ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
 ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
 
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА


 Действующая ныне Конституция Республики Беларусь (ст.61), а
также ряд других законодательных актов, принятых в последнее время,
впервые в отечественном праве предусмотрели возможность защиты прав
личности путем компенсации морального вреда, то есть физических и
нравственных страданий человека, в денежной или материальной форме.
 В подавляющем большинстве случаев взыскание денежной
компенсации морального вреда осуществляется в судебном порядке.
Изучение судебной практики по данной категории дел показало, что
суды, как правило, признавали предъявленные требования обоснованными
и удовлетворяли иски безотносительно к тому, какими правовыми
нормами регулируется спорное правоотношение и допускается ли
законодательством компенсация морального вреда по данному виду
правоотношений.
 Так, из поступивших для изучения в Верховный Суд Республики
Беларусь 91 уголовного и 135 гражданских дел, требования о
компенсации морального вреда были удовлетворены по 90 уголовным и
114 гражданским делам. По уголовным делам чаще всего заявлялись
требования о возмещении морального вреда потерпевшими от
автодорожных преступлений (24,2%), от хулиганства (15,3), а также от
преступлений, посягающих на имущественные права граждан (краж,
грабежей, разбоя - 19,7%). По гражданским делам наибольшее
количество исков о возмещении морального вреда было заявлено также в
связи с нарушением имущественных прав граждан - 42,2%. По
требованиям о защите чести и достоинства - 22,2%, о возмещении
вреда, причиненного здоровью, - 17%.
 Таким образом, применяя ст.61 Конституции как норму прямого
действия, суды исходят из того, что любое правонарушение (уголовное,
административное, а также влекущее гражданско-правовую
ответственность) причиняет гражданину моральный вред, а поэтому
практически во всех случаях удовлетворяют заявленные требования о
возмещении морального вреда, включая семейные и трудовые
правоотношения.
 Так, удовлетворяя иск А. к М. об установлении отцовства и
взыскании алиментов, суд Кобринского района и г.Кобрина решением от
6 февраля 1996 г. взыскал с ответчика в пользу истицы 5 млн.руб. в
возмещение морального вреда, совершенно не мотивируя свое решение в
этой части. Судебная коллегия по гражданским делам Брестского
областного суда данное решение оставила без изменения. Имели место
случаи взыскания компенсации морального вреда в пользу истцов по
делам о расторжении брака.
 Суд Ленинского района г.Бобруйска, рассмотрев исковые
требования К. к МП "Интехком" об изменении даты увольнения и
взыскании заработной платы, решением от 5 января 1996 г.
удовлетворил иск в части взыскания заработной платы, при этом
взыскал в пользу истицы 200 тыс.руб. в возмещение морального вреда,
причиненного, по мнению суда, истице несвоевременным расчетом.
 Такую практику в работе судов нельзя признать правильной,
поскольку как брачно-семейные отношения, так и трудовые основаны на
добровольности субъектов, а поэтому хотя впоследствии эти отношения
и могут приобрести конфликтный характер, их разрешение не может
влечь компенсации нравственных переживаний в эмоциональной сфере
субъектов, если они не связаны с распространением сведений,
несоответствующих действительности, порочащих честь, достоинство или
деловую репутацию личности.
 Такой подход должны занимать суды и в случаях рассмотрения дел
о защите имущественных прав граждан, если нарушение не носит
деликатный характер или ответственность по возмещению морального
вреда прямо не предусмотрена законом (ст.15 Закона Республики
Беларусь от 1 января 1994 г. "О защите прав потребителей").
 Ш. в заявлении суду указала, что по просьбе своей подруги С.
она передала ей во временное пользование кольцо серебряное с
позолотой и драгоценным красным камнем. Однако впоследствии С.
кольцо не возвратила, сославшись на его утрату, в связи с чем истица
просила взыскать с С. 4 млн.700 тыс.руб. в возмещение имущественного
ущерба и 5 млн. в возмещение морального вреда.
 Решением суда Кричевского района от 15 февраля 1996 г. в
пользу истицы взыскано 2 млн.500 тыс.руб. в возмещение стоимости
кольца и 250 тыс.руб. в возмещение морального вреда.
 Несмотря на бесспорность имеющих место нравственных переживаний
истицы по поводу утраты кольца, вряд ли можно согласиться с позицией
суда о необходимости их компенсации, поскольку спорное
правоотношение возникло из факта неисполнения обязательства по
договору, а законом не предусмотрено взыскание компенсации за
моральный вред в подобных случаях.
 Не вызывает сомнения то обстоятельство, что моральный вред,
причиненный преступными деяниями, подлежит возмещению при
постановлении приговора. На данное положение обращается внимание
судов в п.15 постановления Пленума Верховного Суда Республики
Беларусь от 23 марта 1995 г. "О практике применения законодательства
о возмещении вреда, причиненного преступлением". Вместе с тем в
каждом конкретном случае суды должны четко определять, каким
законодательством регулируется возникшее спорное правоотношение и
кто может являться ответчиком по требованию о взыскании морального
вреда.
 С. обратилась с иском к Б. и в/ч 3195 о взыскании компенсации
за моральный вред, указав в исковом заявлении, что ее сын во время
прохождения срочной воинской службы был убит сослуживцем Б. Считая,
что в гибели сына имеется вина и воинской части, где проходил службу
сын, она просила взыскать компенсацию морального вреда в размере 1
млрд.200 млн.руб. как с Б., так и с воинской части.
 Суд Фрунзенского района г.Минска решением от 5 февраля 1996 г.
удовлетворил иск частично, взыскав в пользу истицы с Б. 80 млн.руб.,
с воинской части - 100 млн.руб., мотивируя свое решение тем, что Б.
осужден за небрежное обращение с оружием, в результате чего погиб
сын истицы, а воинская часть не обеспечила безопасных условий службы
сына истицы. При этом суд отметил, что истица получила от
Министерства обороны материальное и страховое возмещение.
 Признавая обоснованным взыскание морального вреда с лица,
непосредственно виновного в совершении преступления, нельзя
согласиться с выводом суда о взыскании морального вреда с воинской
части. Согласно Закону Республики Беларусь от 2 декабря 1992 г. "О
статусе военнослужащих" за гибель военнослужащего при прохождении
воинской службы Министерством обороны выплачиваются страховые суммы,
а также возмещается ущерб, которые материально компенсируют
понесенную семьей военнослужащего утрату. Компенсация морального
вреда упомянутым законом не предусмотрена.
 Подлежит возмещению моральный вред, причиненный в результате
совершения административного правонарушения.
 Г. обратилась в суд с иском о взыскании имущественного и
морального вреда, причиненного тем, что собаки ответчицы К. напали
на нее, порвав при этом одежду. За неправильное содержание собак К.
была привлечена к административной ответственности.
 Суд Кобринского района и г.Кобрина решением от 8 февраля
1996 г. обоснованно удовлетворил иск, взыскав в пользу истицы
стоимость порванной куртки, а также 100 тыс.руб. в возмещение
морального вреда.
 Согласно ч.2 ст.444 ГК вред, причиненный гражданину в
результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к
уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры
пресечения заключения под стражу, незаконного наложения
административного взыскания в виде ареста или исправительных работ,
возмещается государством в полном объеме. В этих же случаях подлежит
возмещению и моральный вред.
 Ш. в заявлении суду указала, что решением суда г.Барановичи от
22 января 1996 г. отменено постановление контролера автобусного
парка N 2 о наложении на нее штрафа в сумме 10 тыс.руб. за якобы
безбилетный проезд в автобусе. Считая, что действиями контролера ей
причинен моральный вред, истица просила суд взыскать в ее пользу 5
млн.руб. в возмещение такого вреда.
 Решением суда г.Барановичи от 26 февраля 1996 г. в пользу
истицы взыскано 20 тыс.руб. в возмещение морального вреда.
 Поскольку законом предусмотрена гражданско-правовая
ответственность в случаях незаконного наложения административного
взыскания только в виде ареста или исправительных работ, с таким
решением суда вряд ли можно согласиться.
 Вполне обоснованно удовлетворялись судами иски о возмещении
морального вреда, причиненного гражданам в связи с неосновательным
привлечением к уголовной ответственности.
 Приговором суда Оршанского района от 14 февраля 1994 г. Л. была
оправдана по ст.156-2 УК за недоказанностью вины в совершении
преступления. В связи с этим обратилась с заявлением о возмещении
утраченного заработка, оплате расходов за услуги адвоката, а также
просила взыскать 70 млн.руб. в возмещение морального вреда,
причиненного содержанием под стражей в течение длительного времени.
 Суд удовлетворил требования частично, взыскав в пользу Л. 50
млн.руб. в возмещение морального вреда из бюджета Оршанского района.
 Суд Ленинского района г.Могилева взыскал в пользу Л. 100
млн.руб. в возмещение морального вреда, причиненного незаконным
применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, из
средств госбюджета Республики Беларусь (судебная коллегия по
гражданским делам Могилевского областного суда изменила данное
решение, уменьшив сумму взыскания до 3 млн.руб.).
 Таким образом, если в первом случае суд ошибочно пришел к
выводу о компенсации морального вреда по данному виду правоотношений
из средств местного бюджета, то во втором случае суд занял
правильную позицию, поскольку вред, причиненный в результате
незаконной деятельности органов дознания, предварительного
следствия, прокуратуры и суда, должен компенсироваться за счет
бюджета Республики Беларусь.
 По-разному подходят суды к определению размера компенсации
причиненного гражданину морального вреда.
 Так, приговором судебной коллегии по уголовным делам
Могилевского областного суда от 28 декабря 1995 г. К. был признан
виновным в совершении преступления, предусмотренного п."е" ст.100 УК
(умышленном убийстве с особой жестокостью). При этом в пользу
потерпевшего С. суд взыскал 5 млн.руб. в возмещение морального
вреда.
 Суд Железнодорожного района г.Витебска приговором от 10 ноября
1995 г. осудил Ф. по ч.2 ст.88 УК за открытое похищение с грядки
приусадебного участка 10 кг зеленого лука стоимостью 200 тыс. руб.,
принадлежащего К. Потерпевший заявил требование о компенсации
морального вреда в сумме 1 млн.руб. Суд удовлетворил эти требования
полностью.
 Из материалов дела по обвинению X. по ч.1 ст.110 УК следует,
что осужденный X. является главой крестьянского хозяйства, на
территории которого расположены два пруда, в которых X. разводит
карпа. Приехавшие летом в деревню из г.Минска Б. и М. стали портить
пруды, в частности, повредили шлюз, запустили в пруды щуку, которая
уничтожила мальков карпа. Б. и М. не реагировали на замечания Х., а
когда X. решил их задержать, то между ними завязалась драка, в
результате которой М. были причинены легкие телесные повреждения,
повлекшие кратковременное расстройство здоровья. М. заявил
требование о взыскании с X. 3 млн.руб. в возмещение морального
вреда.
 Суд Осиповичского района и г.Осиповичи приговором от 4 декабря
1995 г. осудил X. по ч.1 ст.110 УК и взыскал с него в пользу М. 2
млн.руб. в возмещение морального вреда.
 Приведенные примеры свидетельствуют о том, что и каждом из
случаев суды при решении вопроса о размере денежной компенсации за
причиненные потерпевшим нравственные и физические страдания не в
полном объеме учитывали общественную опасность совершенных
осужденными преступных деяний, тяжесть наступивших последствий, а
также степень нравственных и физических страданий потерпевших с
учетом данных о личности каждого из них (возраст, состояние
здоровья, имущественное положение (во втором случае), а также
виновное поведение самого потерпевшего (в третьем случае).
 В практике работы судов имели место случаи взыскания морального
вреда по уголовным делам, когда потерпевшие не заявляли таких
требований. Так, суд Дрогичинского района взыскал с осужденного по
ч.2 ст.206 УК С. компенсацию морального вреда, тогда как потерпевшая
в судебном заседании заявляла, что не желает взыскивать с
осужденного моральный вред.
 Этот же суд по некоторым делам по своей инициативе определял
размер компенсации морального вреда, не выясняя у потерпевших их
мнения о размере материального возмещения причиненных им
нравственных и физических страданий.
 Такую практику нельзя признать правильной. Поскольку моральный
вред выражается в нарушении психической (эмоциональной) сферы жизни
человека, в результате чего потерпевший испытывает физическую боль,
раздражение, отчаяние, унижение, стыд, иное дискомфортное состояние,
то степень перенесенных страданий должна определяться только самим
потерпевшим. Право на возмещение морального вреда является личным
правом потерпевшего и суд не вправе взыскивать возмещение морального
вреда в тех случаях, когда потерпевший не заявляет таких требований,
равно как и определять сумму компенсации, если сам потерпевший не
определил размер причиненного морального вреда.
 В связи с этим в принятом 20 сентября 1996 г. Пленумом
Верховного Суда Республики Беларусь постановлении "О применении
законодательства, регулирующего материальное возмещение морального
вреда" обращается внимание судов на то, каким требованиям должно
отвечать исковое заявление по данной категории дел, а также, что
должно учитываться судом при определении размера компенсации
морального вреда.
 Имели место нарушения в определении размера госпошлины при
разрешении споров о взыскании компенсации морального вреда.
 Несмотря на разъяснения Пленума Верховного Суда Республики
Беларусь, содержащееся в п.19 постановления от 18 декабря 1992 г. "О
практике применения судами ст.7 ГК Республики Беларусь о защите
чести и достоинства граждан и организаций", о том, что истцы по
требованиям о возмещении морального вреда оплачивают их госпошлиной
в размерах, установленных для исков неимущественного характера,
имели место случаи, когда судьи оставляли заявления без движения и
требовали оплаты госпошлины пропорционально заявленной сумме
компенсации морального вреда.
 В тех случаях, когда наряду с требованиями о взыскании
компенсации морального вреда удовлетворялись иные требования
имущественного характера, суды нередко суммировали взыскиваемые
суммы и определяли размер госпошлины от общей суммы применительно к
искам имущественного характера.
 С таким подходом к определению размера госпошлины нельзя
согласиться, поскольку в таких случаях госпошлина определяется по
каждому требованию отдельно (п.8 постановления Пленума Верховного
Суда Республики Беларусь от 15 сентября 1994 г. "О практике
взыскания судебных расходов по гражданским делам и судебных издержек
по уголовным делам").
 В соответствии со ст.129 ГПК суд или судья по заявлению или
ходатайству лиц, участвующих в деле, или по своей инициативе может
принять меры к обеспечению иска. Одной из мер по обеспечению иска
является наложение ареста на имущество или денежные суммы,
принадлежащие ответчику и находящиеся у него или у других лиц
(ст.130 ГПК). Исходя из указанной нормы закона, отдельные судьи в
качестве меры по обеспечению иска о возмещении морального вреда
обоснованно налагали арест на имущество ответчика.
 В п.2 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь
от 23 марта 1995 г. "О практике применения законодательства о
возмещении вреда, причиненного преступлением" разъяснено, что в силу
ст.55 УПК гражданским истцом признается гражданин или юридическое
лицо, понесшее вред от преступления и предъявившее требование о его
возмещении. Гражданин, признанный потерпевшим от преступления и
предъявивший, иск о компенсации морального вреда, признается
гражданским истцом. Следовательно, органы следствия, признавая
гражданина потерпевшим по делу, должны разъяснять ему право на
предъявление иска о возмещении морального вреда. Изучение дел
показало, что следователи этого, как правило, не делают. Чаще всего
иск о возмещении морального вреда заявляется потерпевшим после
предания обвиняемого суду.
 Вопрос компенсации морального вреда является одним из самых
сложных в судебной практике. Постановление Пленума Верховного Суда
Республики Беларусь от 20 сентября 1996 г. "О применении
законодательства, регулирующего материальное возмещение морального
вреда" призвано устранить выявленные недостатки в работе судов при
рассмотрении дел данной категории. Оно ориентирует суды на
правильное и единообразное применение законодательства, соблюдение
принципа разумности и справедливости при определении размера
компенсации морального вреда в каждом конкретном случае.


 Судья Верховного Суда
 Республики Беларусь И.МИНЕЦ

 Начальник отдела обобщения
 судебной практики Верховного
 Суда Республики Беларусь Л.ДУЛЬКО