ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ ПРОТИВ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
И ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ ОБЗОРОВ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)

                                 I

     По данным МВД, наиболее распространенными среди всех преступных
посягательств на  окружающую  природную  среду  являются  незаконная
добыча  рыбы  или  водных  животных  (ст.281  УК),  незаконная охота
(ст.282 УК) и незаконная порубка деревьев и кустарников (ст.277 УК).
В  структуре  указанной  преступности  в  2002  году доля незаконной
добычи рыбы или водных животных составила 48,3%,  незаконной охоты -
44,1%, незаконной порубки деревьев и кустарников - 17,5%.
     Анализ статистических данных о судимости свидетельствует, что в
последние   пять   лет  наблюдается  тенденция  к  увеличению  числа
осужденных за незаконную охоту и к снижению - за незаконную  порубку
деревьев  и  кустарников.  Судимость  за  незаконную добычу рыбы или
водных животных менялась незначительно.
     В 2002  году  из  общего  количества осужденных за преступления
данной  категории  90,1%  осуждены  по  двум  статьям:  49,4%  -  за
незаконную  добычу  рыбы  (ст.281 УК),  40,7%  - за незаконную охоту
(ст.282 УК).
     Статьи 281   и   282   УК  предусматривают  ответственность  за
действия, выражающиеся в двух формах:
     - незаконная добыча рыбы или водных животных, незаконная охота;
     - добыча рыбы или водных животных,  занесенных в Красную  книгу
Республики Беларусь (ч.2 ст.281 УК);  добыча зверей и птиц, охота на
которых в Республике Беларусь полностью запрещена (ч.2 ст.282 УК).
     Ответственность за добычу рыбы или водных животных,  занесенных
в Красную книгу Республики Беларусь,  а также за добычу  зверей  или
птиц,  охота  на  которых в Республике Беларусь полностью запрещена,
наступает  вне  зависимости   от   наличия   признаков,   являющихся
обязательными соответственно для незаконной добычи рыбы и незаконной
охоты.
     Чтобы признать  деяние преступлением,  при отсутствии указанных
выше действий,  необходимо установить,  что оно  было  незаконным  и
содержит хотя бы одно из обстоятельств, указанных в ч.1 ст.281 и ч.1
ст.282 УК. Добыча рыбы или водных животных, а также охота признаются
незаконными, если они совершены: без надлежащего на то разрешения, в
запретное время  (ст.ст.281  и  282  УК);  в  недозволенных  местах,
недозволенными   орудиями,  способами  и  приемами  (ст.281  УК);  в
запрещенных местах, запрещенными орудиями и способами (ст.282 УК).
     Для определения  оснований  и условий уголовной ответственности
за эти  преступления,  а  также  для  уяснения  содержания  понятий,
используемых в ст.ст.281 и 282 УК ("незаконная охота",  "запрещенные
места", "запрещенное время", "запрещенные орудия, способы и приемы",
"рыба  или  водные  животные,  занесенные в Красную книгу Республики
Беларусь" и др.) необходимо обращаться к Закону Республики  Беларусь
от 19 сентября 1996 года "Об охране и использовании животного мира",
Положению  о  рыболовстве,   утвержденному   постановлением   Совета
Министров   Республики  Беларусь  от  18  июня  1997  г.  №  741  (с
последующими изменениями  и  дополнениями),  Положению  об  охоте  и
ведении  охотничьего  хозяйства  на  территории Республики Беларусь,
утвержденному постановлением Совета Министров Республики Беларусь от
30   декабря   1997   г.   №  1750  (с  последующими  изменениями  и
дополнениями),  Правилам  промыслового  и   Правилам   любительского
рыболовства Республики Беларусь,  утвержденным приказом Министерства
природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь  от
29  мая  1998 г.  № 158 (с последующими изменениями и дополнениями),
Правилам охоты в  Республике  Беларусь,  утвержденным  Министерством
лесного  хозяйства  и  Министерством  природных  ресурсов  и  охраны
окружающей  среды  Республики  Беларусь  25   марта   1998   г.   (с
последующими изменениями и дополнениями), и др.
     В каждом   конкретном   случае    привлечения    к    уголовной
ответственности  по ст.ст.281,  282 УК следует сопоставлять деяния с
соответствующими  нормативными  правовыми  актами  и   указывать   в
процессуальных  документах со ссылкой на конкретные нормативные акты
не только какие преступные действия и каким образом  были  совершены
обвиняемым,  но  и  какие  именно  требования  им  не выполнены либо
нарушены.
     Проведенное изучение свидетельствует,  что в ряде приговоров не
называются  нормативные  акты  (суды  Волковысского,  Житковичского,
Наровлянского, Сенненского районов).
     Имеют место   случаи,   когда   описание   преступного   деяния
отличается неконкретностью и чрезмерной краткостью.  В частности, по
делам о незаконной добыче рыбы в приговорах  не  всегда  указывается
количество   добытой  рыбы,  ее  виды,  а  также  вред,  причиненный
действиями виновного.
     По делу  Г.,  совершившего  незаконную  добычу  рыбы  с помощью
электроудочки,  из приговора суда Лельчицкого района не  видно,  где
конкретно совершено преступление, лишь указано: "по месту жительства
в д.Милошевичи Лельчицкого  района..."  Данных  о  том,  какая  рыба
добыта,  ее  количество  по  видам,  какой вред причинен преступными
действиями Г., в приговоре нет.
     Некоторые суды   упускают   из  виду,  что  для  привлечения  к
уголовной ответственности по ч.1 ст.281 УК  или  по  ч.1  ст.282  УК
необходимо,  чтобы  незаконная  добыча рыбы или водных животных либо
незаконная охота были осуществлены в течение  года  после  наложения
административного взыскания за такое же нарушение.
     По приговору суда Брагинского района от 17 апреля  2002  г.  М.
осужден  по  ч.1 ст.281 УК за незаконную добычу рыбы.  Из материалов
дела видно,  что М.  18 февраля 2002 г.  на реке Днепр на территории
Брагинского  района  добывал рыбу без надлежащего на то разрешения и
незаконными орудиями лова.
     25 декабря 2001 г.  в отношении М. составлялся административный
протокол за  добычу  рыбы  запрещенными  орудиями  лова,  и  за  это
правонарушение  он  на основании ч.1 ст.87 КоАП постановлением судьи
суда  Брагинского  района  от  25   февраля   2002   г.   подвергнут
административному взысканию в виде 30 тыс.руб. штрафа.
     Совершение ранее   М.   других   правонарушений,   составляющих
административную   преюдицию   для   привлечения   его  к  уголовной
ответственности, в вину не вменялось.
     При таких обстоятельствах М.  осужден за деяние, совершенное до
наложения  на  него  административного  взыскания   за   аналогичное
правонарушение,  и  в его действиях отсутствует состав преступления,
предусмотренного ч.1 ст.281 УК.
     Изучение свидетельствует,  что  в судебной практике нет единого
подхода  к  решению  вопроса  о  моменте   окончания   преступления,
предусмотренного ч.1 ст.281 УК.  В одних случаях данные преступления
расценивались как оконченные с момента начала добычи рыбы независимо
от  того,  была  ли  она  фактически  добыта,  в  других - с момента
фактического завладения добытым.
     С., подвергавшийся  административному  взысканию за добычу рыбы
сетями (запрещенными орудиями лова),  вновь добывал рыбу  с  помощью
сети,  однако выловить ее не успел, так как был задержан работниками
рыбоохраны.
     Стороной обвинения  действия  С.  квалифицированы по ч.1 ст.281
УК.
     Полагая, что  в данном случае совершено покушение на незаконную
добычу рыбы недозволенными орудиями лова,  суд Житковичского  района
квалифицировал действия С. по ч.1 ст.14 и ч.1 ст.281 УК.
     По приговору суда Московского района г.Бреста П.   осужден   по
ч.1  ст.281  УК  за то,  что,  будучи подвергнутым административному
взысканию за добычу рыбы недозволенными орудиями лова,  вновь дважды
незаконно   добывал  рыбу.  Стороной  обвинения  и  судом  содеянное
квалифицировано как оконченное преступление, несмотря на то что рыбу
П. не выловил.
     Как оконченное преступление,  предусмотренное  ч.1  ст.281  УК,
квалифицированы судом Наровлянского района действия М., задержанного
во время установки сетей на реке.
     Решения судов  в  двух  последних случаях являются правильными.
Преступление,  предусмотренное ст.281  УК,  считается  оконченным  с
момента   совершения   действий,  направленных  на  непосредственное
завладение рыбой или  водными  животными.  Это  может  выражаться  в
установлении сетей,  приспособлении иных средств и орудий незаконной
добычи рыбы или водных животных независимо  от  того,  были  ли  они
фактически добыты.
     Как показало изучение дел о незаконной  охоте,  отдельные  суды
упускали  из  виду,  что  крупный  и  особо  крупный  размеры ущерба
определены  в  примечании  к  ст.281  УК,  что   влекло   ошибки   в
квалификации содеянного.
     Т. по предварительному сговору с К.  без надлежащего разрешения
на  территории  национального  парка  "Беловежская  пуща"  незаконно
отстреляли две особи благородного оленя, причинив материальный ущерб
в  размере  3  млн.  600  тыс.руб.,  что  составило  480 минимальных
заработных плат (при установленной на день  совершения  преступления
минимальной заработной плате (МЗП), равной 7500 руб.).
     Органами предварительного  расследования  действия  Т.   и   К.
квалифицированы   по   ч.3   ст.282  УК  как  незаконная  охота  без
надлежащего на то  разрешения  на  территории  национального  парка,
повлекшая причинение ущерба в особо крупном размере.
     В судебном  заседании  государственный   обвинитель   предложил
переквалифицировать  действия  обвиняемых  с  ч.3  на ч.2 ст.282 УК,
мотивируя это тем,  что  размер  ущерба  не  составил  1000-кратного
превышения минимальной зарплаты.
     Судья суда Каменецкого района осудил Т.  и К.  по ч.2 ст.282 УК
за  незаконную  охоту  на территории национального парка,  повлекшую
причинение ущерба в крупном размере.
     Между тем   согласно  примечанию  к  ст.281  УК  особо  крупным
размером в ст.ст.281 и 282 УК признается размер ущерба на  сумму,  в
100 и более раз превышающую размер базовой величины (по данному делу
- МЗП),  установленной на день совершения преступления.  Преступными
же действиями Т.  и К.  был причинен ущерб, превышающий размер особо
крупного ущерба почти в пять  раз,  поэтому  их  действия  следовало
квалифицировать по ч.3 ст.282 УК.
     Органами предварительного расследования Г.  и К.  обвинялись  в
том,  что на территории заказника, не имея надлежащего разрешения, в
запретное время,  в запрещенном месте совершили отстрел одной  особи
лося.
     Согласно расчету, произведенному начальником военно-охотничьего
хозяйства  на  основании  пп.43  и  46  Положения об охоте и ведении
охотничьего  хозяйства,  причиненный  ущерб  составил  160   базовых
величин. Действия Г.  и К. были квалифицированы по ч.3 ст.282 УК как
незаконная  охота,  повлекшая  причинение  ущерба  в  особо  крупном
размере.
     Рассмотрев данное  уголовное  дело,  судья  суда   Пуховичского
района  ошибочно  пришел  к  выводу,  что вышеуказанное Положение не
определяет  порядок  реального  исчисления  причиненного  ущерба   и
необоснованно  произвел  расчет  на  основании п.26.2 Правил охоты в
Республике Беларусь исходя из максимальной заготовительной  цены  на
шкуру  лося  и  стоимости  мяса.  Неправильный  расчет ущерба повлек
необоснованную квалификацию преступных действий  по  ч.2  ст.282  УК
вместо ч.3 этой статьи.
     В данной связи надо иметь в виду, что для квалификации действий
виновного  по  признакам  причинения  крупного  или  особо  крупного
размера  ущерба  в  результате  незаконной  охоты, незаконной добычи
рыбы,  водных животных или незаконной порубки деревьев и кустарников
необходимо  исходить  из специально утвержденных такс для возмещения
причиненного ущерба, действующих на день совершения преступления.
     В приведенном примере при решении вопроса о  том,  является  ли
ущерб,  причиненный  действиями Г.  и К.  крупным или особо крупным,
следовало руководствоваться пп.43 и 46 Положения об охоте и  ведении
охотничьего хозяйства.
     Изучением дел  о  преступлениях,  предусмотренных  ст.277   УК,
установлено,  что  незаконную  порубку деревьев и кустарников в ряде
случаев совершают должностные лица лесничеств.  Их действия при этом
обоснованно   квалифицируются  как  незаконная  порубка  деревьев  и
кустарников и соответствующее преступление против интересов  службы.
Именно   таким   образом,   по  ч.1  ст.277  УК  и  ч.2  ст.424  УК,
квалифицированы стороной  обвинения  и  судом  Житковичского  района
действия лесника Н.,  который во вверенном ему обходе, относящемся к
лесам зеленой зоны I группы лесов,  совершил незаконную  порубку  15
деревьев сосны и древесину продал.
     Действия лица  по  завладению  деревьями,  которые  срублены  и
приготовлены  к складированию,  сбыту или вывозу другими лицами,  на
практике  правильно   квалифицировались   как   хищение   имущества.
Например,  стороной  обвинения  и  судом  Хойникского  района по ч.2
ст.205 УК квалифицированы действия С.,  который по  предварительному
сговору  с  другим лицом тайно похитил 18,35 куб.м деловой древесины
дуба  на   сумму   275510   руб.,   заготовленной   лесничеством   и
принадлежащей Хойникскому лесхозу.
     В соответствии с ст.933 ГК и ст.101 Закона Республики  Беларусь
от 26   ноября   1992   года  "Об  охране  окружающей  среды"  вред,
причиненный правонарушениями  против  экологической  безопасности  и
природной среды, подлежит возмещению в полном объеме лицом, виновным
в его причинении.
     При определении   размера   возмещения  вреда  суды  не  всегда
руководствуются  положениями,  правилами,  методиками   и   таксами,
принятыми  и  утвержденными полномочными органами,  устанавливающими
порядок исчисления размера вреда,  возврата и определения  стоимости
незаконно добытых нарушителями природных объектов.
     Рассматривая дела   данных   категорий,    следует    применять
специальную  конфискацию  незаконно  добытого,  орудий и технических
средств,  послуживших совершению или облегчению преступных действий.
По  большинству изученных дел орудия,  с помощью которых совершалась
незаконная добыча рыбы,  зверей и птиц  (охотничьи  ружья,  патроны,
петли,  сети,  электроудочки,  транспортные  средства,  в  том числе
плавучие) обоснованно конфисковывались в собственность  государства.
Однако  по  некоторым  делам  вопрос  о  судьбе  орудия преступления
решался не всегда правильно или не решался вовсе.
     П. на   водохранилище   с   надувной   лодки  с  использованием
охотничьих ружей,  без надлежащего  разрешения,  в  запретное  время
занимался незаконной охотой,  а также добычей птиц, охота на которых
в Республике Беларусь полностью  запрещена.  В  результате  им  было
добыто  две  утки,  а также три лебедя-шипуна,  занесенных в Красную
книгу Республики Беларусь,  что повлекло причинение ущерба в размере
1 млн. 130 тыс.руб.
     В процессе дознания  изъяты  принадлежащие  П.  охотничий  нож,
признанный,    по    заключению    эксперта,    холодным    оружием,
гладкоствольное охотничье ружье марки "ИЖ-27  М"  и  65  патронов  к
нему.   Все  эти  предметы  в  установленном  законом  порядке  были
осмотрены,  описаны,  признаны  вещественными   доказательствами   и
приобщены  к  материалам  уголовного  дела.  Судья суда Сморгонского
района необоснованно возвратил  обвиняемому  все  вышеперечисленное,
ничем не мотивировав свое решение.
     Изучение показало,  что  не  всегда  по   делам   анализируемой
категории соблюдается принцип индивидуализации наказания, что влечет
назначение наказания,  несоразмерного содеянному. Так, П. осужден по
приговору суда  Московского района г.Бреста от 5 мая 2003 г.  по ч.1
ст.281 УК к наказанию в виде общественных работ сроком на 240  часов
за  то,  что,  будучи 27 мая 2002 г.  подвергнутым административному
взысканию на основании ч.1 ст.87 КоАП за незаконную добычу рыбы,  25
января  и  28  февраля  2003  г.  вновь незаконно добывал рыбу.  При
назначении наказания суд не учел в полной мере,  что П. ранее дважды
привлекался к ответственности за аналогичные преступления (судимости
погашены) и,  кроме того,  после  возбуждения  10  февраля  2003  г.
уголовного дела по факту совершения преступления 24 февраля этого же
года совершил аналогичное деяние.
     Такой подход    к   назначению   наказания   не   соответствует
требованиям   закона   и    не    обеспечивает    целей    уголовной
ответственности.

                                 II

     Судами республики   рассматривается   значительное   количество
административных дел о правонарушениях в области  охраны  окружающей
природной среды:  в 2002 году - 5476,  в первом полугодии 2003 г.  -
2134.  Наибольший удельный вес составляют дела  о  нарушении  правил
рыболовства,    охраны    рыбных    ресурсов   и   водных   животных
(соответственно 77,7% и 56,1%).
     Отправным процессуальным документом производства  по  делам  об
административных правонарушениях в области охраны окружающей среды и
основанием  для  рассмотрения  дела  судьей  является  протокол   об
административном правонарушении,  составленный уполномоченным лицом.
Перечень таких лиц содержится  в  ст.234-1 КоАП.  При  изучении  дел
установлено,    что    иногда    протоколы    об    административных
правонарушениях составлялись ненадлежащими лицами.  В частности,  за
нарушение  правил  рыболовства  (ч.1  ст.87 КоАП) и незаконную охоту
(ч.1 ст.87-1 КоАП)  некоторые  протоколы  составлены  руководителями
охотничьих хозяйств,  охотоведами и егерями общественных объединений
"Белорусское общество охотников и  рыболовов"  (БООР),  "Белорусское
военно-охотничье  общество"  ("Военохот").  Между  тем  согласно п.6
ст.234-1 КоАП  указанные  лица,   как   представители   общественных
организаций,   наделены   полномочиями   составлять   протоколы   об
административных правонарушениях в случаях,  предусмотренных  только
ст.ст.189, 190 КоАП.
     Материалы, поступающие из  органов,  уполномоченных  составлять
протоколы  об  административных  правонарушениях  в  области  охраны
окружающей природной среды, иногда не соответствуют требованиям КоАП
и не содержат всех тех сведений, которые необходимы для рассмотрения
дела и вынесения судьей законного постановления.
     Так, не     во    всех    протоколах    правильно    называется
административный закон,  который нарушен гражданином, не указывается
должность   лица,   составившего   данный   документ,  или  название
организации,  в  которой  он  работает,  не  всегда  отражаются  все
сведения  о  личности  нарушителя.  В ряде случаев судьи принимали к
рассмотрению  протоколы,  в  которых  отсутствуют  объяснения   лиц,
привлекаемых к административной ответственности,  по обстоятельствам
вмененных им нарушений.
     Не всегда  соблюдались  требования  ст.235  КоАП  о том,  что в
протоколе об административном правонарушении обязательно должна быть
пометка   о   разъяснении   нарушителю   его  прав  и  обязанностей,
предусмотренных ст.247 КоАП.
     Согласно п.3  постановления Пленума Верховного Суда от 25 марта
1999  г.  №  1  "О  практике  применения  судами   законодательства,
регулирующего    производство    по    делам   об   административных
правонарушениях",  в случаях когда протокол  составлен  ненадлежащим
должностным  лицом,  в  нем  не  указаны время совершения и сущность
административного правонарушения, нормативный акт, предусматривающий
ответственность за данное правонарушение,  или лицу, привлекаемому к
ответственности,  не разъяснены права и обязанности, предусмотренные
ст.247 КоАП,  судья  возвращает протокол для исправления недостатков
органу или должностному лицу, его составившему.
     Анализ практики свидетельствует, что судьи не проявляют должной
требовательности   к   оформлению    поступающих    материалов    об
административных  правонарушениях,  не  принимают  мер по устранению
имеющихся  недостатков  и  выносят  постановления  по  первоначально
представленным    административным    материалам    (протоколы    об
административных правонарушениях по изученным делам возвращались для
исправления недостатков лишь по 1% дел).
     В практике имеют место  случаи  нарушения  судьями  15-дневного
срока  рассмотрения дела об административном правонарушении,  что по
некоторым делам ведет к истечению сроков наложения административного
взыскания.  В  результате  дела  производством  прекращаются и лица,
совершившие правонарушение, остаются безнаказанными.
     Так, протокол   от   5   июня   2003   г.  об  административном
правонарушении в  отношении  Л.  по  ч.1  ст.87  КоАП  за  лов  рыбы
запрещенными  орудиями  лова  поступил в суд Дрогичинского района 10
июня 2003 г.
     Судья трижды  (18,  30  июня и 14 июля) откладывал рассмотрение
дела из-за неявки правонарушителя  и  выносил  постановления  о  его
приводе  в  судебное  заседание,  несмотря  на то что при разрешении
такой категории административных дел присутствие правонарушителя  не
является   обязательным.   В   материалах   дела  имелись  данные  о
своевременном извещении Л.  о месте  и  времени  рассмотрения  дела,
кроме того, в протоколе об административном правонарушении он сделал
запись с просьбой рассмотреть дело в  его  отсутствие.  Двухмесячный
срок наложения  административного  взыскания,  предусмотренный ст.37
КоАП,  истек,  в  связи  с  чем  судья  6  августа  2003  г.   вынес
постановление о прекращении производства по делу.
     Чаще всего  по  административным  делам  отсутствуют  протоколы
судебного  заседания,  поэтому  проверка законности и обоснованности
постановления возможна, как правило, только по постановлениям судей.
Они  не  всегда  придают  должное  значение  качеству  и  содержанию
постановлений, которые нередко составляются небрежно и очень кратко,
в  них  отсутствуют  вообще  либо  допускаются  неточные  ссылки  на
нормативные акты.  В отдельных постановлениях не излагается сущность
содеянного,  не указываются место, время и конкретные обстоятельства
нарушения природоохранного законодательства, какой вред причинен или
мог  быть  причинен окружающей среде или отдельным объектам природы,
не приводятся показания виновного лица.
     Согласно ст.14  КоАП должностные лица подлежат административной
ответственности  за  административные  правонарушения,  связанные  с
несоблюдением   установленных   правил   в   сфере  охраны  природы,
обеспечение исполнения которых входит в  их  служебные  обязанности.
Поэтому  при  рассмотрении  каждого  такого  материала  судьи должны
устанавливать причинную связь между совершенными  должностным  лицом
действиями (бездействием) и наступившими вредными последствиями. Для
чего  необходимо  выяснить  круг  и  пределы  служебных   полномочий
должностного   лица,  в  отношении  которого  составлен  протокол  о
правонарушении, и в зависимости от этого решить вопрос о привлечении
данного лица к административной ответственности.
     При проведении  замеров   выбросов   загрязняющих   веществ   в
атмосферу  от  источника  выбросов  отделом  аналитического контроля
Гродненского  областного  комитета  природных  ресурсов   и   охраны
окружающей  среды  (ПР  и  ООС)  было  выявлено превышение предельно
допустимых выбросов (ПДВ).  По данному факту  в  отношении  сменного
мастера ОАО "Мостовдрев" Л.  был составлен административный протокол
по ст.78 КоАП (загрязнение атмосферы).
     При рассмотрении  данного  дела  в  суде  Мостовского района Л.
пояснила,  что в ее обязанности не входит осуществление контроля  за
выбросами  загрязняющих веществ и она не является должностным лицом,
отвечающим  за  данный   контроль.   В   материалах   дела   имеется
утвержденное    президентом    ОАО    "Мостовдрев"    Положение    о
производственном  сменном  мастере,  подтверждающее  ее   показания.
Представитель Мостовской районной инспекции ПР и ООС в суде пояснил,
что  не  знает,  в  результате  действий  какого  должностного  лица
произошел  сверхнормативный выброс загрязняющих веществ в атмосферу,
то есть не смог подтвердить вину Л.
     Изучив все материалы,  судья обоснованно пришел к выводу о том,
что   в   действиях   Л.   отсутствует   состав    административного
правонарушения,    предусмотренного    ст.78   КоАП,   и   прекратил
производство по делу по п.1 ст.227 КоАП.
     В отношении  должностных  лиц,  привлекаемых к административной
ответственности за нарушение  природоохранного  законодательства,  в
большинстве изученных дел не содержится никаких сведений о том,  что
именно  данное   должностное   лицо   ответственно   за   соблюдение
установленных  правил  охраны  природы и должно в связи с этим нести
ответственность  в  определенных   законом   пределах   (отсутствуют
объяснения   лиц,   выписки  из  должностных  инструкций,  показания
должностных   лиц,   составивших   протокол   об    административном
правонарушении, и т.п.).
     По-разному поступают суды  в  ситуациях,  когда  виновное  лицо
прекратило  вредное  воздействие  на  окружающую  природную  среду и
устранило  последствия  своих  противоправных  действий  к   моменту
рассмотрения административного дела в суде. Одни считают, что данное
обстоятельство    существенно    снижает    тяжесть     совершенного
правонарушения,    и   освобождают   граждан   от   административной
ответственности   на   основании    ст.21    КоАП    в    связи    с
малозначительностью,  другие  -  прекращают  производство  по делу в
связи   с   отсутствием   события   и   состава    административного
правонарушения (п.1 ст.227 КоАП).
     По мнению судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда,
устранение  виновными  лицами  последствий  нарушения  и  приведение
природного объекта в первоначальное состояние не является основанием
для  освобождения  их  от  ответственности  за допущенное нарушение.
Поэтому  следует  считать  правильной  практику  тех  судов, которые
признают    наличие   в  действиях  лиц  составов   административных
правонарушений  и  подвергают  граждан взысканиям в пределах санкций
соответствующих статей КоАП.
     Согласно ст.99 Закона "Об охране окружающей среды"  привлечение
лица  к  ответственности  за  нарушение  законодательства Республики
Беларусь об охране окружающей среды не освобождает его от возмещения
вреда,  причиненного в результате вредного воздействия на окружающую
среду.
     В соответствии  с  ст.39  КоАП,  если  в  результате совершения
административного правонарушения причинен имущественный ущерб, судья
при решении вопроса о наложении взыскания вправе одновременно решить
вопрос о возмещении виновным имущественного ущерба независимо от его
размера.
     По подавляющему большинству изученных дел  судьи  не  принимали
решения  о  взыскании  ущерба  в  связи  с  тем,  что  в  материалах
отсутствовали сведения о его размере. Между тем в соответствии с п.7
главы  4  Положения  о  порядке  исчисления  и  внесения  платежей в
бюджетные   фонды   охраны   природы   (утверждено    постановлением
Государственного    налогового    комитета    Республики   Беларусь,
Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики
Беларусь  и Министерства финансов Республики Беларусь от 19 сентября
2001  г.  №  125/14/101)   вред,   причиненный   окружающей   среде,
определяется  органами  Министерства  природных  ресурсов  и  охраны
окружающей среды.
     Отдельные суды  не  принимали  меры  по возмещению причиненного
нарушением  природоохранного  законодательства  вреда  при   наличии
расчетов  его  размера.  Х.  на  озере Нарочь производил добычу рыбы
недозволенным орудием лова - сетью,  в результате  чего  выловил  11
щук,  22 окуня и 6 линей. По данному факту инспектором Национального
парка в отношении Х.  был  составлен  протокол  об  административном
правонарушении,  предусмотренном  ч.1 ст.87 КоАП,  и направлен в суд
Мядельского района.  К административному  протоколу  была  приложена
справка,  подписанная  генеральным  директором и главным бухгалтером
Национального парка о размере ущерба, причиненного рыбным запасам. В
соответствии  с  таксами,  содержащимися  в  приложении 3 к Правилам
любительского рыболовства, сумма ущерба составила 200600 руб. Судья,
указав  в  мотивировочной  части  постановления  на  факт причинения
имущественного ущерба,  в резолютивной части не решил вопрос  о  его
возмещении виновным лицом.
     В суд Столинского района из государственного лесохозяйственного
учреждения (ГЛХУ) поступил материал в отношении С., который, не имея
надлежащего  разрешения,  находился  на  территории  лесничества   с
охотничьим ружьем,  а в рюкзаке было мясо дикого животного - кабана,
то есть совершил  административное  правонарушение,  предусмотренное
ч.1 ст.87-1 КоАП.
     В данном    материале    содержится    справка,    составленная
и.о.директора  ГЛХУ  о   размере   подлежащего   взысканию   ущерба,
рассчитанного  на  основании  п.43  Положения  об  охоте  и  ведении
охотничьего хозяйства (ущерб,  причиненный охотничьему  хозяйству  и
диким  животным),  а  также  в  соответствии  с  п.26.2 Правил охоты
(стоимость незаконно добытой продукции охоты).
     Судья, рассмотрев дело и подвергнув С. на основании ч.1 ст.87-1
КоАП штрафу с конфискацией охотничьего  ружья,  не  взыскал  с  него
причиненный   незаконной   охотой   ущерб   в   указанном   размере.
     Загрязнение леса  (ст.73 КоАП).  По изученным делам загрязнение
леса  в  основном  выразилось  в  загрязнении  его  строительными  и
бытовыми отходами и сточными водами.
     Большинство судей, рассматривающих административные дела данной
категории,  не   ссылаются   на   нормативные   акты,   регулирующие
ответственность за такие правонарушения (Лесной кодекс,  законы:  от
26 ноября 1992 года "Об охране окружающей среды",  от 25 ноября 1993
года   "Об   отходах",  Водный  кодекс  и  др.)  Иногда  это  влечет
неправильную квалификацию действий виновных лиц.
     Так, Ф.  произвел  загрязнение  земель  Минского  лесопаркового
хозяйства  отходами  производства  и потребления - кузовом легкового
автомобиля -  в  районе  д.Лошаны.  В  отношении  Ф.  был  составлен
протокол об административном правонарушении,  предусмотренном  ст.53
КоАП - загрязнение земель.
     Судья суда  Минского  района  и г.Заславля также квалифицировал
действия Ф. как загрязнение земель и на основании ст.53 КоАП подверг
его  административному  взысканию  в виде штрафа.  При этом судья не
учел,  что согласно  ст.ст.4,  16  Лесного  кодекса  государственный
лесной  фонд  образуют  все  леса,  а также земли лесного фонда,  не
покрытые лесом (лесные и нелесные  земли),  в  том  числе  городские
леса,  леса зеленых зон вокруг городов,  других населенных пунктов и
промышленных предприятий,  включая леса лесопарковых частей  зеленых
зон.
     При таких обстоятельствах Ф.  произвел  не  просто  загрязнение
земель,  а загрязнение земель лесного фонда и его действия следовало
квалифицировать как загрязнение леса - по ст.73 КоАП.
     Загрязнение атмосферы (ст.78 КоАП).  Изучение дел показало, что
загрязнение атмосферы  осуществлялось  посредством  производственных
выбросов загрязняющих веществ с превышением установленных нормативов
предельно допустимых  или  временно  согласованных  выбросов.  Факты
сверхнормативных  выбросов  этих  веществ  подтверждены имеющимися в
материалах дел соответствующими документами (протоколами  испытаний,
актами проверок и т.п.).
     Природоохранное законодательство  Республики  Беларусь выделяет
несколько  видов  правонарушений  в  области   охраны   атмосферного
воздуха.  Они  указаны  в  ст.98  Закона  от 26 ноября 1992 года "Об
охране окружающей среды",  а также перечислены в ст.61 Закона от  15
апреля  1997  года  "Об  охране атмосферного воздуха"(1).  Между тем
ст.78 КоАП включает  в  себя  лишь  один  из  существующих  составов
правонарушений   -   загрязнение  атмосферного  воздуха  посредством
производства   выбросов   загрязняющих   веществ    с    превышением
установленных   нормативов   предельно   допустимых   или   временно
согласованных  выбросов  либо  вследствие  ионизирующих   излучений,
электромагнитного,   шумового   или   иного   вредного   физического
воздействия на атмосферный воздух с превышением нормативов предельно
допустимых  уровней  вредных  физических и иных воздействий.  Не все
суды принимают это во внимание.
______________________________
     (1)Отношения в области охраны атмосферного воздуха регулируются
также Законом от 23  ноября  1993  года  "О  санитарно-эпидемическом
благополучии населения".

     Так, судья  суда  г.Новополоцка  привлек   к   административной
ответственности  по ст.78 КоАП главного инженера УКП "Новополоцкбыт"
Д.  за то,  что он,  будучи обязанным  контролировать  своевременное
получение  разрешения  на  выброс предприятием загрязняющих веществ,
выдаваемого Витебским областным комитетом ПР и ООС,  в период  с  24
февраля  по  19  марта  2003  г.  (когда  срок  действия предыдущего
разрешения истек) допустил выброс загрязняющих веществ  в  природную
среду без получения соответствующего разрешения.
     Нарушение правил рыболовства,  охраны рыбных ресурсов и  водных
животных (ч.1 ст.87 КоАП).  Непосредственным объектом правонарушения
по изученным делам явилась рыба,  чаще всего  карась,  щука,  окунь,
плотва, линь.
     Недозволенные  орудия, способы и приемы добычи рыбы применялись
по  82,9%  административных  дел  - сети, вентери, "пауки", остроги,
бредни и незарегистрированные в установленном порядке лодки.
     Согласно пп.20.3   и   29.4  Правил  любительского  рыболовства
запрещается применение орудий лова из сетематериалов  за  отдельными
исключениями,   лов  рыбы  с  применением  таких  орудий  признается
незаконным. В соответствии с п.31 запрещается лов  рыбы  рыболовными
орудиями  лова (снастями),  не разрешенными настоящими Правилами,  а
также нахождение с ними,  в том числе в  транспортном  средстве,  на
водоеме или вблизи водоема.
     Я. находился на берегу озера с сетью,  за что  был  обоснованно
привлечен  к  административной  ответственности  по  ч.1  ст.87 КоАП
судьей суда Браславского района.
     Судья суда     Мядельского     района     правильно     подверг
административному взысканию в  виде  штрафа  с  конфискацией  орудия
совершения правонарушения Б., который был задержан на берегу озера с
одной рыболовной сетью из лески,  находящейся в его автомобиле,  чем
совершил правонарушение, предусмотренное ч.1 ст.87 КоАП.
     Санкция ч.1   ст.87   КоАП    предусматривает    альтернативное
применение конфискации находящихся в личной собственности нарушителя
орудий добычи рыбы или водных животных и иных  предметов,  явившихся
орудием      совершения     правонарушения.     Постановление     по
административному  делу  должно   содержать   обоснование   решения,
принятого судьей по данному вопросу.
     По изученным делам конфискация орудий совершения правонарушения
не  применялась  примерно  в  половине  случаев  и,  как  показывает
практика,  по  некоторым  из них неприменение конфискации предметов,
указанных в ч.1 ст.87 КоАП, ничем не мотивировано.
     При составлении протокола об  административном  правонарушении,
предусмотренном   ч.1   ст.87  КоАП,  должностными  лицами  органов,
уполномоченных его  составлять,  иногда  нарушаются  предусмотренные
законом правила изъятия вещей и документов.
     Согласно ст.244 КоАП вещи и документы,  являющиеся орудием  или
непосредственным    объектом    правонарушения,   обнаруженные   при
задержании, личном досмотре или досмотре вещей, изымаются и хранятся
до  рассмотрения  дела  об административном правонарушении,  а после
рассмотрения дела,  в зависимости от  результатов,  в  установленном
порядке конфискуются, или возвращаются владельцу, либо уничтожаются,
а при возмездном изъятии вещей реализуются.
     Между тем    уполномоченные   лица   природоохранных   и   иных
компетентных  органов  изымают  и  тут  же,  на  месте   составления
административного  протокола,  уничтожают  изъятые незаконные орудия
добычи,  о чем делается  отметка  в  протоколе  об  административном
правонарушении   либо  составляется  акт  об  уничтожении  указанных
предметов.
     Незаконная охота  (ч.1  ст.87-1 КоАП).  Чаще всего протоколы об
административном правонарушении,  предусмотренном ч.1 ст.87-1  КоАП,
составлялись за охоту без надлежащего на то разрешения (79,3%).
     Указанная норма КоАП является бланкетной. Поэтому правильное ее
применение   предполагает   знание   и   использование  судьями  при
рассмотрении административных дел о незаконной охоте законов:  от 19
сентября 1996 года "Об охране и использовании животного мира", от 12
ноября  1991  года  "О  правовом  режиме  территорий,   подвергшихся
радиоактивному  загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской
АЭС",  от 20  октября  1994  года  "Об  особо  охраняемых  природных
территориях",  Положения об охоте и ведении охотничьего хозяйства на
территории Республики Беларусь,  а также Правил охоты  в  Республике
Беларусь.
     Изучение показывает,  что  не   все   дела   данной   категории
рассмотрены   в   соответствии   с   требованиями  вышеперечисленных
нормативных актов.
     Из протокола  об административном правонарушении по ч.1 ст.87-1
КоАП,  составленного  в  отношении  Р.,  следует,  что  он,  являясь
должностным   лицом  -  инженером-охотоведом  лесхоза,  в  нарушение
п.10.6.3 Правил охоты (регулирует условия и порядок охоты на кабана)
выдал  четыре  разовых  разрешения  на  добычу  кабана  "с подхода",
которая  проводилась  охотниками  методом  загона  с  использованием
незарегистрированных   собак   и   с  участием  егеря,  не  имеющего
необходимого стажа охоты.
     Судья суда Светлогорского района усмотрел в действиях Р. состав
незаконной охоты  и  на  основании  ч.1  ст.87-1  КоАП  подверг  его
административному взысканию в виде штрафа.
     Между тем согласно ст.43  Закона  "Об  охране  и  использовании
животного    мира"   охотой   признаются   поиск,   выслеживание   и
преследование с целью добычи, попытка добычи или добыча диких зверей
и птиц, обитающих в состоянии естественной свободы.
     Кроме  того,  к  охоте  приравнивается  нахождение в охотничьих
угодьях  лиц  с  охотничьим  оружием  и  другими  орудиями охоты или
добытой  продукцией  охоты,  с  охотничьими  собаками,  спущенными с
поводка,  а  также  нахождение  на  дорогах общего пользования лиц с
расчехленным оружием или добытой продукцией охоты.
     Положение об охоте и ведении охотничьего хозяйства (пп.22-24) и
Правила охоты (пп.2.3,  2.4,  9.4) содержат  исчерпывающий  перечень
деяний,   признающихся   незаконной   охотой   и  образующих  состав
правонарушения,  предусмотренного  ч.1  ст.87-1  КоАП.  Действия  по
выдаче  ошибочных  разовых  разрешений  на  добычу  диких  животных,
совершенные Р.,  среди них отсутствуют,  поэтому привлечение  его  к
административной  ответственности  по  данной  статье  КоАП  следует
признать необоснованным.
     Практика    показывает,  что  не  все  суды  при   рассмотрении
административных  дел  о незаконной охоте правильно трактуют понятие
малозначительности совершенного правонарушения.
     Постановлением судьи суда Ивановского района на  основании  ч.1
ст.87-1 КоАП П. подвергнут административному взысканию в виде штрафа
с конфискацией охотничьего ружья и патронов за то,  что он находился
в  охотничьих угодьях,  не имея надлежащего разрешения,  в запретное
время и в запрещенном для охоты месте.
     Председателем Брестского  областного  суда данное постановление
судьи   было   отменено,   П.   освобожден    от    административной
ответственности   в   связи   с   малозначительностью   совершенного
правонарушения и  ему  объявлено  устное  замечание.  Конфискованные
ружье и патроны возвращены по принадлежности.
     Председатель Верховного Суда,  рассмотрев административное дело
в   отношении  П.,  отменил  постановление  председателя  Брестского
областного суда, оставив в силе постановление судьи суда Ивановского
района, указав следующее.
     Основанием  для  признания  правонарушения,  совершенного   П.,
малозначительным  явилось то обстоятельство, что П. лишь находился в
охотугодьях  и  никаких  активных  действий  к  попытке добычи диких
животных не предпринимал.
     Однако    это    обстоятельство    не    свидетельствует      о
малозначительности    правонарушения,    поскольку    нахождение   в
охотугодьях с охотничьим ружьем приравнивается к охоте.
     Привлечение  П.  к  административной  ответственности   впервые
относится к его личности и не влияет на характер правонарушения, что
необходимо при его оценке как малозначительного.
     При таких обстоятельствах  вывод,  изложенный  в  постановлении
председателя  областного  суда  о малозначительности совершенного П.
правонарушения,  не основан на требовании ст.21 КоАП. Поэтому данное
постановление нельзя признать законным и обоснованным.
     Санкция ч.1   ст.87-1   КоАП   предусматривает   альтернативное
применение конфискации находящихся в личной собственности нарушителя
ружей и других орудий охоты.  По изученным делам конфискация  орудий
незаконной охоты  не  применена  в  отношении  34%  человек из числа
привлеченных к административной ответственности.

                                III

     Рассмотрение дел о возмещении  вреда,  причиненного  нарушением
законодательства  об  охране  окружающей  среды,  является  одним из
компонентов природоохранной деятельности и  способствует  сохранению
природных богатств.
     Количество поступающих   в  суды  дел  по  искам,  связанным  с
возмещением  вреда,  причиненного  нарушением  законодательства   об
охране  и использовании природных ресурсов,  в период с 1998 года по
2001 год увеличилось (в 1998 году поступило 453 дела,  в 1999 году -
493,  в 2000 году - 599, в 2001 году - 915), в 2002 году сократилось
на 29,7% и составило 643 дела.
     От 50%  до 75% дел, поступивших в период с 1998 года и в первом
полугодии 2003 г.,  составили дела о  возмещении  вреда  в  связи  с
лесонарушениями.  Дела  о возмещении вреда,  причиненного незаконной
охотой и нарушением правил рыбной ловли,  составляли от 10%  до 15%,
лишь  в  2001 году - 36%.  Подавляющее количество исков о возмещении
вреда,  причиненного  нарушением  законодательства   об   охране   и
использовании природных ресурсов,  судами удовлетворялось (около 90%
дел рассмотрено с вынесением решения).
     Некоторые суды  в нарушение требований ст.248 ГПК оставляли без
движения  исковые  заявления  о   возмещении   вреда,   причиненного
нарушением  природоохранного  законодательства.  Определением  судьи
суда Солигорского  района  и  г.Солигорска  оставлено  без  движения
заявление  Солигорской инспекции охраны рыбных ресурсов и охотничьих
видов животных Министерства природных ресурсов и  охраны  окружающей
среды к Р. о взыскании вреда, причиненного незаконной ловлей рыбы. В
качестве недостатков судом названо отсутствие квитанции о госпошлине
или  документа,  подтверждающего освобождение от ее уплаты,  а также
документа,  подтверждающего право инспекции предъявить данный иск  в
суд,    и    копии   постановления   о   привлечении   ответчика   к
административной ответственности за допущенное  правонарушение.  При
этом суд  не  учел,  что  в  соответствии  с  п.31  ст.4  Закона  "О
государственной пошлине"  освобождаются  от  уплаты  государственной
пошлины  Министерство  природных ресурсов и охраны окружающей среды,
его территориальные органы по искам о возмещении вреда, причиненного
окружающей  среде.  К тому же копию постановления об ответственности
ответчика за нарушение законодательства об  охране  рыбных  ресурсов
суд   мог   истребовать   в  порядке  подготовки  дела  к  судебному
разбирательству.  Таким образом,  оснований для оставления заявления
без движения не имелось.
     В предмет доказывания по делам о возмещении вреда, причиненного
нарушением законодательства об охране природы, входят доказательства
наличия  вреда,  неправомерности  действий  причинителя  вреда  и их
причинной  связи,  вины  причинителя  вреда, обоснованности расчетов
истца по взыскиваемой сумме. Письменными доказательствами по делам о
возмещении  вреда  в  связи  с нарушением законодательства об охране
окружающей    среды    являются:    протоколы    о   привлечении   к
административной   ответственности  за  нарушение   природоохранного
законодательства;  письменные  уведомления  с предложением ответчику
возместить вред в добровольном порядке; расчет размера материального
вреда;  нормативные правовые акты, предусматривающие ответственность
и порядок исчисления вреда за совершенное нарушение природоохранного
законодательства.
     При подготовке    дел    изучаемой    категории   к   судебному
разбирательству  судами  не  всегда   правильно   определялся   круг
необходимых  доказательств  по  делу,  не  принимались  меры  по  их
представлению сторонами и  другими  юридически  заинтересованными  в
исходе дела лицами.
     Например, к исковому заявлению Зельвенской инспекции  природных
ресурсов  и  охраны  окружающей  среды  к  Ж.  о  возмещении  вреда,
причиненного  незаконным   выловом   рыбы,   было   приложено   лишь
постановление о привлечении Ж. к административной ответственности по
ч.1 ст.87 КоАП. Других письменных доказательств истребовано не было,
свидетели  не  вызывались,  ответчик  в  судебном разбирательстве не
участвовал.  Иск  удовлетворен   на   основании   только   показаний
представителя истца.
     Дела о  возмещении  вреда,   причиненного   окружающей   среде,
рассматриваются  судами  по  искам Министерства природных ресурсов и
охраны окружающей среды (п.5.4 Положения  о  Министерстве  природных
ресурсов  и  охраны  окружающей среды,  утвержденного постановлением
Совета Министров от 31 октября 2001 г.  № 1586)  и  его  органов  на
местах,  Государственной  инспекции охраны животного и растительного
мира  при  Президенте  Республики  Беларусь   (п.8.5   Положения   о
Государственной  инспекции охраны животного и растительного мира при
Президенте  Республики  Беларусь,  утвержденного  Указом  Президента
Республики Беларусь от 27 января  2003  г.  №  45),  государственных
органов,    осуществляющих   государственный   контроль   охраны   и
использования особо охраняемых природных территорий, государственных
природоохранных    учреждений,   осуществляющих   управление   особо
охраняемыми природными территориями (ч.3 ст.45 Закона от 20  октября
1994   г.   "Об   особо  охраняемых  природных  территориях"),  иных
уполномоченных на то государственных органов, а также прокуроров.
     По некоторым изученным делам  в  качестве  истцов  по  искам  о
возмещении   вреда,   причиненного   незаконной   охотой,  выступали
отделения общественного объединения "Белорусское общество  охотников
и  рыболовов",  а также Государственный лесной техникум - по искам о
самовольной порубке леса.  Суд не учел, что указанные организации не
являются    надлежащими    истцами,    поскольку   не   осуществляют
непосредственно  функции  по  охране  природы,   поэтому   следовало
произвести  замену  ненадлежащих  истцов в порядке,  предусмотренном
ГПК.
     Большинство рассматриваемых  судами  дел  о  возмещении  вреда,
причиненного  нарушением   законодательства   об   охране   природы,
составляют дела о лесонарушениях,  в частности о самовольной порубке
леса, о повреждении лесных культур, засорении леса, нарушении правил
пожарной безопасности в лесу.
     При рассмотрении дел судами обоснованно  применялись  положения
главы 29 Лесного кодекса об ответственности юридических и физических
лиц  за  вред,  причиненный  нарушением  лесного   законодательства,
постановление  Совета  Министров  от  30  октября  1993  г.  № 750 с
изменениями от 25 ноября 2002 г.  "О материальной ответственности за
ущерб,  причиненный лесному хозяйству",  где предусмотрены таксы для
исчисления размера взысканий за каждый вид  лесонарушения  (далее  -
постановление  от  30 октября 1993 г.  № 750),  постановление Совета
Министров от 20 июля 2001 г.  № 1073 "О взыскании незаконно  добытой
древесины  и  иной  лесной  продукции при невозможности их изъятия у
юридических и физических лиц" (далее - постановление от 20 июля 2001
г. № 1073).
     Согласно п.7 Положения о порядке исчисления и внесения платежей
в  бюджетные  фонды  охраны  природы,  утвержденного  постановлением
Государственного   налогового   комитета,   Министерства   природных
ресурсов  и  охраны  окружающей  среды и Министерства финансов от 19
сентября 2001 г.  № 125/14/101,  вред, причиненный окружающей среде,
определяется  органами  Министерства  природных  ресурсов  и  охраны
окружающей  среды  в  соответствии   с   действующими   нормативными
правовыми актами.  Если при рассмотрении дел судами устанавливалось,
что размер вреда определен истцами неправильно,  суды самостоятельно
производили перерасчет суммы вреда на основании такс и методик.
     Обобщение   показало,  что  в  административных  протоколах   о
лесонарушениях  не  всегда  указывалось,  изъята  ли лесопродукция у
нарушителя.  Суды,  в  свою  очередь,  не  выясняли,  где  находится
незаконно  добытая  лесопродукция и использована ли она нарушителем.
Между  тем  невыяснение  этого  обстоятельства может привести либо к
излишне  взысканной  сумме  в возмещение вреда, либо к недополучению
денежных сумм за вред, причиненный лесному хозяйству.
     При  невозможности  изъятия  незаконно добытой древесины и иной
лесной  продукции  взыскивается  их  стоимость  в размере и порядке,
определенном Правительством   Республики  Беларусь  (ст.100  Лесного
кодекса и постановление от 20 июля 2001 г. № 1073).
     Суды обоснованно отказывали в удовлетворении исковых требований
о взыскании вреда, причиненного нарушением лесного законодательства,
в  случаях,  когда иски заявлялись на основании предположений о вине
ответчиков и без проверки обстоятельств совершения правонарушений.
     Решением  суда Витебского района отказано в иске лесхоза к Л. о
возмещении  вреда, возникшего в результате самовольной порубки леса.
В  ходе  судебного  заседания истец не представил доказательств вины
ответчика    в  лесонарушении:  дров  у  ответчика  не   обнаружено,
строительства  он  не  ведет,  ответчик  отказался  от  подписи   на
протоколе,  составленном  в  его  отсутствие,  и  не  согласился   с
возложением  на  него  ответственности  за  лесонарушение. При таких
обстоятельствах  судом  постановлено  правильное решение об отказе в
иске.
     Не во  всех  случаях  суды  верно   руководствовались   нормами
материального и процессуального права при рассмотрении дел по искам,
предъявляемым   к   материально-ответственным   лицам   лесхозов   о
возмещении  ущерба,  причиненного  ненадлежащим исполнением трудовых
обязанностей. В соответствии с п.11 постановления Пленума Верховного
Суда  от  26  марта 2002 г.  "О применении судами законодательства о
материальной  ответственности  работников  за   ущерб,   причиненный
нанимателю   при   исполнении   трудовых  обязанностей"  наниматель,
возместивший ущерб,  причиненный работником при исполнении  трудовых
обязанностей другим лицам, имеет право регресса к такому работнику.
     В исковом заявлении Смолевичского лесхоза указано,  что лесники
этой   организации   при   проведении  выборочной  санитарной  рубки
неправомерно вырубили незаклейменные деревья,  чем причинили лесхозу
ущерб.  На основании ст.ст.937, 949 ГК и постановления от 30 октября
1993 г.  № 750 лесхоз просил взыскать  с  ответчиков  сумму  ущерба.
Определением   суда   Смолевичского   района  производство  по  делу
прекращено за неподведомственностью.  Суд  сослался  на  ч.1  ст.400
Трудового  кодекса  об условиях привлечения работника к материальной
ответственности и  на  ч.1  ст.950  ГК  о  праве  регресса  к  лицу,
причинившему вред.
     Между тем в исковом заявлении не ставился вопрос  о  разрешении
регрессных  требований.  Суду  следовало  в  порядке  п.5 ст.109 ГПК
уточнить сущность заявленных требований,  а также их обоснование  и,
базируясь   на  нормах  трудового  законодательства  о  материальной
ответственности  работников  за   ущерб,   причиненный   нанимателю,
разрешить  спор по существу,  а не прекращать производство по делу в
связи с неподведомственностью.
     В другом   случае  решением  суда  Заводского  района  г.Минска
обоснованно удовлетворен регрессный  иск  автокомбината  к  водителю
этого  предприятия о взыскании суммы,  перечисленной в доход бюджета
автокомбинатом   за   совершенное    работником    засорение    леса
строительными отходами,  поскольку сумма ущерба уже была перечислена
другому лицу (в данном случае в доход государства).
     Закон "Об   охране   окружающей   среды"   определяет   вредное
воздействие на окружающую среду  как  любое  прямое  либо  косвенное
воздействие  на  окружающую среду хозяйственной и иной деятельности,
последствия которой приводят к отрицательным  изменениям  окружающей
среды (ст.1).  Кроме того, в соответствии с ст.101 названного Закона
вред  окружающей  среде   может   быть   причинен   посредством   ее
загрязнения,  истощения,  порчи, уничтожения, деградации, разрушения
компонентов  природной  среды,  природных  и  природно-антропогенных
объектов, а также иного вредного воздействия на окружающую среду.
     Изучение  дел  показывает,  что  суды  обоснованно  включали  в
понятие  вреда  как необходимого условия для возложения на виновного
материальной ответственности любое вредное воздействие на окружающую
среду, за которое предусмотрена ответственность.
     По решению суда Сморгонского района с Ф.  взыскана сумма ущерба
за  побочное  лесопользование,  а  именно  установку  без разрешения
пчелиных ульев на землях  лесного  фонда  (ст.97  Лесного  кодекса).
Размер   ущерба   рассчитан   в  соответствии  с  таксой  за  ущерб,
причиненный   лесному   хозяйству   самовольным   размещением   либо
размещением  с нарушением условий,  предусмотренных в лесном билете,
ульев  и  пчелопасек  на  землях  лесного  фонда.  Такса  утверждена
постановлением  от 30 октября 1993 г.  № 750.  Определением судебной
коллегии по гражданским делам Гродненского областного  суда  решение
оставлено  без изменения.  Указано,  что не имеет значения тот факт,
что реальный ущерб данным  правонарушением  не  причинен,  поскольку
правонарушение выразилось во вредном воздействии на окружающую среду
и ответственность за него предусмотрена законодательством.
     Суды  взыскивали  с  нарушителей суммы в возмещение вреда и при
восстановлении  ответчиком нарушенного состояния природного объекта,
если предусмотрена ответственность за совершенное лицом деяние.
     Минское лесопарковое   хозяйство   предъявило   иск    в    суд
Центрального  района  г.Минска  о  взыскании  с  П.  суммы  вреда за
засорение территории хозяйства садовым мусором. В судебном заседании
ответчица  пояснила,  что мусор ею был убран.  Суд иск удовлетворил,
ссылаясь на ст.933 ГК и постановление Совета Министров от 30 октября
1993 г. № 750, в котором предусмотрена такса за засорение гражданами
лесов строительными, бытовыми и другими отходами и отбросами.
     По делам  о  возмещении  вреда,  причиненного  рыбным ресурсам,
ответчиками   нарушались    Правила    любительского    рыболовства.
Правонарушителями наиболее часто применялись запрещенные орудия лова
(сети,  электроудочки)  и  способы  лова  (глушение   рыбы),   также
нарушались  ограничения  на  лов  рыбы  в  определенное  время или в
запрещенных для рыболовства местах, превышались нормы вылова рыбы по
количеству и размерам вылавливаемой рыбы.
     Сумма вреда,  причиненного рыбным ресурсам, взыскиваемая судами
в порядке искового  производства,  должна  складываться  из  размера
вреда  рыбным ресурсам,  исчисленного по таксам постановления Совета
Министров от 28 августа 1995 г.  №  471  (приложение  3  к  Правилам
любительского  рыболовства),  и  действительной стоимости рыбы (если
она оставлена нарушителю).
     В отдельных  случаях суды не учитывали,  что согласно ст.949 ГК
на лиц,  совместно причинивших вред, как правило, должна возлагаться
солидарная  ответственность.  Долевая  ответственность  (при наличии
оснований для  возложения  солидарной  ответственности)  может  быть
возложена на этих лиц по заявлению истца и в его интересах.
     Определением  суда  Речицкого  района  оставлено  без  движения
исковое заявление Гомельского областного комитета природных ресурсов
и охраны окружающей среды к Л. и Н. о возмещении вреда, причиненного
ловлей  рыбы сетями. В обоснование оставления искового заявления без
движения   суд  сослался  на  то,  что  в  нем  отсутствует   точное
обозначение требований истца, предъявляемых к каждому из ответчиков.
При  этом  суд не учел, что в исковом заявлении не ставился вопрос о
долевой        ответственности    нарушителей       природоохранного
законодательства,  правонарушение  совершено  совместными действиями
ответчиков,    поэтому  определение  суда  об  оставлении   искового
заявления без движения является необоснованным.
     При рассмотрении исков о возмещении вреда в связи с  нарушением
законодательства об охране окружающей среды судами учитывались нормы
ГК,  регулирующие  гражданско-правовые   отношения   с   иностранным
элементом (ст.ст.1093,  1094 ГК),  а также положения Конвенции от 22
января 1993  года  "О  правовой  помощи  и  правовых  отношениях  по
гражданским,  семейным и уголовным делам". Согласно п.3 ст.42 данной
Конвенции    по   делам   о   возмещении   вреда   компетентен   суд
Договаривающейся Стороны, на территории которой имело место действие
или  иное  обстоятельство,  послужившее  основанием для требования о
возмещении вреда.  Потерпевший может  предъявить  иск  также  в  суд
Договаривающейся    Стороны,    на    территории    которой    имеет
местожительство ответчик.
     Таким образом, если в суд Республики Беларусь будет подан иск к
ответчику  -  гражданину  Республики  Беларусь  о  возмещении вреда,
причиненного нарушением  природоохранного  законодательства  страны,
подписавшей Конвенцию, то суд Республики Беларусь рассматривает дело
по правилам гражданского судопроизводства Республики  Беларусь.  При
этом  надо  учитывать,  что  по  п.1 ст.42 Конвенции обязательства о
возмещении вреда, кроме вытекающих из договоров и других правомерных
действий, определяются по законодательству Договаривающейся Стороны,
на территории которой имело место действие или иное  обстоятельство,
послужившее  основанием  для требования о возмещении вреда.  То есть
факт  нарушения   природоохранного   законодательства   иностранного
государства  и  размер  вреда  устанавливаются  по  законодательству
страны, где совершено правонарушение.
     Судом Полоцкого  района  и  г.Полоцка  рассмотрено дело по иску
Великолукской государственной районной инспекции  рыбоохраны  к  С.,
проживающему  в  г.Полоцке,  о  возмещении  вреда  в  сумме     8468
российских рублей за незаконный вылов рыбы на территории  Российской
Федерации.    Руководствуясь   ст.ст.933,   1093,   1094   ГК,   суд
обоснованно взыскал  с  ответчика сумму вреда в белорусских рублях с
учетом  официального   курса   российского   рубля,   установленного
Национальным банком Республики Беларусь на день вынесения решения.
     При рассмотрении   дел   о   возмещении   вреда,   причиненного
незаконной охотой,  суды исходили  из  того,  что  продукция  охоты,
добытая   с   нарушением   законодательства   об  охоте,  признается
незаконной и подлежит изъятию.  К продукции охоты относятся  добытые
дикие животные,  их мясо,  шкуры,  рога (кроме сброшенных),  а также
бобровая струя,  пушнина и другая продукция, полученная в результате
охоты (п.9.1 Правил охоты).
     При невозможности изъятия продукции охоты, добытой с нарушением
законодательства,  взыскивается  ее  стоимость в порядке и размерах,
предусмотренных  законодательством  Республики  Беларусь  (ч.2  п.39
Положения об охоте и ведении охотничьего хозяйства).
     Стоимость  незаконно  добытой  продукции  охоты  исчисляется из
расчета  стоимости  мяса  по рыночной цене и заготовительной цены на
шкуру животного (п.26.2 Правил охоты).
     По изученным делам сумма ущерба от незаконной охоты состояла из
таксы,  исчисленной  в  базовых величинах, и стоимости мяса добытого
животного   (если  мясо  не  изымалось  или  пришло  в   негодность,
использовано, реализовано нарушителем), исчисленной по ценам свинины
или  говядины, реализуемых предприятиями потребительской кооперации.
Однако    в    материалах   некоторых  дел  отсутствовали   справки,
подтверждающие стоимость мяса.
     Суды  не во всех случаях выясняли, засчитывалась ли истцами при
предъявлении  исков  в размер возмещения вреда вся незаконно добытая
продукция  охоты  (в  частности,  шкуры  животных), а не только мясо
добытых животных.
     Согласно п.1 ст.943 ГК несовершеннолетний в возрасте от  14  до
18  лет  самостоятельно несет ответственность за причиненный вред на
общих основаниях.  По ряду дел,  когда нарушителями природоохранного
законодательства  являлись несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18
лет,  суды привлекали в качестве соответчиков  одного  из  родителей
правонарушителя.
     Решением суда Центрального района г.Минска  удовлетворен    иск
Минского  лесопаркового  хозяйства  к  несовершеннолетнему Д.  и его
матери о возмещении вреда, связанного с ловлей Д. рыбы на территории
Государственного  зоологического заказника.  Суд постановил взыскать
денежную сумму с несовершеннолетнего,  а в случае отсутствия у  него
заработка  -  с его матери,  тем самым вынес альтернативное решение,
чем  нарушил  ч.4  ст.306  ГПК.  Суду  следовало  в  ходе  судебного
заседания выяснить, имеются ли у несовершеннолетнего доходы или иное
имущество, достаточное для возмещения вреда, поскольку по п.2 ст.943
ГК в случае,  когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет
нет доходов,  достаточных  для  возмещения  вреда,  он  должен  быть
возмещен   полностью   или   в  недостающей  части  его  родителями,
усыновителями или попечителями, если они не докажут, что вред возник
не  по  их  вине.  В  случае отсутствия у несовершеннолетнего дохода
обязанность возместить вред следовало возложить на родителей,  а  не
выносить альтернативное решение.
     Одним из средств доказывания по  делам  о  возмещении  вреда  в
связи   с   нарушением  природоохранного  законодательства  являлись
административные постановления о лесонарушениях, о нарушениях правил
рыболовства либо охоты.
     В  тех  случаях,  когда  отменялось постановление о привлечении
ответчика    к    административной   ответственности  за   нарушение
законодательства  об  охране  природы,  суды  отказывали  в  иске  о
возмещении вреда. Решением суда Логойского района лесхозу отказано в
иске к Б. о возмещении вреда в связи с незаконной порубкой леса. Суд
обоснованно сослался на факт отмены в судебном порядке постановления
о  привлечении  Б.  к административной ответственности и протокола о
лесонарушении в отношении его.
     При вынесении решений по существу заявленных  требований  суды,
как   правило,   ссылались   на   ст.933   ГК  об  общих  основаниях
ответственности за причинение вреда.  Между тем в резолютивной части
решения  суда  о  возмещении вреда,  возникшего в связи с нарушением
законодательства об  охране  окружающей  среды,  должны  содержаться
нормы  не только об общих положениях о возмещении вреда по ГК,  но и
нормы специального законодательства, предусматривающего материальную
ответственность  за  причиненный  вред  конкретному  виду  природных
ресурсов.
     Суды по-разному  решали  вопрос  о  взыскании сумм в возмещение
вреда,  причиненного правонарушением  в  области  охраны  окружающей
среды. Согласно Положению о порядке исчисления и внесения платежей в
бюджетные фонды охраны природы  сумма  исчисленного  вреда  вносится
лицами, ответственными за причинение вреда, в доход республиканского
бюджета на транзитные счета  инспекций  Министерства  по  налогам  и
сборам  по  месту  причинения  вреда  (п.9);  средства от реализации
конфискованных орудий охоты,  а также от продажи незаконно добытой с
их помощью продукции и рыболовства вносятся в доход республиканского
бюджета  по  месту  совершения  правонарушения  на  транзитный  счет
Департамента  по гуманитарной деятельности при Президенте Республики
Беларусь (п.15).
     Не во   всех  необходимых  случаях  судами  выносились  частные
определения  об  устранении  нарушений  законодательства  об  охране
окружающей среды.  Например,  по делу по иску прокурора к К-о и К. о
возмещении  вреда   установлено,   что,   работая   инспекторами   в
лесничестве,  ответчики  без  соответствующего разрешения спилили 15
деревьев дуба. Решением суда Наровлянского района иск удовлетворен в
полном  объеме.  Однако судом не было вынесено частное определение в
адрес руководителя лесничества.
     При рассмотрении  дел  о  возмещении вреда в связи с нарушением
природоохранного законодательства суды в соответствии с  п.3  ст.952
ГК  уменьшали  размер  возмещения,  если  вред причинен гражданином.
Основанием снижения  размера  вреда  являлось  тяжелое  материальное
положение   ответчиков,   а   также  семейное  положение  -  наличие
несовершеннолетних детей.

Судебная коллегия      Управление обобщения     Судебная коллегия
по уголовным делам     судебной практики        по гражданским делам
Верховного Суда        Верховного Суда          Верховного Суда
Республики Беларусь    Республики Беларусь      Республики Беларусь