ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПРИМЕНЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЛАМ О НАРУШЕНИИ ПОРЯДКА
ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (СТ.151 УК)


     С  целью  изучения правильности  применения законодательства по
делам   о   нарушении   порядка   осуществления  предпринимательской
деятельности,  а  также  анализа  допускаемых  ошибок  Верховный Суд
Республики  Беларусь  изучил  и   обобщил  следственную  и  судебную
практику по делам этой категории.
     В  1994 году  зарегистрировано 267  преступлений этого  вида, в
минувшем - 464. В 1995  году по сравнению с предшествующим судимость
по ст.151 УК возросла в 2,8 раза.
     Чаще     всего    за     нарушение    порядка     осуществления
предпринимательской  деятельности виновные  осуждались в Могилевской
области  -  51%  от  числа  всех  осужденных  за  это преступление в
республике.
     К административной ответственности по  ст.154 КоАП за нарушение
правил   осуществления   предпринимательской   деятельности   судами
республики в 1995 году привлечен 201 человек.
     Что  касается  данных,  характеризующих  состав  этой категории
осужденных,  то  среди  них   велика  доля  лиц  трудоспособных,  но
неработающих  (59.2%),  со  средним  образованием  (83,9%).  В числе
осужденных  8,6%  -  пенсионеры,  14,8%  -  предприниматели, 29.6% -
женщины.
     Незаконная предпринимательская деятельность  по изученным делам
в большинстве случаев заключалась в осуществлении розничной торговли
без  государственной  регистрации   и  без  специального  разрешения
(лицензии).

     КАЧЕСТВО   ДОЗНАНИЯ  И   ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО  СЛЕДСТВИЯ.  Изучение
свидетельствует,  что  органы   дознания  государственных  налоговых
инспекций  при проведении  дознания по  этим делам  допускают немало
нарушений.  Одним   из  них  является   несвоевременное  возбуждение
уголовных  дел. С  нарушением срока  возбуждено 24  дела (32,9%)  от
изученных. Основная причина в том, что названные органы неоперативно
выясняют,   привлекался   ли   выявленный   ими  нарушитель  порядка
осуществления  предпринимательской  деятельности  к административной
ответственности за аналогичное нарушение ранее в течение года.
     Проверки и оформление материалов проводятся длительное время, в
результате чего сроки возбуждения уголовных  дел нарушаются на два и
более месяца.
     При производстве  дознания предварительного следствия  по делам
этой  категории   нередко  допускалась  волокита,   25  дел  (32,9%)
расследовано с  нарушением срока, по 17  делам (22,4%) срок дознания
или следствия продлевался, что не всегда было обоснованным.
     Недостатком  дознания и  предварительного следствия  является и
то,  что   опись  имущества  с  последующим   его  арестом  в  целях
обеспечения   возможной    конфискации   имущества   по    делам   о
преступлениях,   предусмотренных  ч.2   ст.151  УК,   дознаватели  и
следователи  производили,   как  правило,  в   конце  следствия  или
дознания,   поэтому   такие   следственные   действия   оканчивались
безрезультатно.  А по  некоторым делам  опись и  арест имущества  не
производились вообще.
     Органами дознания и следствия по многим делам не изымались и не
оформлялись    в   процессуальном    порядке   предметы   незаконной
предпринимательской  деятельности.  Более  того,  по некоторым делам
предметы  незаконной предпринимательской  деятельности необоснованно
возвращались нарушителям.

     ПРИМЕНЕНИЕ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЛАМ О НАРУШЕНИИ ПОРЯДКА
ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ
ДАННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. Изучение показало,  что при рассмотрении судами
дел  данной категории  допускались существенные  ошибки. В  какой-то
степени  это  можно  объяснить  новизной  данного вида преступлений,
законодательной неурегулированностью ряда вопросов.
     Основным   законодательным   актом,   регламентирующим  порядок
осуществления  предпринимательской   деятельности,   является  Закон
Республики Беларусь "О предпринимательстве в Республике Беларусь" от
28 мая 1991 г. (в редакции  законов Республики Беларусь от 15 января
1992 г. и 18 января 1994.).
     Упомянутый  закон  (ст.1)  определяет  предпринимательство  как
самостоятельную  инициативную деятельность  граждан, направленную на
получение  прибыли или  личного  дохода  и осуществляемую  от своего
имени, на свой риск и  под свою имущественную ответственность или от
имени   и  под   имущественную  ответственность   юридического  лица
(предприятия).
     Изобличение лица в совершении единичных действий, имевших место
в течение  года  после   наложения  административного  взыскания  за
нарушение  установленного порядка  осуществления предпринимательской
деятельности  и  свидетельствующих  о  том,  что  оно  не прекратило
занятие указанной  деятельностью, достаточно для  привлечения такого
лица к уголовной ответственности по ч.1 ст.151 УК.
     Следуя этому  правилу, судьи в  подавляющем большинстве случаев
оценивали как преступление, предусмотренное ч.1 ст.151 УК, единичные
действия лица, совершенные им до истечения годичного срока, текущего
с момента  наложения  административного  взыскания.  Дел, по которым
было  установлено, что  виновный продолжительное  время (например, в
течение    нескольких    месяцев)    занимался   предпринимательской
деятельностью  без государственной  регистрации либо  лицензии после
наложения административного взыскания, - единицы.
     Уголовная    ответственность   по     ч.1    ст.151    УК    за
предпринимательскую деятельность, осуществляемую без государственной
регистрации либо  без специального разрешения  (лицензии), наступает
лишь   при  наличии   указанных  в   ней  альтернативных  признаков:
административной преюдиции  или получения дохода  в крупном размере.
При  отсутствии   этих  признаков  действия   виновных  не  являются
преступными  и  не  могут  квалифицироваться  по  ч.1 ст.151 УК. Они
признаются  административным  правонарушением  и  виновный  подлежит
ответственности в соответствии с нормами КоАП Республики Беларусь.
     Как показало изучение уголовных дел, наличие признака преюдиции
в большинстве   случаев   служило   основанием   для  привлечения  к
ответственности по ч.1  ст.151 УК (91,2% от числа  осужденных по ч.1
данной  статьи).  Признаны   виновными  в  совершении  преступления,
предусмотренного  ч.1  ст.151  УК,  по  признаку  получения дохода в
крупном размере - 5,2%, осуждены по ч.1 ст.151 УК в связи с наличием
как признака  преюдиции, так и  признака получения дохода  в крупном
размере - 3,5%.
     Анализ  уголовных  дел  свидетельствует,  что  судьи  не всегда
внимательно   подходят  к   исследованию  вопроса   о  законности  и
обоснованности  привлечения лица  к административной ответственности
за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности,
а следовательно,  о  наличии  либо  отсутствии  признака  преюдиции,
являющегося    обязательным    альтернативным    признаком   состава
преступления.
     В ходе изучения установлено,  что в некоторых постановлениях об
административных правонарушениях, находящихся в материалах уголовных
дел,  возбужденных по  ч.1  ст.151  УК по  признаку административной
преюдиции,  начальниками налоговых  инспекций не  указывается ст.154
КоАП, на основании которой виновные в нарушении правил осуществления
предпринимательской  деятельности  должны   подвергаться  штрафу,  а
содержится  лишь ссылка  на Закон  "О налогах  и сборах, взимаемых в
бюджет Республики Беларусь". Несмотря  на незаконность привлечения в
указанных  случаях  таких  лиц  к  административной ответственности,
впоследствии  против  них  возбуждались  уголовные дела, проводилось
дознание и они были осуждены.
     П. осуждена 23 декабря 1994  г. судьей суда Миорского района по
ч.1  ст.151  УК  к  штрафу  в  размере  400  тыс.руб.  Как указано в
приговоре,  П. 3  июня  1994  г. была  подвергнута административному
взысканию  за  нарушение  правил  осуществления  предпринимательской
деятельности.  Несмотря  на  это  продолжала  заниматься  незаконной
предпринимательской   деятельностью,   в    частности,   скупкой   и
перепродажей   спирта   "Роял".    Так,  в период с 12 по  18 ноября
1994 г. реализовала   1,8   литра   спирта,    получив доход в сумме
37 тыс.руб.
     Начальник  государственной  налоговой  инспекции  по  Миорскому
району  подверг  П.  административному  взысканию  в  виде штрафа за
нарушение  правил осуществления  предпринимательской деятельности со
ссылкой на п.12 ст.9 Закона Республики Беларусь "О налогах и сборах,
взимаемых  в бюджет  Республики  Беларусь".  Между тем  за указанное
правонарушение  лицо  подлежит  административной  ответственности на
основании ст.154  КоАП, на которую и  следовало сослаться указанному
должностному  лицу  в  постановлении  о  наложении административного
взыскания. Учитывая это обстоятельство, П. нельзя считать наказанной
в административном  порядке  и  за  совершение  ею  нового такого же
правонарушения она  могла быть привлечена  только к административной
ответственности.
     Проблемы    квалификации   нарушения    порядка   осуществления
предпринимательской   деятельности   возникли   также   в   связи  с
отсутствием  в  ст.151  УК  определения  понятия  "доход".  Изучение
уголовных  дел показало,  что в  ряде случаев  как при  предъявлении
обвинения,  так  и  при  постановлении  приговора доходом признается
прибыль, то есть разница между доходом и расходами, направленными на
его получение.  Между  тем доход  и прибыль -  разные понятия и  под
доходом в  смысле ст.151 УК  следует понимать всю  фактическую сумму
денежной выручки  без учета затрат на  ее получение от деятельности,
осуществляемой без государственной регистрации либо без специального
разрешения (лицензии).
     Получение   дохода,  который   в  соответствии   со  ст.7-2  УК
исчисляется суммой, превышающей установленную минимальную заработную
плату  на  момент  совершения  преступления,  квалифицируется по ч.1
ст.151 либо по ч.2 ст.151 УК.
     Как   показало  изучение,   органы  дознания,  предварительного
следствия  и судьи  по ряду  дел при  доказанности наличия  признака
административной преюдиции  вообще не устанавливали  размера дохода,
полученного   от    незаконной   предпринимательской   деятельности,
ограничиваясь лишь ссылкой в процессуальных документах на то, что на
виновного ранее  уже налагалось административное  взыскание за такое
же правонарушение.
     По приговору судьи суда Барановичского района Ш. осужден по ч.1
ст.151 УК за то, что  после наложения административного взыскания по
ст.154  КОАП продолжал  заниматься предпринимательской деятельностью
без  государственной  регистрации  и  лицензии:  продавал  дизельное
топливо  на автодороге  Брест-Москва. Вопрос  о том,  получен ли  им
доход в  результате незаконной предпринимательской  деятельности и в
каком размере, ни в ходе дознания, ни в суде не исследовался.
     Установление по уголовному делу  размера дохода, полученного от
предпринимательской деятельности, проводимой  в нарушение порядка ее
осуществления,  имеет важное  значение. Во-первых,  доход в  крупном
размере  -  признак,  по  которому  следует  проводить  отграничение
преступного    поведения    от    непреступного,   административного
правонарушения  (ст.154  КоАП)  от   преступления  (ст.151  УК)  при
отсутствии признака административной преюдиции.
     Во-вторых,  размер  дохода  (крупный  или  особо  крупный), как
отмечалось,  оказывает  непосредственное   влияние  на  квалификацию
преступления (соответственно по ч.1 или  ч.2 ст.151 УК), а значит, и
на меру  наказания. Кроме того,  квалификация содеянного по  ч.1 или
ч.2  ст.151 УК,  обусловленная размером  дохода, позволяет правильно
определить  форму   предварительного  расследования  и   орган,  его
осуществляющий. Так, и соответствии со  ст.ст.115 и 123 УПК по делам
о преступлениях,    предусмотренных   ч.1    ст.151   УК,   дознание
производится     подразделениями    налоговых     расследований    в
государственных  налоговых инспекциях,  а по  делам о преступлениях,
предусмотренных  ч.2  ст.151  УК,   -  предварительное  следствие  -
следователями органов внутренних дел.
     Наконец,  установление размера  дохода имеет  важное значение и
для решения в  приговоре вопроса о его взыскании  в местный бюджет в
соответствии со  ст.25 Закона Республики Беларусь  "О предприятиях в
Республике  Беларусь"  от  14  декабря  1990  г.  (с  изменениями  и
дополнениями от 23 апреля 1992 г., 27 января и 10 декабря 1993 г.).
     По  уголовным  делам,  по  которым  установлен  размер  дохода,
полученного от предпринимательской  деятельности без государственной
регистрации,  не  все  судьи  производили  его  взыскание  в местный
бюджет. Иногда  при решении вопроса о  взыскании указанного дохода в
местный бюджет судьи ошибочно взыскивали государственную пошлину.
     В соответствии с ч.2 ст.99  Закона "О предприятиях в Республике
Беларусь"  доходы,  полученные  от  занятия деятельностью, требующей
получения специального разрешения  (лицензии), но осуществляемой без
такового разрешения (лицензии), и штраф в размере полученных доходов
от этой деятельности взыскиваются налоговым органом и направляются в
доход республиканского бюджета.
     Некоторую  сложность для  судов (а  также следственных органов)
представляет   определение    момента   окончания   рассматриваемого
преступления. Так, изучением уголовных дел в отношении осужденных за
скупку  и  продажу  лома  цветных  металлов,  осуществляемых ими без
специального  разрешения  (лицензии),  установлено,  что  в практике
неодинаково решается  вопрос о квалификации  действий лиц, скупивших
металл у населения, но не успевших его реализовать и получить доход.
В одних случаях  такие действия расценивались  как оконченный состав
преступления, предусмотренного  ст.151 УК, в других  - как покушение
на его совершение.
     Предприниматель Б., не имея  лицензии на заготовку лома цветных
металлов, в  январе-феврале 1995 г.  скупил у жителей  г.Житковичи и
этого  же района  513 кг  лома меди   по цене  8 тыс.руб.  за 1  кг,
намереваясь продать этот  металл по цене 10 тыс. 735  руб. за 1 кг и
получить  доход  в  сумме  1  млн.  440  тыс.  370  руб., однако при
перевозке меди в г.Минск был задержан работниками милиции.
     Судья суда  Житковичского района квалифицировал  действия Б. по
ч.2  ст.15 и  ч.1 ст.151  УК как  "покушение на  предпринимательскую
деятельность,  осуществляемую  без  специального  разрешения с целью
получения дохода в крупном размере".
     По делу С. и Ж. суд занял иную позицию. В мае 1994 г. указанные
лица создали  в г.Могилеве ООО "Ребус"  и в период с  июля по ноябрь
1994  г.,  не  имея  специального  разрешения  (лицензии), скупали у
населения лом цветных металлов. Приобретя его в количестве 10 724 кг
на общую сумму свыше 26 млн.руб., 8 ноября 1994 г. с целью вывоза за
пределы Могилевской  области загрузили металл в  автомашину, но были
застигнуты работниками милиции. Судом Центрального района г.Могилева
13  марта 1995  г. С.  и  Ж.  осуждены по  ч.2 ст.151  УК. Указанное
решение    суда   следует    признать   правильным.    Преступление,
предусмотренное   ст.151 УК, считается  оконченным с момента  начала
предпринимательской деятельности.
     Обобщение  также показало,  что в  практике работы следственных
органов и  судов неоднозначно решается  вопрос, касающийся нарушения
порядка  осуществления предпринимательской  деятельности по признаку
совершения его  по предварительному сговору группой  лиц. Одни судьи
полагают,   что   обязательным    условием   квалификации   действий
подсудимого  по   ч.2  ст.151  УК   по  признаку  совершения   этого
преступления  по  предварительному   сговору  группой  лиц  является
наличие  административного  взыскания  за  такое  же правонарушение.
Другие   придерживаются   противоположного   мнения,   считая,   что
привлечение  к  ответственности  по  ч.2  ст.151  УК  по  указанному
признаку осуществляется вне зависимости  от ранее наложенных на лицо
мер административного взыскания.
     И. и  Д., не зарегистрировавшись в  качестве предпринимателей и
не имея специального  разрешения, с декабря 1994 г.       по февраль
1995  г.  совместно  друг  с  другом  занимались  скупкой и продажей
дизельного  топлива.  За  этот  период  они  реализовали 1100 литров
дизтоплива на  сумму 770 тыс.руб.  Из материалов дела  видно, что ни
И., ни Д. ранее мерам административного взыскания  по ст.154 КоАП не
подвергались.  Приговором суда  Пуховичского района  оба осуждены по
ч.2  ст.151   УК  по  признаку  совершения   этого  преступления  по
предварительному сговору группой лиц.
     По мнению судебной коллегии  по уголовным делам Верховного Суда
Республики  Беларусь, правильно  поступают судьи,  которые в  данной
ситуации   следуют  принципу,   что  для   привлечения  к  уголовной
ответственности    по    признаку    совершения    преступления   по
предварительному сговору группой лиц административной преюдиции либо
получения дохода в особо крупном размере не требуется.
     Неоднозначно в практике решается вопрос о квалификации действий
виновных   в   случаях,    когда  предпринимательская   деятельность
заключалась  в  проведении  валютных  операций,  которые в нарушение
установленного  порядка   осуществлялись  без  специального   на  то
разрешения (лицензии).
     При  квалификации подобных  преступлений следует  иметь в  виду
следующее.   Осуществление   предпринимательской   деятельности  без
специального   разрешения  (лицензии)   по  общему   правилу  влечет
ответственность    по    ст.151    УК.    Однако    за   такой   вид
предпринимательской  деятельности, как  проведение валютных операций
без лицензии Национального  банка Республики Беларусь, законодателем
установлена  уголовная  ответственность  в  ст.85-1  УК.  Эта  норма
является  специальной  по  отношению  к  ст.151  УК,  поэтому  она и
подлежит  применению в  случаях осуществления  валютных операций без
лицензии.
     Существует  проблема   разграничения  нарушения  установленного
порядка осуществления предпринимательской деятельности и спекуляции.
     Скупка   на  предприятиях   (в  организациях)   государственной
торговли и  потребительской кооперации Республики  Беларусь товаров,
предназначенных для розничной продажи населению, и перепродажа таких
товаров    с   целью    извлечения   наживы    как   вид    торговой
предпринимательской   деятельности,   осуществляемой   в   нарушение
установленного порядка,  влечет ответственность по ст.150-6  УК и не
требует  дополнительной квалификации  по ст.151  УК, как  это делают
некоторые суды.
     Суды  не  всегда  принимали   решения  о  конфискации  в  доход
государства предметов преступления, что зачастую вызвано нарушениями
закона во время производства дознания и предварительного следствия.
     Старший     следователь следственного отдела  Октябрьского РОВД
г.Гродно   26 июля 1995 г.  возбудил уголовное дело в  отношении Н.,
который, не пройдя государственной регистрации как предприниматель и
не  имея  лицензии  на  осуществление  розничной торговли, занимался
продажей  спирта. При  задержании Н.  было изъято  13 ящиков  спирта
"Роял",  31 доллар  США и  31 тыс.руб.  31 июля  1995 г. следователь
вынес  постановление  о  приобщении   изъятого  к  делу  в  качестве
вещественных  доказательств. В  тот же  день он  возвратил 13 ящиков
спирта Н., а деньги - покупателю спирта С.

     Обобщение также показало, что многие приговоры не в полной мере
отвечают  требованиям  закона  и  с  точки   зрения  качества  самих
приговоров как  важнейших процессуальных документов.  В описательной
части приговоров нередко не  излагаются либо излагаются не полностью
обстоятельства   совершенного  преступления,   установленные  судом,
доказательства   и  основанные   на  них   выводы,  которые   суд  в
соответствии со ст.316 УПК должен изложить в этой части приговора.
     Например,   судья   суда   Центрального   района   г.Гомеля  К.
обстоятельства совершения преступления,  предусмотренного ч.1 ст.151
УК, изложил следующим  образом: "Ж. 5 ноября 1994  г. на центральном
колхозном рынке  в г.Гомеле занимался  незарегистрированной торговой
деятельностью.  Ранее  за  такое  же  правонарушение  он подвергался
административному наказанию".
     Иногда   судьи,   обосновывая   свои   выводы  о  квалификации,
употребляют  неприемлемые, неграмотные  формулировки, что  не должно
иметь места в судебных документах.
     Как  показало  изучение,  дела  данной  категории  очень  редко
попадают  в поле  зрения судов  кассационной и  надзорной инстанций.
Так, по изученным делам  приговоры обжалованы в кассационном порядке
в отношении 4 человек. Оставлены без изменения приговоры в отношении
3 человек, изменен - в отношении  одного (мера наказания). В порядке
надзора отменен один приговор в отношении одного осужденного.
     С нарушением сроков рассмотрено 12 (14,8%) дел.

     НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ.  Чаще всего за  данное преступление судьи
назначали  штраф  -  79,5%  осужденных.  В  6%  случаев  применялись
исправительные работы, хотя санкции ч.ч.1  и 2 ст.151 УК такого вида
наказания  не предусматривают  (видимо, применялась  ст.42 УК).  Что
касается лишения  свободы, то оно  назначалось в единичных  случаях.
Редко назначалось лишение права  занимать определенные должности или
заниматься  определенной деятельностью  (как основное    наказание).
Также редко применяется дополнительное  наказание в виде конфискации
имущества  и  лишения  права  занимать  определенные  должности либо
заниматься определенной деятельностью.
     Характеризуя  практику назначения  судами наказаний, необходимо
отметить, что в целом она соответствует закону. Вместе с тем имеются
и недостатки.  Один из  них -  назначение наказания,  несоразмерного
содеянному. Так, отдельные судьи без достаточных оснований назначали
небольшие  размеры  штрафа  лицам,  которые  в результате незаконной
предпринимательской деятельности получили доход  в крупном или особо
крупном размере.
     Г.  и Б.,  не имея  специального разрешения,  в течение декабря
1994  г. -  марта 1995   г. скупали  и перепродавали  крупные партии
цветных металлов. В результате  этой деятельности они получили доход
в сумме 3600 долларов США. Во время продажи очередной партии металла
на сумму 3211 долларов были задержаны. По приговору суда Лунинецкого
района и  г.Лунинца от 4 сентября  1995 г. Г. и  Б. осуждены  по ч.2
ст.151 УК к штрафу в размере 5 и 3 млн.руб. соответственно.
     В то же время по приговору суда Октябрьского района г.Гродно от
11 марта  1995 г. 3.  осужден по ч.2  ст.151 УК к  штрафу в сумме  4
млн.руб.  за  то,  что,  не  будучи  зарегистрированным  в  качестве
предпринимателя и  не имея лицензии,  по предварительному сговору  с
другим лицом продавал спирт и получил доход в сумме 9,6 доллара США.
     Некоторые судьи  упускают из виду,  что поскольку преступление,
предусмотренное  ст.151   УК,  является  корыстным,   штраф  за  его
совершение может быть  назначен в пределах от 20  до 500 минимальных
заработных   плат  на   момент  совершения   преступления  с  учетом
существовавшей на это время ставки минимальной заработной платы.
     Установлены  случаи не  основанного на  законе применения ст.42
УК.   Отдельные  судьи   назначали  виновным   в  нарушении  порядка
осуществления    предпринимательской   деятельности    наказание   с
применением  ст.42 УК  в виде  исправительных работ,  в то время как
санкции   ч.ч.1   и   2   ст.151   УК   наряду  с  лишением  свободы
предусматривают такой  вид наказания как штраф,  а санкция ч.1 кроме
того  -   и  лишение  права  занимать   определенные  должности  или
заниматься  определенной  деятельностью  (как  основное),  которые в
сравнении с  исправительными работами являются  менее тяжкими видами
наказания.
     В  некоторых  случаях,  когда  с  учетом  обстоятельств  дела и
личности  виновного имелись  основания для  применения наказания, не
связанного  с  лишением  свободы,  судьи  назначали  лишение свободы
условно или с применением ст.44-1 УК,  хотя санкции ч.ч.1 и 2 ст.151
УК предусматривают меры наказания,  не связанные с лишением свободы.
При  этом  судьи  не  отражали  в  приговоре,  по  каким  основаниям
указанные в санкции ст.151 УК меры наказания не могут быть применены
к данному лицу.
     Судьей  суда Гомельского  района Г.  осужден по  ч.1 ст.151 УК.
Назначая меру наказания в виде  трех месяцев лишения свободы условно
с испытательным  сроком   один  год,  суд   указал,  что  "учитывает
содеянное им,  а также его  положительную характеристику, отсутствие
судимости в прошлом, наличие  несовершеннолетних детей на иждивении,
раскаяние  в  содеянном  и  считает,  что  ему  следует избрать меру
наказания, не  связанную с лишением  свободы. Суд считает  возможным
применить к нему ст.43 УК Республики Беларусь".
     Таким образом, из указанных в приговоре данных не видно, в силу
каких конкретных обстоятельств суд не мог назначить Г. какую-либо из
предусмотренных  в  ч.1  ст.151  УК  мер  наказания,  не связанных с
лишением свободы.
     Часть  2 ст.151  УК предусматривает  возможность применения или
неприменения дополнительных наказаний в виде конфискации имущества и
лишения  права  занимать   определенные  должности  либо  заниматься
определенной деятельностью. В этой связи при постановлении приговора
суды  обязаны  обсуждать  вопрос  об  их  назначении  и  указывать в
приговоре мотивы принятого решения. Однако делается это не всегда.
     Результаты    обобщения   показали,    что   большинство   лиц,
привлеченных  к  уголовной  ответственности,-  это  мелкие торговцы,
перепродающие сигареты,  спиртные напитки, другие товары в небольших
по  количеству   и  объему  размерах  и   привлекаемые  к  уголовной
ответственности после  применения к ним  административного взыскания
за такое же правонарушение.
     Возникающие  трудности в  рассмотрении дел  о нарушении порядка
осуществления  предпринимательской деятельности  влекут неотложность
разъяснений    Пленума   Верховного    Суда   Республики   Беларусь,
постановление которого по данному вопросу публикуется.


 Судья Верховного Суда
 Республики Беларусь                                     В.Тихиня

 Старший консультант отдела
 обобщения судебной практики
 Верховного Суда Республики Беларусь                      Т.Лашук

 Член Научно-консультативного совета
 при Верховном Суде
 Республики Беларусь,
 кандидат юридических наук, доцент                      А.Лукашов