производится  независимо  от  времени   совершения
административного правонарушения.