ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
 ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
 
РАССМОТРЕНИЕ СУДАМИ ДЕЛ О КОНТРАБАНДЕ И ОБ
АДМИНИСТРАТИВНЫХ ТАМОЖЕННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ


 На состоявшемся в марте 1996 г. Пленуме Верховного Суда
Республики Беларусь обсужден ход выполнения судами республики
постановления Пленума от 17 июня 1994 г. "О судебной практике по
делам о контрабанде и об административных таможенных
правонарушениях". Этому предшествовало изучение и обобщение практики
рассмотрения дел этих категорий.
 Данные судебной статистики свидетельствуют, что за время
действия новой редакции ст.75 УК и главы 14А КоАП возросло число
осужденных за контрабанду и привлеченных к административной
ответственности за таможенные правонарушения. Дела такого рода чаще
всего рассматривались судами Брестской и Гродненской областей.
Изучение показало, что не все суды выполняют требования, изложенные
в упомянутом постановлении. Остановимся на этом более подробно.

 1. Статья 75 УК содержит исчерпывающий перечень предметов
контрабанды, которые можно подразделить на две группы. К первой
относятся наркотические средства, ядовитые, отравляющие,
сильнодействующие, психотропные, радиоактивные и взрывчатые
вещества, оружие и боеприпасы, специальные материалы и технические
изделия военного назначения. Вторую составляют вещи и ценности,
запрещенные или ограниченные к перемещению, в крупном размере.
 Вопрос о том, какие предметы запрещены и ограничены к
перемещению через таможенную границу Республики Беларусь решается в
настоящее время в соответствии с Положением о порядке перемещения
физическими лицами вещей через таможенную границу Республики
Беларусь, утвержденным постановлением Кабинета Министров Республики
Беларусь от 5 августа 1995 г., а также утвержденным приказом
Государственного таможенного комитета Республики Беларусь от
20 сентября 1995 г. Положением о порядке таможенного оформления
личного имущества, перемещаемого через таможенную границу Республики
Беларусь физическими лицами в сопровождаемом багаже, с приложениями
NN 1-6.
 Согласно этим положениям иностранная валюта и расчетные билеты
Национального банка республики, валютные, а также культурные
ценности и предметы старины ограничены к вывозу из страны.
 Порядок перемещения через таможенную границу валюты и валютных
ценностей определяется Национальным банком. В настоящее время
действует определенная им норма вывоза иностранной валюты в сумме,
не превышающей в эквиваленте 500 долларов США на одно лицо, без
предъявления таможенным органам разрешительных документов. Граждане
могут вывозить наличную иностранную валюту на сумму свыше 500
долларов США на основании разрешений Национального банка,
уполномоченных банков Республики Беларусь. Данное правило
установлено для лиц, выезжающих за границу в частные и личные
поездки, в командировки. Для лиц, выезжающих за границу на
постоянное место жительства, норма ограниченной к вывозу валюты
установлена в сумме, не превышающей 2000 долларов США.
 Гражданами также может быть вывезена за пределы Республики
Беларусь наличная иностранная валюта, ввезенная из-за границы в
течение одного календарного года, предшествовавшего выезду за
границу. При этом таможенным органам предъявляется таможенная
декларация, свидетельствующая о ввозе иностранной валюты на
территорию Беларуси, со сроком действия не более одного года.
 Ввоз в республику иностранной валюты не ограничен.
 (Письмо Национального банка от 30 ноября 1995 г.
N 31016/2288).
 Ввоз и вывоз через таможенную границу расчетных билетов
Национального банка Республики Беларусь и наличных рублей Российской
Федерации установлен на одно лицо на уровне 500 минимальных
заработных плат соответственно в Республике Беларусь и в Российской
Федерации (Письмо Национального банка от 16 января 1996 г. N 690).
 Уголовная ответственность за контрабанду предметов, отнесенных
к первой группе, наступает независимо от ее размера. Контрабанда
вещей и ценностей, составляющих вторую группу, влечет уголовную
ответственность в тех случаях, когда незаконное перемещение вещей и
ценностей через таможенную границу осуществляется в крупных
размерах.
 В п.3 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда
обращено внимание судов на то обстоятельство, что в соответствии со
ст.7-2 УК контрабандой в крупных размерах считается контрабанда в
сумме, в сорок и более раз превышающая установленный минимум
заработной платы на момент совершения преступления. Однако в
судебной практике имеют место случаи привлечения к административной
ответственности лиц, совершивших уголовно наказуемую контрабанду по
признаку крупного размера.
 Работниками Браславской таможни был оформлен протокол об
административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.193-2 КоАП,
в отношении И., который, следуя на автомашине ВАЗ-21099 через пункт
таможенного оформления "Урбаны", пытался переместить через границу с
сокрытием от таможенного оформления 14 тыс.долларов США, что по
курсу Национального банка составляло на тот период 161 млн.рублей,
то есть налицо сокрытие валюты от таможенного оформления в крупном
размере (минимальная зарплата на момент совершения преступления
составляла 60 тыс.руб.). Несмотря на это, И. был необоснованно
привлечен судьей суда Браславского района к административной
ответственности и подвергнут штрафу без конфискации в доход
государства 14 тыс.долларов.
 Неправильно также были оценены действия Ш., который пытался
переместить в Литву через таможенный пункт "Каменный Лог" с
сокрытием от таможенного оформления 22 старинные монеты, нагрудный
крест, глиняный кувшин.
 Работниками Ошмянской таможни в отношении Ш. составлен протокол
об административном таможенном правонарушении, предусмотренном ч.1
ст.193-2 КоАП. Постановлением судьи суда Ошмянского района указанные
вещи постановлено взыскать в доход государства. Между тем в
материалах административного дела имеется экспертное заключение о
том, что изъятые у Ш. вещи являются предметами старины и культурными
ценностями, ограниченными к перемещению, и оценены на сумму 5 млн.
658 тыс. 530 руб., что составляет крупный размер.
 К числу существенных недостатков в работе судов при
рассмотрении дел о контрабанде следует отнести и то, что некоторые
суды необоснованно возвращали осужденным изъятую у них иностранную
валюту, являющуюся предметом контрабанды, ссылаясь на ч.4 ст.81 УПК
и мотивируя тем, что она не была нажита преступным путем. При этом
суды упускали из виду, что такие предметы контрабанды, как
иностранная валюта, признанные по делу вещественным доказательством,
умышленно использовались осужденными в качестве орудия преступления
для достижения преступного результата, поэтому в соответствии с ч.1
ст.81 УПК и п.11 вышеназванного постановления Пленума Верховного
Суда подлежат конфискации в доход государства.
 По приговору суда Смолевичского района осужденному К.
необоснованно были возвращены 7180 долларов США и 960 немецких
марок, являющихся предметом контрабанды и признанных по делу
вещественными доказательствами. Мотивируя свое решение, суд сослался
на ст.81 УПК и, не называя ее части, указал, что изъятая у К. валюта
не была добыта преступным путем.
 Отменяя по кассационному протесту прокурора приговор районного
суда в части возвращения предмета контрабанды, судебная коллегия по
уголовным делам Минского областного суда в своем определении
обоснованно указала, что такое решение суда является ошибочным.
Валюта в этом случае является предметом контрабанды и образует
объективную сторону преступления, признана вещественным
доказательством и подлежит взысканию в доход государства в
соответствии с п.11 постановления Пленума Верховного Суда от 17 июня
1994 г. "О судебной практике по делам о контрабанде и об
административных таможенных правонарушениях".
 Некоторые суды необоснованно возвращали осужденным часть
сокрытой ими от таможенного оформления иностранной валюты,
являющейся предметом контрабанды, в зачет той суммы ее, которую они
якобы могли бы переместить через таможенную границу при наличии
разрешительных документов, плюс еще 500 долларов, которые разрешено
провозить без таких документов. При этом суды не учитывали, что все
вещи, в том числе и валюта, перемещаемые через таможенную границу,
должны декларироваться в таможенном органе. Несоблюдение этого
требования образует в зависимости от видов и размера перемещаемых
вещей либо уголовно наказуемое преступление, либо административное
таможенное правонарушение.
 Приговором суда Брестского района Н. признан виновным в том,
что, возвращаясь из служебной поездки в Польшу, покушался на
перемещение через таможенную границу с сокрытием от таможенного
оформления валютных ценностей, ограниченных к перемещению через
таможенную границу, в крупном размере - 19 165 долларов США, и
осужден по ч.2 ст.15 и ч.1 ст.75 УК к штрафу. По приговору суда
постановлено вещественные доказательства, являющиеся предметом
контрабанды, в сумме 18 165 долларов конфисковать в доход
государства, а 1000 долларов возвратить Н., поскольку у него имелась
въездная декларация на 565 долларов и 500 долларов он имел право
провозить без разрешительных документов.
 Это решение суда является необоснованным, поскольку из
материалов дела видно, что при выезде в декларации Н. указал о
наличии у него 60 долларов и 10 немецких марок. Об имеющихся у него
19 165 долларах он не указал и в входе таможенного контроля о них не
заявил. Валюта была обнаружена и задержана помимо воли осужденного.
19 165 долларов Н. скрыл от таможенного оформления, поэтому умысел
его был направлен на незаконное перемещение через таможенную границу
всей суммы незадекларированной валюты, а предоставленными
законодательством Беларуси правами на вывоз валюты за границу Н.
умышленно не воспользовался.
 Имели место случаи, когда по указанным основаниям валюту
возвращали виновным работники таможенных органов, а суды при
рассмотрении дел оставляли такие факты без должного реагирования.
 Не всегда суды выполняли требование, изложенное в ч.3 п.11
упомянутого постановления Пленума, о необходимости конфискации в
доход государства предметов контрабанды и тогда, когда они виновным
были реализованы. В этом случае суд должен решить вопрос о взыскании
с осужденного в доход государства их стоимости.
 По приговору суда Смолевичского района С. осуждена по
совокупности ч.1 ст.75 и ч.1 ст.192 УК за то, что, следуя
авиарейсом из Минска в Объединенные Арабские Эмираты, переместила
через таможенную границу Республики Беларусь 3 555 долларов США,
скрыв их от таможенного оформления путем представления таможенному
органу в аэропорту "Минск-2" в качестве основания для перемещения
через таможенную границу иностранной наличной валюты поддельную
декларацию о ввозе валюты на территорию Республики Беларусь из
Польши. Поскольку о совершенной С. контрабанде стало известно спустя
три недели и предметы контрабанды (валюта) были ею реализованы, суду
при постановлении приговора следовало взыскать с осужденной в доход
государства их стоимость на момент совершения преступления.
 В случаях, когда предметы контрабанды виновными были
реализованы, некоторые суды вместо того, чтобы взыскать в доход
государства их стоимость, ошибочно в качестве предметов контрабанды
взыскивали в доход государства вещи, изъятые у осужденных в процессе
следствия, и на которые арест был наложен в целях обеспечения
возможной конфискации имущества по приговору суда. При этом суды не
обращали внимания на то, что стоимость этих вещей не соответствует
стоимости настоящих предметов контрабанды, а в некоторых случаях она
не определялась вообще.
 Из материалов дела по обвинению М. по ч.1 ст.75 УК видно, что
он, вылетая авиарейсом "Минск-Дели", представил таможенному органу в
аэропорту "Минск-2" в качестве основания для перемещения через
таможенную границу иностранной наличной валюты поддельные въездные
таможенные декларации и в результате переместил с сокрытием от
таможенного оформления через таможенную границу 4180 долларов США на
сумму 46 523 400 рублей. На вывезенную незаконным путем валюту М.
закупил в Индии товары народного потребления, доставил их в аэропорт
"Минск-2", где и был с ними задержан. Органами предварительного
следствия эти товары были признаны вещественными доказательствами и
на них был наложен арест в целях обеспечения возможной конфискации
имущества по приговору суда. Согласно заключению товароведческой
экспертизы стоимость описанных вещей на момент совершения
преступления определена в валюте - 9773,70 долларов США, или
108 781 281 - в белорусских рублях.
 Направляя дело для рассмотрения в суд Смолевичского района,
прокурор Минской области обратился в суд с исковым заявлением, в
котором на основании ч.3 п.11 постановления Пленума Верховного Суда
от 17 июня 1994 г. просил взыскать с М. в доход государства
стоимость предметов контрабанды - эквивалент 4180 долларам США в
белорусских рублях.
 При вынесении приговора по делу суд необоснованно отказал
прокурору в иске, поскольку ошибочно признал предметами контрабанды
вещи, задержанные у М. по возвращении из Индии, потому что они в
процессе следствия были признаны вещественными доказательствами. При
этом суд не учел, что стоимость их в два с лишним раза превышает
стоимость настоящего предмета контрабанды. Кроме того, у М. было
арестовано и описано другое имущество, судьба которого судом в
приговоре не решена.
 Изучение показало, что суды конфисковывали в доход государства
транспортные средства не только тогда, когда они были оборудованы
специальными хранилищами, но и в случаях, когда с их помощью
перемещался контрабандный груз в крупных размерах.
 Такую практику следует признать правильной, поскольку
транспортные средства в качестве орудия преступления следует
рассматривать не только тогда, когда они были оборудованы
специальными тайниками, но и в случаях, когда они непосредственно
были использованы в процессе посягательства для достижения
преступного результата и без их использования обвиняемый не мог бы
исполнить действия, образующие объективную сторону данного
преступления.
 По приговору суда Брестского района, оставленному без изменения
определением судебной коллеги по уголовным делам Брестского
областного суда, осуждены по ч.2 ст.15 и ч.2 ст.75 УК граждане
Польши - К., Д., П. и В. за то, что покушались на контрабанду
68 122,3 литра этилового спирта (330 бочек) общей стоимостью
253 млн. 414 тыс. 950 руб. По приговору суда конфискованы в доход
государства два автомобиля "Рено" и один - "Скания" с полуприцепами,
на которых граждане Польши намеревались переместить спирт через
таможенную границу в Польшу по подложным документам. Однако
преступление до конца не довели, так как спирт в ходе таможенного
досмотра автомобилей был обнаружен и задержан работниками таможни.
Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что постановлением
следователя указанные автомобили с полуприцепами признаны
вещественными доказательствами. Судом они правильно на основании ч.1
ст.81 УПК конфискованы как орудия совершения преступления, поскольку
умышленно были использованы в качестве такового при выполнении
объективной стороны состава преступления - контрабанды, и без их
использования перемещение через таможенную границу ограниченного к
вывозу этилового спирта в крупном размере было бы невозможно.

 Практика назначения наказания лицам, совершившим контрабанду, в
основном отвечает требованиям закона. Однако не все суды правильно
назначали осужденным за контрабанду дополнительную меру наказания -
конфискацию имущества.
 Согласно санкции ч.1 ст.75 УК конфискация имущества в качестве
дополнительного наказания может быть применена лишь в случае
назначения наказания в виде лишения свободы. Некоторые же суды
ошибочно применяли конфискацию имущества при назначении наказания в
виде штрафа.
 Суд Смолевичского района неправильно назначил Б. по ч.2 ст.15 и
ч.1 ст.75 УК наказание в виде штрафа с конфискацией имущества. Суд
Браславского района, назначая О. наказание в виде штрафа по ч.2
ст.15 и ч.1 ст.75 УК, в приговоре ошибочно обосновал неприменение
конфискации имущества применением ст.42 УК.
 В отдельных случаях суды в нарушение закона применяли
конфискацию имущества при назначении осужденному условной меры
наказания. Такую ошибку допустил суд Смолевичского района при
назначении наказания М. по совокупности статей: ч.1 ст.75 и ч.1
ст.192 УК с применением ст.43 УК.
 При назначении наказания суды учитывали главным образом данные
о личности подсудимых, которые в большинстве характеризовались
положительно, а также наличие на иждивении детей.
 То обстоятельство, что подсудимый является гражданином
иностранного государства почти во всех случаях учитывалось при
назначении наказания в виде штрафа.
 Изучение показало, что некоторые суды вопрос о мере наказания
обсуждали поверхностно, не всегда вникали в содержание того или
иного обстоятельства, указанного в приговоре в качестве смягчающего
ответственность, в связи с чем приводимые мотивировки нельзя
признать убедительными. Неубедительными можно признать указываемые в
приговорах такие смягчающие ответственность обстоятельства, как
отсутствие материального ущерба и активное способствование самого
подсудимого раскрытию преступления. Эти обстоятельства не могут
свидетельствовать в пользу подсудимого, поскольку преступление,
совершенное им, было очевидно при задержании работниками таможни, а
ущерб от него не наступил по этой же причине.

 2. Изучение административных дел о таможенных правонарушениях
показало, что в судах республики по-разному решается вопрос о
привлечении к административной ответственности водителей,
перевозящих груз, сокрытый от таможенного оформления тем или иным
способом и не принадлежащий им на праве личной собственности.
Сложность его состоит в том, что водитель, как правило, является
гражданином другого государства, фирма-отправитель или
фирма-получатель находится за границей. Поэтому и таможенному
органу, и суду практически невозможно в установленные законом сроки
выяснить все обстоятельства, которые бы подтверждали либо
опровергали вину водителя в сокрытии груза от таможенного
оформления.
 Некоторые судьи выносят постановления о наложении на водителей
административного взыскания в виде штрафа с конфискацией
перевозимого груза. Правильной же представляется такая практика,
когда выносятся постановления о конфискации непосредственных
объектов таможенного правонарушения, совершенного неустановленным
лицом, в соответствии со ст.28 КоАП Республики Беларусь без
привлечения к административной ответственности водителя автомобиля,
перевозившего груз.
 Статья 227 КоАП предусматривает обстоятельства, исключающие
производство по делам об административных правонарушениях. Однако не
все судьи в полной мере выполняют это требование закона.
 Постановлением судьи суда Центрального района г.Гомеля Ф. на
основании ч.1 ст.193-2 КоАП Республики Беларусь подвергнут
административному взысканию в виде штрафа в доход государства в
сумме 300 тыс.руб. с конфискацией 420 ящиков водки, которые скрыл от
таможенного оформления при перемещении через таможенную границу,
представив документы на перемещение апельсинового сока. На самом
деле Ф. границу не пересекал и никакого груза не перемещал.
Указанный груз на автомобиле в опломбированном контейнере в адрес
совместного белорусско-кипрского предприятия Си-Эс-Эм (г.Минск),
директором которого является Ф., перемещал водитель СП "Конет" П.
(г.Измаил, Украина).
 Постановление судьи было отменено и при повторном рассмотрении
деда Ф. от административной ответственности в соответствии с п.1
ст.227 КоАП Республики Беларусь освобожден, а 420 ящиков водки
конфискованы в доход государства на основании ст.28 КоАП как вещи,
являющиеся непосредственным объектом правонарушения, совершенного
неустановленным лицом.
 Согласно ст.247 КоАП дело об административном правонарушении
рассматривается в присутствии лица, привлекаемого к административной
ответственности. В отсутствие этого лица дело может быть рассмотрено
лишь в случаях, когда имеются данные о своевременном его извещении о
месте и времени рассмотрения дела и если от него не поступило
ходатайства об отложении рассмотрения дела.
 О. признан виновным в том, что, перемещая через таможенную
границу микроавтобус, предъявил поддельные документы на ввоз в
республику указанного транспортного средства. Дело рассмотрено без
участия О. и в нем отсутствуют данные об извещении о месте и времени
рассмотрения. В жалобе О. указал, что не был извещен о дне
рассмотрения дела. Председателем Верховного Суда постановление судьи
суда Центрального района г.Гомеля в отношении О. отменено и дело
было направлено на новое рассмотрение.
 По ряду дел из-за отсутствия протоколов и соответствующих
записей в постановлениях судей практически невозможно установить,
рассматривалось дело в присутствии привлекаемого к административной
ответственности лица либо в его отсутствие. Подобные нарушения
допустили судьи судов Заводского района г.Минска, Ленинского и
Московского районов г.Бреста, Браславского, Вороновского районов.
 Необходимо отметить, что качество протоколов судебных заседаний
по некоторым административным делам неудовлетворительное. Например,
дело Г., который постановлением председателя суда Центрального
района г.Гомеля привлечен к административной ответственности по ч.1
ст.193-2 КоАП Республики Беларусь, рассмотрено небрежно. Из
протокола видно, что судьей допрашивались правонарушитель Г. и
представитель таможни М. Однако их объяснения изложены очень кратко,
из протокола не видно, исследовались ли письменные доказательства по
делу.
 Как свидетельствуют изученные дела, судьи не всегда следовали
положениям ст.261 КоАП Республики Беларусь, а также разъяснениям,
содержащимся в п.14 Постановления Пленума Верховного Суда от 17 июня
1994 г., согласно которым в постановлениях по делам об
административных правонарушениях, предусмотренных ст.ст.193-1, 193-2
КоАП, следует указывать, какие вещи являлись непосредственным
объектом правонарушения, их стоимость, в чем конкретно выражалось
перемещение вещей через таможенную границу помимо или с сокрытием от
таможенного оформления, а также какими доказательствами
подтверждаются данные обстоятельства. Этот недостаток характерен для
судов Заводского района г.Минска, Ошмянского, Островецкого,
Браславского, Вороновского районов.
 В постановлениях судьи не всегда указывают, по какой части
ст.193-2 КоАП они привлекают правонарушителя к административной
ответственности, либо вообще не делают ссылки на соответствующую
статью КоАП.
 Статья 193-1 Кодекса Республики Беларусь об административных
правонарушениях предусматривает обязательную конфискацию вещей,
являющихся непосредственными объектами правонарушения, а ч.2
ст.193-2 КоАП - также и предметов со специально изготовленными
тайниками, использованными для перемещения таких вещей с сокрытием
от таможенного оформления. Судьи не всегда выполняют данное
требование закона при наложении административного взыскания.
 Судья суда Ленинского района г.Бреста вынес постановление о
наложении в соответствии с ч.2 ст.193-2 КоАП взыскания на гражданина
Польши В. в виде штрафа в размере 600 тыс.руб.
 В. признан виновным в сокрытии от таможенного оформления 1200
пачек сигарет иностранного производства на сумму 6 млн.руб. Судья
постановил вернуть сигареты правонарушителю, хотя санкция ч.2
ст.193-2 не предусматривает такой возможности.
 При перемещении вещей через таможенную границу Республики
Беларусь на автомашине "Ауди" Л. скрыл от таможенного оформления 217
килограммов лома меди, использовав для этого переоборудованное
пространство, находящееся за спинкой заднего сиденья автомобиля. Л.
подвергнут административному взысканию в виде штрафа с конфискацией
лома меди, а автомобиль возвращен владельцу.
 По делу Ш., перемещавшего на автобусе вещи через таможенную
границу Республики Беларусь вне места расположения пункта
таможенного оформления "Геронены" Вороновской таможни, судья
конфисковал автобус "Икарус", предоставленный по договору аренды
частному предпринимателю X. для поездки в Румынию.
 Поскольку вины владельца автобуса (ЗАО "Катанос" г.Купишкес
Литовской Республики) в нарушении требований ст.193-1 КоАП не
установлено, то постановление судьи суда Вороновского района в части
конфискации автобуса отменено Председателем Верховного Суда и дело в
этой части прекращено.
 Изучение дел показало, что работники таможенной службы
допускают немало нарушений Кодекса Республики Беларусь об
административных правонарушениях. В частности, при составлении
протоколов об административных таможенных правонарушениях
таможенники не указывали эквивалент иностранной валюты, перемещаемой
помимо либо с сокрытием от таможенного оформления, то есть
фактически не определяли ее размер, в большинстве случаев, где
требовалось определение наименования и стоимости перемещаемых вещей,
не назначали экспертизы, не привлекали соответствующих специалистов.
 При оформлении протоколов об административных таможенных
правонарушениях не всегда указываются сведения о вручении
правонарушителю копии протокола о нарушении, в некоторых материалах
нет объяснений нарушителей по поводу совершенного правонарушения, не
указаны части статей КоАП, по которым квалифицированы действия
нарушителей. Имелись случаи оформления таможней административных
материалов, когда непосредственными объектами правонарушений
являлись вещи, не подлежащие предъявлению при таможенном оформлении.
 Обобщение показало, в числе причин допускаемых судами ошибок и
нарушений закона при рассмотрении дел о контрабанде и
административных таможенных правонарушениях и та, что отдельные
судьи поверхностно изучают законодательство, недостаточно уделяют
внимания повышению своего профессионального уровня, допускают
небрежность и невнимательность в работе.


 Судья Верховного Суда Республики Беларусь М.Кашко

 Консультант отдела обобщения судебной
 практики Верховного Суда Республики Беларусь Г.Шудейко