ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА,
ПРИЧИНЕННОГО ТРАНСПОРТНЫМИ СРЕДСТВАМИ

          Применение судами общих положений о страховании
                    гражданской ответственности

     В соответствии  с п.2 Положения о порядке и условиях проведения
обязательного  страхования  гражданской  ответственности  владельцев
транспортных  средств,  утвержденного  Указом  Президента Республики
Беларусь от 19 февраля 1999 г.  № 100 (в редакции Указа от  12  июня
2000  г.  №  339  с  изменениями и дополнениями,  внесенными Указами
Президента Республики Беларусь от 25 апреля 2001 г.  № 216 и  от  26
марта  2002  г.  № 159) (далее - Положение),  объектом обязательного
страхования   является   гражданская   ответственность    владельцев
транспортных   средств  за  вред,  причиненный  жизни  или  здоровью
физических лиц,  их  имуществу  либо  имуществу  юридических  лиц  в
результате ДТП.
     Страховое   возмещение  вреда  потерпевшему  производится   при
наступлении страхового случая. Если причинение вреда имело место при
обстоятельствах,    не   считающихся  страховым  случаем,  то   вред
возмещается на общих основаниях.
     В  исковом  заявлении  Б.  указала, что ее легковому автомобилю
причинен  ущерб  в  результате  самопроизвольного выпадения щебня из
грузового        автомобиля       "МАЗ",    принадлежащего       ОАО
"Новобелицаавтотранс".  Стоимость  ремонта  транспортного  средства,
расходы  на  проведение  экспертного  заключения и госпошлину истица
просила взыскать с ОАО.  Решением суда Новобелицкого района г.Гомеля
иск удовлетворен,  поскольку  в  соответствии  с  п.5  Положения  не
считается   страховым   случаем  факт  причинения  вреда  упавшим  с
транспортного средства грузом,  выброшенным из-под колеса  предметом
либо  смонтированным  на  транспортном  средстве  механизмом при его
функционировании.  Ответственным  за  вред  по  нормам  ГК  является
непосредственный его причинитель (в данном случае ОАО).
     Согласно п.6 Положения страховщик в соответствии с  заключенным
договором   обязательного  страхования  гражданской  ответственности
владельцев  транспортных  средств  возмещает  потерпевшему  вред   в
пределах  установленных  лимитов ответственности.  С 16 июня 2000 г.
лимит ответственности составляет 3000 евро (по постановлению  Совета
Министров Республики   Беларусь  от  16  июня  2000  г.  №  898  "Об
утверждении размеров страховых взносов и лимитов ответственности  по
обязательному  страхованию  гражданской  ответственности  владельцев
транспортных средств"),  с 30 июля 2001  г.  -  5000  евро  (внесены
изменения  в  вышеназванное постановление) для страхового возмещения
как имущественного вреда,  так и вреда,  связанного  с  повреждением
здоровья.
     Лимит  ответственности  и  соответственно  пределы   страхового
возмещения   правильно  определялись  судами  на  день   наступления
страхового  случая,  то  есть  совершения ДТП. Из материалов дела по
иску Белорусского бюро по транспортному страхованию (далее - Бюро) к
Е.  усматривается,  что 27 декабря 2000 г. произошло ДТП, виновным в
котором  признан  ответчик,  без  договора  страхования  управлявший
автомобилем.   По  калькуляции  Бюро  автоэкспертиз  размер   вреда,
причиненного транспортному  средству  потерпевшего  в ДТП,  составил
3803904 руб.  (или 3478,71 евро на  день  совершения  ДТП).  Поэтому
сумма   страхового   возмещения,  подлежащая  выплате  потерпевшему,
определена страховщиком в 3000 евро на день  наступления  страхового
случая,   а  именно  3280440  руб.  Указанная  сумма  решением  суда
Ленинского района г.Гродно взыскана с виновного.
     Если  сумма  возмещения  вреда  превышает  установленные лимиты
ответственности,  потерпевший  или  его  наследник вправе предъявить
лицу,    причинившему  вред,  иск  о  возмещении  вреда  на   сумму,
превышающую указанные лимиты (пп.6,  7 Положения). Цена иска в таком
случае  представляет собой разницу между суммой вреда,  причиненного
транспортному средству,  и суммой полученного страхового возмещения.
Доказательствами  являются  акт  осмотра  транспортного  средства  и
заключение специалиста.
     В  исковом заявлении Н. указала, что в результате ДТП ее машине
причинены  технические  повреждения. Виновным в ДТП признан водитель
О.,   состоящий  в  трудовых  отношениях  с  ОАО  "Легавтотранс"   и
управлявший  в  состоянии  алкогольного  опьянения  автомобилем.  По
заключению    специалиста    ОДО    "Автобелэкспертиза"    стоимость
восстановительного ремонта автомобиля  Н.  составила  11971899  руб.
Поскольку   гражданская   ответственность  ОАО  "Легавтотранс"  была
застрахована,   то   страховая   организация   "Бролли"    выплатила
потерпевшей 9943280    руб.    (5000    евро)   в   размере   лимита
ответственности. Так как вред, причиненный ДТП, возмещен не в полном
объеме,  истица  просила взыскать с ОАО разницу в возмещении вреда в
сумме 2031679 руб.  и 1266689  руб.  за  утрату  товарной  стоимости
автомобиля. Решением  суда  Первомайского  района  г.Минска  исковые
требования удовлетворены.
     Судами  не всегда правильно применялись нормы законодательства,
определяющие    условия    договора    страхования       гражданской
ответственности  владельцев  транспортных  средств. В заявлении суду
Бюро указало, что по вине ответчика Н., по доверенности управлявшего
автомобилем, 28 июня 2001 г. произошло ДТП. Собственницей автомобиля
являлась  М., которая заключила договор страхования на свое имя. Так
как гражданская ответственность виновного лица застрахована не была,
Бюро  выплатило  потерпевшей  страховое  возмещение,  сумму которого
просило взыскать с Н. Решением суда Борисовского района и г.Борисова
в удовлетворении иска отказано.
     По протесту    заместителя    Председателя    Верховного   Суда
постановлением президиума  Минского  областного  суда  решение  суда
первой   инстанции   отменено  в  связи  с  допущенным  существенным
нарушением норм  материального  права,  вынесено  новое  решение  об
удовлетворении иска по следующим основаниям.
     Положением  "О  порядке  и  условиях  проведения  обязательного
страхования  гражданской  ответственности  владельцев   транспортных
средств" (пп.9 и 65) в редакции Указа Президента Республики Беларусь
от  12  июня 2000 г.  № 339 предусматривалось,  что в случае,  когда
одним  и  тем  же  транспортным  средством  имеют  право   управлять
несколько  владельцев,  условия  заключенного  договора  страхования
распространяются  на  них,  если  они  названы   в   договоре.   При
необходимости    распространения   условий   заключенного   договора
страхования  в  период  его  действия  на  иных   владельцев   этого
транспортного  средства  в  договор  следует вносить соответствующие
дополнения.  Если лицо,  ответственное за причинение вреда,  не было
указано   в  договоре  страхования,  страховщик  (Бюро)  вправе  был
предъявить к нему требования в пределах выплаченных сумм.
     Указом  Президента  Республики  Беларусь  от 26 марта 2002 г. №
159,  вступившим  в  силу  со  дня его официального опубликования 29
марта    2002   г.,  условия  заключенного  договора   обязательного
страхования    гражданской   ответственности  распространены  и   на
владельцев транспортных средств, не указанных в договоре страхования
(п.1.3.3). Соответственно страховщик (Бюро) не имеет права требовать
в  порядке  регресса возмещения вреда от ДТП,  происшедшего после 29
марта 2002 г.,  если одним из владельцев транспортного средства  был
заключен договор страхования.
     Вместе  с  тем  освобождение лица, ответственного за причинение
вреда,  от  ответственности  за  причиненные  страховщику   выплатой
страхового  возмещения  убытки  до  вступления в силу Указа № 159 не
предусмотрено.  Пункт  9 Положения в редакции Указа от 26 марта 2002
г.  не  может  рассматриваться  как норма, смягчающая или отягчающая
ответственность,  не  имеет  обратной  силы  и  распространяется  на
правоотношения, возникшие после опубликования данного Указа. В связи
с этим иск, предъявленный Бюро к Н., подлежал удовлетворению.
     Исходя из  п.34  Положения,  вред,  причиненный   потерпевшему,
возмещается страховщиком при условии,  что он причинен: транспортным
средством, владелец  которого  заключил  или  должен  был  заключить
договор   страхования;   в   результате   движения   или  размещения
транспортного средства и имеется причинная связь между движением или
размещением  транспортного средства и причинением вреда;  владельцем
транспортного   средства,   у    которого    возникла    гражданская
ответственность по возмещению данного вреда.
     В  исковом  заявлении  Бюро  указало,  что согласно справке ГАИ
виновной  в  ДТП  признана  пассажир  автомобиля  М-о,  которая   по
неосторожности   толкнула  руку  водителя  М.,  в  результате   чего
автомобиль  выехал  на  встречную  полосу  и  столкнулся  с   другим
транспортным  средством. И М., и М-о имели доверенности на указанный
автомобиль,    однако    их  гражданская  ответственность  не   была
застрахована.    Бюро    выплатило  потерпевшему  сумму   страхового
возмещения,  которую  просило  взыскать с обоих ответчиков. Решением
суда  Миорского  района  расходы,  связанные  с  выплатой страхового
возмещения,  обоснованно  взысканы с водителя транспортного средства
М.,    не    застраховавшего  свою  гражданскую  ответственность   и
управлявшего транспортным средством. Однако суд ошибочно сослался на
ч.1 ст.948 ГК, тогда как следовало руководствоваться п.65 Положения.
     При рассмотрении дел судами должен выясняться вопрос, управляло
ли виновное в ДТП лицо транспортным средством на законном основании,
то  есть является ли оно владельцем транспортного средства для целей
обязательного страхования.
     В  исковом заявлении Бюро указало, что по вине К., управлявшего
по  доверенности  принадлежащим  Р.  автомобилем,  произошло ДТП. На
момент  ДТП  гражданская  ответственность К. не была застрахована, в
силу  чего  Бюро  просило  суд  взыскать  с  него  сумму  страхового
возмещения,  выплаченную  истцом  потерпевшему  в  ДТП.  В  качестве
соответчика судом привлечена Р.
     Решением суда  Советского района г.Минска удовлетворен иск к Р.
о возмещении вреда,  а в иске к К.  отказано.  Суд  указал,  что  Р.
является  собственником  автомобиля  и  обязана  была  указать К.  в
договоре  страхования  после  выдачи  ему  доверенности   на   право
управления транспортным средством.  В силу этого она является лицом,
ответственным за причинение вреда.
     Определением  судебной  коллегии  по гражданским делам Минского
городского  суда  решение  отменено,  поскольку  допущена  ошибка  в
применении  норм  материального  права. Обязанность возмещения вреда
возлагается  на  юридическое  лицо  или  гражданина, которые владеют
источником  повышенной опасности на праве собственности либо на ином
законном  основании, в том числе по доверенности на право управления
транспортным средством  (ч.2 п.1 ст.948 ГК).  Поскольку в момент ДТП
К.  управлял  автомобилем  на   основании   выданной   собственником
доверенности,   освобождение   его  от  обязательств  по  возмещению
причиненного вреда с  возложением  ответственности  на  Р.  является
необоснованным.  Судебной  коллегией  постановлено  новое  решение о
взыскании с К. в пользу Бюро суммы страхового возмещения, а в иске к
Р. отказано.
     В  практике  имели  место  случаи,  когда  вопрос  о  страховом
возмещении   касался  владельцев,  которым  был  продан   автомобиль
собственником без перерегистрации в органах ГАИ.
     По  вине  Д.,  управлявшего  мотоциклом,  произошло ДТП. Однако
собственником  мотоцикла  числился  И. Бюро выплатило потерпевшему в
ДТП    сумму    страхового    возмещения,    поскольку   гражданская
ответственность ответчиков не была застрахована. В исковом заявлении
Бюро  просило  суд  взыскать  сумму  расходов,  связанных с выплатой
страхового    возмещения,    с   обоих  ответчиков.  Решением   суда
Волковысского  района  удовлетворен иск к И., а в иске к Д. отказано
на  том основании, что на момент ДТП мотоцикл был зарегистрирован на
праве  собственности  за  И.  Утверждения  И.  и других свидетелей о
продаже мотоцикла Д.  суд посчитал несостоятельными,  сославшись  на
п.2 ст.224  ГК  и указав,  что государственная регистрация сделки не
была  произведена.  Позиция  суда  является  неверной,  поскольку  в
отличие от государственной регистрации самого транспортного средства
в органах ГАИ регистрация  сделок  отчуждения  транспортных  средств
законом не предусмотрена.
     Если   продажа  транспортного  средства  прикрыта   генеральной
доверенностью  (притворная  сделка),  ответственность за вред от ДТП
возлагается  на  лицо,  владеющее  транспортным  средством  по  этой
доверенности.  Поэтому  в  случае  ДТП,  независимо  от  того, успел
покупатель  зарегистрировать транспортное средство в органах ГАИ или
нет,  все  виды рисков, сопряженных с его эксплуатацией, переходят к
покупателю.
     Вина  лиц  в  совершении  ДТП  подтверждалась  документами ГАИ,
сотрудники   которой  определяли  соответствие  действий   водителей
требованиям  Правил  дорожного  движения и отражали выводы об этом в
административных    материалах,    справках  и  других   документах,
характеризующих ДТП.  Исходя  из ст.933 ГК,  отсутствие своей вины в
причинении вреда доказывает сам ответчик.  По ходатайству ответчиков
суды  истребовали материалы ГАИ,  допрашивали участников и очевидцев
ДТП,  лиц,  производивших дознание,  при наличии оснований назначали
автотехническую экспертизу.
     В   практике  имелись  дела  о  возврате  страховщикам   (Бюро)
выплаченных  ими  сумм  страхового возмещения. Основанием заявляемых
требований  являлось  то, что после дополнительной проверки органами
внутренних  дел виновными в ДТП признавались оба водителя, тогда как
до  выплаты  страхового  возмещения  у  страховщика  (Бюро)  имелись
сведения  о  виновности  одного  из  водителей. В таких случаях суды
обоснованно  удовлетворяли  исковые  требования  и  взыскивали ранее
выплаченные  суммы  страхового  возмещения,  ссылаясь  на  то,   что
согласно п.5  Положения  не  считаются  страховыми  случаями   факты
причинения    вреда    владельцу   транспортного   средства   (лицу,
управлявшему  транспортным  средством),  который   в   установленном
порядке признан виновным в совершении ДТП.
     В    исковом   заявлении  Белорусское  бюро  по   транспортному
страхованию  указало,  что  первоначально  виновной в совершении ДТП
признана  П.,  потерпевшему  М. было выплачено страховое возмещение.
Впоследствии  по  жалобе  П.  решением  суда  Калинковичского района
отменено    постановление    начальника  ГАИ  о  привлечении  ее   к
административной  ответственности  в  связи  с  отсутствием  вины  в
совершении  ДТП.  В  исковом  заявлении  Бюро  просило взыскать с М.
расходы, связанные с возмещением вреда от ДТП.
     Решением  суда  Житковичского  района в иске было необоснованно
отказано. В  силу  п.5  Положения  факт  причинения  вреда владельцу
транспортного средства,  который  в  установленном  порядке  признан
виновным  в  совершении  ДТП,  не  считается  страховым случаем и М.
страховое возмещение выплачено необоснованно и  подлежало  обратному
взысканию.
     В  судебной  практике  встречались  дела о возврате полученного
страхового  возмещения  в связи с получением сведений о виновности в
ДТП  другого  лица.  По результатам дополнительной проверки органами
ГАИ  устанавливалось,  что  действия лица, первоначально признанного
виновным    в  совершении  ДТП,  соответствуют  требованиям   Правил
дорожного движения и первоначальные выводы о его виновности являются
ошибочными.  Лицо,  признанное ранее потерпевшим, в действительности
является  виновником  ДТП.  В  результате отпало основание получения
страхового    возмещения.    Требования   страховщиков  о   возврате
необоснованно    полученного    страхового    возмещения    являлись
правильными.
     Не  во  всех  случаях  судами учитывалось, что с процессуальной
точки  зрения калькуляция о стоимости ремонта транспортного средства
является заключением специалиста, а не актом экспертизы, хотя иногда
в    делах  именуется  заключением  эксперта.  Поэтому   неправильно
поступали  те суды, которые в судебное заседание привлекали оценщика
не в качестве специалиста, а как эксперта.
     При    сомнениях   в  правильности  расчета  суммы   страхового
возмещения  судами  удовлетворялись  ходатайства сторон о проведении
повторного  осмотра транспортного средства другим специалистом, если
транспортное средство сохранено в послеаварийном состоянии, о вызове
и допросе оценщика, производившего осмотр и составление калькуляции,
о  назначении  автотехнической  экспертизы.  В  качестве достоверных
доказательств,  подтверждающих  обоснованность  проведенной  оценки,
судами  принимались каталоги заводов-изготовителей, справки торговых
предприятий, осуществляющих реализацию автозапчастей.

     Рассмотрение судами дел по требованиям страховщиков (Бюро)
             к лицам, ответственным за причинение вреда

     Обобщение  показало, что наиболее многочисленная группа исков -
это  требования, предъявляемые страховыми компаниями к юридическим и
физическим  лицам,  ответственным  за  причинение  вреда,  в порядке
суброгации. Исходя из юридического определения, данного в ст.855 ГК,
суброгация означает  переход  к  страховщику  прав  страхователя  на
возмещение ущерба в пределах выплаченных сумм. Такое право возникает
у страховщика с момента выплаты  страхового  возмещения  и  является
одной  из форм перемены лиц в обязательстве.  Именно этим суброгация
отличается от регресса.
     Следует  отметить,  что  суброгация  является  важной гарантией
соблюдения   прав  страховщика  покрыть  свои  расходы  и   призвана
восстановить  равновесие  сторон  в страховом правоотношении. Тем не
менее  такое  право  требования  ограничено  конкретными   случаями,
перечень которых указан в п.65 Положения и является исчерпывающим.
     Суды  ошибочно именовали такие дела спорами о возмещении вреда,
тогда  как  следовало  именовать  спорами  о  возмещении   страховых
выплат.
     Иногда  суды  ошибочно  возлагали  обязанность  по   возмещению
страховых  выплат  на  лицо,  не  являющееся  ответственным за вред,
причиненный в состоянии алкогольного опьянения.
     Из  материалов  дела по иску Белгосстраха усматривается, что по
вине    К.,    управлявшего   в  состоянии  алкогольного   опьянения
автомобилем, принадлежащим на праве собственности П., произошло ДТП.
В  момент  ДТП автомобилем управлял К. Белгосстрах просил взыскать с
П.  расходы,  понесенные  в связи с выплатой потерпевшему страхового
возмещения. Решением  суда  Молодечненского района и г.Молодечно иск
удовлетворен,  тогда как суду следовало возложить ответственность на
К.,   управлявшего   транспортным   средством,  будучи  в  состоянии
алкогольного опьянения,  и согласно ч.2 п.65  Положения  являющегося
лицом, ответственным за причинение вреда.
     В  случаях  передачи  управления  транспортным  средством лицу,
находящемуся  в  состоянии алкогольного опьянения, ответственными за
причиненный  в  ДТП  вред  суды  обоснованно  признавали  владельцев
транспортных  средств,  осуществивших  такую передачу. Решением суда
Слуцкого района и г.Слуцка удовлетворен  иск  Белгосстраха  к  А.  о
возмещении расходов,  связанных с выплатой страхового возмещения. По
делу установлено,  что виновным в ДТП  является  Ж.,  управлявший  в
состоянии  алкогольного  опьянения  автомобилем  ответчика А.  в его
присутствии.   Факт   употребления   алкоголя   подтвержден    актом
медицинского  освидетельствования,  показаниями врача,  данными им в
судебном заседании.
     Исходя из  ст.ст.948,  949  ГК,  при  наличии  вины владельца в
противоправном  изъятии  источника  повышенной  опасности   из   его
обладания,  ответственность  может  быть возложена как на владельца,
так и на лицо,  противоправно завладевшее этим  источником.  Если  у
лица,  виновного  в  ДТП,  отсутствуют  законные  основания владения
транспортным средством,  судам необходимо  выяснять,  обеспечена  ли
законным   владельцем   должным  образом  сохранность  транспортного
средства,  имеется ли его вина в  противоправном  изъятии  источника
повышенной  опасности из обладания,  что привело к совершению другим
лицом ДТП.
     В  исковом заявлении Бюро указало, что по вине Б., управлявшего
без  доверенности  и  без  водительского  удостоверения автомобилем,
принадлежащим  на  праве  собственности  Ш.,  произошло  ДТП.   Бюро
выплатило   потерпевшему  сумму  страхового  возмещения,   поскольку
гражданская ответственность ответчиков не была застрахована. Просило
суд  взыскать  с  Ш.  и  Б. расходы, связанные с выплатой страхового
возмещения.  Основанием  заявляемых  требований  указывалось то, что
законный    владелец    транспортного  средства  Ш.  не   обеспечила
сохранность  источника повышенной опасности, сознательно допустила к
нему  другое лицо, управлявшее транспортным средством, не имея на то
законных оснований, чем создала условия для совершения ДТП. Решением
суда Слонимского района иск удовлетворен.
     В  исковом  заявлении  Белгосстрах  указал,  что  по  вине  Д.,
управлявшего    в  состоянии  алкогольного  опьянения   автомобилем,
владельцем  которого  являлась  Ш.,  3  июня  2001 г. произошло ДТП.
Гражданская  ответственность  Ш.  была  застрахована. Истец выплатил
потерпевшему  в  ДТП  сумму  страхового  возмещения,  которую просил
взыскать с Д.  и Ш.  Решением  суда  Партизанского  района  г.Минска
удовлетворен иск к Ш., в иске к Д. отказано. Суд решение мотивировал
тем, что надлежащим ответчиком по  делу  является  Ш.  как  владелец
источника повышенной опасности, которым причинен ущерб потерпевшему.
Доводы Ш.  о том,  что автомобиль выбыл из обладания помимо ее воли,
суд признал несостоятельными, поскольку она не обеспечила надлежащую
охрану источника повышенной  опасности.  Приговором  суда  по  факту
кражи ключей от автомашины и угона Д. оправдан.
     Определением  судебной  коллегии  по гражданским делам Минского
городского   суда  решение  суда  изменено.  Судебная  коллегия   не
согласилась  с  выводом  суда  первой  инстанции  об  обязанности Ш.
выплатить   в  полном  объеме  расходы  по  страховому   возмещению,
поскольку    приговором  суда  установлена  вина  Д.  в   совершении
самоуправства (ст.383   УК   -   самовольное   осуществление  своего
предполагаемого  права,  совершенное  с   нарушением   закрепленного
правовым актом порядка).  Поскольку приговором суда установлено, что
автомашина  выбыла  из  обладания  Ш.  в   результате   совершенного
противоправного    деяния,    поэтому    Д.   также   должен   нести
ответственность за причиненный источником повышенной опасности  вред
(п.3 ст.948 ГК).
     При    таких    обстоятельствах  ответственность  владельца   и
причинителя  вреда  будет  долевой,  в соответствии со степенью вины
каждого.  С  учетом  обстоятельств  дела,  действий  Ш.,  являющейся
владельцем    источника  повышенной  опасности  и  не   обеспечившей
надлежащей  охраны  транспортного  средства,  а также противоправных
действий Д.  судебной коллегией степень вины определена так:  70%  -
для Ш. и 30% - для Д.
     Страховщики  заявляли  исковые  требования  из-за  отсутствия у
лица,    виновного    в    причинении    вреда,      предусмотренных
законодательством    оснований  на  право  управления   транспортным
средством (ч.3 п.65 Положения).  Исходя из ст.25 Закона "О  дорожном
движении"  от  17  июля  2002 г.,  документом,  подтверждающим право
управления  механическим  транспортным   средством   соответствующей
категории,  является  водительское удостоверение на право управления
механическим транспортным  средством  соответствующей  категории.  В
судебной практике под отсутствием у лица водительского удостоверения
подразумевалось его отсутствие вообще, а не только при себе в момент
ДТП.
     Иногда  суды  не различали такие понятия, как законное владение
транспортным средством  (п.2 ст.948 ГК и п.1 Положения) и управление
транспортным средством на законном основании, связанное с наличием у
лица водительского удостоверения.
     В  исковом  заявлении  Белгосстрах  указал,  что  по  вине  Б.,
управлявшей    автомобилем    без    доверенности,  совершено   ДТП.
Страховщиком  выплачена  потерпевшему  сумма  страхового возмещения,
которую   истец  просил  взыскать  с  лица,  виновного  в  ДТП,   по
основаниям, предусмотренным ч.3 п.65 Положения  (отсутствие  у  лица
права   на   управление   транспортным   средством).  Решением  суда
Светлогорского района иск удовлетворен,  тогда как в материалах дела
представлена справка Светлогорского РОВД, из которой следует, что Б.
имеет водительское удостоверение категории "В",  являющееся согласно
ст.25 Закона "О дорожном движении" документом,  подтверждающим право
управления механическим транспортным  средством.  Поскольку  Б.  без
доверенности   управляла   транспортным  средством,  ответственность
следовало возложить на законного владельца транспортного средства.
     В    судебной  практике  имелись  дела,  по  которым   владелец
транспортного  средства  передавал  в  своем  присутствии управление
автомобилем лицу, не имеющему водительского удостоверения. Правильно
поступали  те  суды,  которые  сумму  вреда  взыскивали с владельца,
передавшего    управление    транспортным  средством,  поскольку   в
соответствии с п.6 Правил дорожного движения водитель  транспортного
средства  имеет  право  передавать управление транспортным средством
другому лицу в том случае,  если у него имеется право на  управление
транспортным средством соответствующей категории.
     Из материалов дела по иску Белгосстраха к Ш. усматривается, что
ответчик,  являвшийся  собственником  автомобиля,  обучал   вождению
своего  сына,  который  не  справился  с управлением и совершил ДТП.
Автомобиль  не  был специально оборудован для учебной езды. Решением
суда Октябрьского района г.Минска иск обоснованно удовлетворен  и  с
Ш.   в  пользу  Белгосстраха  взыскана  сумма  расходов,  понесенных
страховщиком в связи с выплатой страхового возмещения.
     Страховщиками на основании ч.4 п.65 Положения заявлялись иски к
виновному лицу в случае невыполнения им указанных в  п.48  Положения
требований Правил дорожного движения. Невыполнение данных требований
выражалось в оставлении виновными лицами  места  совершения  ДТП  до
прибытия сотрудников ГАИ, о чем указывалось в справках, составленных
сотрудниками  ГАИ  на  месте  ДТП.  Иски  о   возмещении   расходов,
понесенных  страховщиками  в связи с выплатой страхового возмещения,
удовлетворялись судами тогда,  когда в  судебном  заседании  причина
оставления виновным места ДТП признавалась неуважительной.
     Решением суда  Заводского  района  г.Минска  удовлетворен   иск
страховой организации "Славполис" к С.  о взыскании суммы страхового
возмещения в связи с тем,  что С., являясь виновным в ДТП, скрылся с
места происшествия, не сообщил второму участнику ДТП данные о себе и
о наличии страхового полиса.  Судом отвергнуты доводы С.  о том, что
после  полученной  в  ДТП  травмы  головы он не отдавал отчета своим
действиям,  не мог ими руководить. Из пояснений в судебном заседании
врача   усматривается,  что  при  обращении  С.  в  Больницу  скорой
медицинской помощи ему поставлен диагноз -  черепно-мозговая  травма
легкой  степени.  При  таком  состоянии  здоровья  ответчик вел себя
адекватно,  поступал осознанно, его действия носили целенаправленный
характер.  В истории болезни зафиксирован также факт нахождения С. в
состоянии алкогольного опьянения.
     Уважительной  причиной  оставления места ДТП следует признавать
необходимость  экстренной  медицинской  помощи как самому виновному,
так и пострадавшим в ДТП.
     Из  материалов некоторых дел усматривалось, что в ДТП есть вина
организации,  отвечающей  за  надлежащее  содержание  и эксплуатацию
дорог. В исковом заявлении Бюро указало, что согласно справке ГАИ по
вине  К. произошло ДТП. Поскольку его гражданская ответственность не
была  застрахована, Бюро выплатило потерпевшему страховое возмещение
и просило взыскать сумму вреда с виновника ДТП К.
     Ответчик  К.  обжаловал  постановление  начальника  ГАИ о своей
виновности  в  ДТП,  так  как во время движения его автомобиль попал
колесом  в  колодец  теплотрассы  (открылся  люк),  что не позволило
избежать столкновения с другим автомобилем. Решением суда Ленинского
района г.Бобруйска постановление ГАИ отменено за отсутствием события
административного  правонарушения.  Решение  основано  на  том,  что
согласно  заключению   эксперта   К.   не   располагал   технической
возможностью предотвратить наезд на открывшийся люк,  следовательно,
вина К. в совершении ДТП отсутствует.
     При рассмотрении  требований  Бюро  к К.  суд Ленинского района
г.Бобруйска  принял  во  внимание  состоявшееся  ранее  решение   об
отсутствии вины   в   действиях  К.  и,  сославшись  на  ст.933  ГК,
обоснованно отказал Бюро в иске.  В  данной  ситуации  требование  о
возврате  выплаченных  сумм  Бюро  могло  предъявить  к организации,
ответственной за  содержание  и  эксплуатацию   дороги   (ч.8   п.65
Положения).
     В  цену  исков  о  возмещении  вреда  в  порядке  суброгации по
большинству  изученных  дел  входили  проценты за пользование чужими
денежными средствами  (ст.366  ГК).  В  отдельных   случаях   судами
ошибочно   применялся   индекс   потребительских   цен.   Основанием
начисления процентов  по  ст.366  ГК  являлось  то,  что  ответчикам
предлагалось  возместить  ущерб  страховщикам  (Бюро) в добровольном
порядке,  но этого ими сделано не было.  О  предложении  добровольно
возместить  ущерб  свидетельствовали  письма  страховщиков  (Бюро) в
адрес должников.
     Между  страховщиками  и  лицами,  ответственными за причиненный
вред,  до  подачи  искового  заявления  в суд заключались договоры о
добровольном  порядке  погашения суммы ущерба, где предусматривались
сроки  поэтапного  внесения платежей, проценты за просрочку платежа.
По   этим  договорам  должниками  нередко  производились   частичные
платежи.  При обращении страховщиков с исками о взыскании оставшихся
невозмещенными сумм суды иногда ошибочно руководствовались условиями
заключенного между сторонами договора о добровольном погашении суммы
ущерба.    Правильной    является    практика  тех  судов,   которые
удовлетворяли  требования  страховщиков,  руководствуясь   расчетами
ущерба исходя  из калькуляций и ст.366 ГК о процентах за пользование
чужими денежными средствами.
     По изученным  делам  суды  правильно  применяли  положения  п.3
ст.952 ГК об учете имущественного положения лица,  причинившего вред
в результате ДТП,  и уменьшали размер взыскиваемых с истца расходов,
понесенных страховщиком в связи  с  выплатой  страхового  возмещения
потерпевшему. Решением суда Ленинского района г.Бобруйска по делу по
иску Бюро к М. размер подлежащего взысканию ущерба уменьшен с 402723
руб. до 250000 руб. в связи с тем, что ответчиком являлся пенсионер,
инвалид II группы,  страдающий онкологическим заболеванием, которому
требуются дорогостоящие лекарства и усиленное питание.

   Рассмотрение дел о возмещении вреда, причиненного транспортным
             средством жизни или здоровью потерпевшего

     Многие  суды  не  выясняли,  была  ли  застрахована гражданская
ответственность  владельца  транспортного  средства  и  не обсуждали
вопрос  о  привлечении  к  участию  в деле соответствующей страховой
организации либо Бюро по транспортному страхованию.
     Суд  Осиповичского  района  взыскал  с  С.  в пользу Л. суммы в
возмещение  материального  вреда  и  компенсацию  морального  вреда,
причиненных  повреждением  здоровья  в  результате ДТП. Между тем из
представленных  истцом  документов  видно, что страховое предприятие
"Белгосстрах"    выплатило  потерпевшему  Л.  страховое   возмещение
материального вреда, причиненного транспортному средству. Однако суд
не  обсудил  со  сторонами  вопрос  о  привлечении  к участию в деле
указанного   страховщика  и  вынес  решение  о  взыскании  суммы   в
возмещение материального вреда с непосредственного причинителя вреда
С.
     На  практике  имели место случаи, когда потерпевший обращался к
страховщику  за получением страхового возмещения по истечении срока,
указанного в  п.49  Положения.  Страховщики  отказывали  в   выплате
страхового возмещения,  разъясняя, что по истечении указанного срока
документы о возмещении вреда могут быть приняты  только  по  решению
суда.
     К. обратилась в  суд  Ленинского  района  г.Гродно  с  иском  к
страховому обществу "Купала" об установлении факта страхового случая
и выплате страхового возмещения. В исковом заявлении истица указала,
что в связи с гибелью в ДТП матери она понесла расходы,  связанные с
организацией   похорон   и   установкой    надгробия.    Гражданская
ответственность  владельца транспортного средства,  который совершил
наезд на ее мать,  была застрахована обществом "Купала".  В  выплате
страхового возмещения ей отказано по мотиву пропуска срока обращения
в страховую организацию. Суд Ленинского района г.Гродно удовлетворил
требования  истицы:  установил  факт  страхового случая и взыскал со
страхового общества "Купала" в пользу К.  понесенные ею  затраты  на
организацию похорон и установку надгробия в сумме 824584 руб.
     Судебная  коллегия по гражданским делам Гродненского областного
суда изменила решение суда,  снизив размер возмещения до 682234 руб.
Признавая несостоятельными  доводы  кассационной  жалобы  ответчика,
просившего  отказать  истице  в  иске  по  мотиву пропуска срока для
обращения  к  страховщику,  судебная  коллегия   указала,   что   К.
обратилась  к  страховщику  в  пределах  трехлетнего  срока  исковой
давности. Сроки,  установленные п.49 Положения, таковыми не являются
и  их  пропуск не может служить основанием к отказу в удовлетворении
исковых требований о выплате страхового  возмещения.  Судам  следует
учитывать, что в соответствии с ст.856 ГК по требованиям, вытекающим
из договоров страхования ответственности, устанавливается общий срок
исковой  давности  (3  года),  исчисленный со дня окончания действия
договора страхования.
     У  некоторых  судов  возникают сложности при решении вопроса об
ответственности    за    вред,  причиненный  источником   повышенной
опасности,  выбывшим  из  обладания  владельца.  В заявлении суду Д.
указал,   что  в  результате  ДТП  он  был  травмирован   трактором,
принадлежащим   на  праве  собственности  Т.  и  управляемым  К.   В
результате  истцу  причинены  тяжкие  телесные  повреждения.  Просил
взыскать с  ответчиков в равных долях 5 млн.руб.  в счет компенсации
морального вреда.  Решением суда Логойского района взыскано в пользу
истца в  возмещение  морального вреда с К.  - 2 млн.руб.,  с Т.  - 1
млн.руб.
     Постановлением президиума Минского областного суда решение суда
оставлено без изменения.  Судебная  коллегия  по  гражданским  делам
Верховного   Суда   отменила   решение   суда  Логойского  района  и
постановление президиума Минского областного суда и  направила  дело
на новое рассмотрение, указав следующее.
     Суд  не  выяснил  обстоятельств,  при  которых трактор выбыл из
владения  собственника,  каким образом он оказался в пользовании К.,
разрешал  ли  его  владелец Т. эксплуатировать трактор. В материалах
гражданского  дела  имеется  копия  приговора в отношении К., однако
приговором  не  установлено,  при  каких  обстоятельствах трактор Т.
оказался у К. Суд не истребовал и не исследовал в судебном заседании
в совокупности с другими доказательствами материалы уголовного дела.
Из  данного  дела  усматривается,  что  Т.  передал  трактор  К. для
ремонта.  Это же подтвердил и обвиняемый К. Указанные обстоятельства
суд при разрешении спора не исследовал и оценки им не дал.
     Разрешая требования о взыскании расходов на погребение, суды не
всегда соблюдали положения ст.963 ГК о том,  что возмещению подлежат
лишь  действительно  понесенные  и  необходимые   расходы,   включая
приобретение  спиртных  напитков.  При  этом  расходы  на погребение
возмещаются лицу, фактически понесшему их.
     В  исковом  заявлении П. указал, что в результате ДТП погиб его
брат. Хотя согласно  п.35  Положения  материальный  вред,  вызванный
смертью, увечьем или иным повреждением здоровья, подлежит страховому
возмещению,  П.  просил взыскать расходы, связанные с погребением, с
владельца  транспортного  средства  Л.  Решением  суда  Борисовского
района и г.Борисова постановлено взыскать с Л.  в пользу П.  расходы
на  приобретение  одежды,  обуви,  продуктов на поминальный стол,  а
также средства на изготовление памятника, ограды и фотокерамического
медальона.
     Судебная коллегия по гражданским делам Минского областного суда
обоснованно  изменила  решение суда, указав следующее. Из объяснений
истца   усматривается,  что  памятник,  ограда  и   фотокерамический
медальон  ни  им,  ни  матерью  не  приобретались и не заказывались,
поэтому  взыскание  средств  на  их  приобретение в будущем является
неправильным  и  сумма  на  их  приобретение  подлежит исключению из
размера  взысканного  в  пользу  П.  материального  ущерба. Уменьшая
размер  материального  вреда  до  фактически  понесенных   расходов,
коллегия  учла,  что  потерпевшие  не  лишены  возможности взыскания
действительно  понесенных расходов на приобретение памятника, ограды
и др. в случае представления соответствующих доказательств.
     Отдельные  суды  в  решении  не  указывали, в возмещение какого
вреда взыскиваются денежные суммы. Суд Светлогорского района взыскал
с М.  в  пользу  Г.  в возмещение вреда 150000 руб.,  не уточнив,  в
возмещение материального или морального вреда,  хотя истец просил  о
возмещении  материального  и компенсации морального вреда.  При этом
следовало иметь в  виду,  что  в  отличие  от  материального  вреда,
который   возмещает   страховщик,   моральный  вред  взыскивается  с
причинителя вреда.
     Некоторые  суды  ошибочно  считали  необходимыми  и  взыскивали
расходы, понесенные на поминальный стол на девять, сорок дней и один
год  после  смерти потерпевшего, тогда как взысканию подлежат только
расходы на погребение (ст.963 ГК),  то есть и  на  поминальный  стол
непосредственно после погребения умершего.

                        Применение норм ГПК

     В    ряде    случаев    суды    неверно  изменяли   подсудность
рассматриваемого дела. Бюро обратилось в суд с иском к Н. (виновному
в  ДТП и без доверенности управлявшему автомобилем) и К. (владеющему
автомобилем  на основании доверенности) о взыскании суммы страхового
возмещения, выплаченной потерпевшему в ДТП в счет возмещения ущерба.
Определением суда Оршанского района и  г.Орши  изменена  подсудность
данного  дела  и  оно направлено на рассмотрение по месту совершения
ДТП - в суд Ленинского района г.Минска.
     По    протесту    заместителя   Председателя  Верховного   Суда
постановлением  президиума  Витебского  областного  суда определение
районного  суда  изменено.  Основанием  явилось то, что рассмотрение
дела  в  суде  по  месту  совершения  ДТП  противоречит действующему
гражданскому процессуальному законодательству, поскольку заявлен иск
не    о  возмещении  вреда,  причиненного  имуществу  гражданина   в
результате  ДТП,  а  иск  Бюро,  выплатившего страховое возмещение в
порядке   суброгации.  Достоверных  сведений  о  проживании  Н.   на
территории Ленинского  района  г.Минска  суду  Оршанского  района  и
г.Орши представлено не было,  ответчик К.  проживает  на  территории
Октябрьского района   г.Минска.   Поэтому   данный   спор   подлежит
рассмотрению по  общим  правилам  подсудности  (ст.46  ГПК)  в  суде
Октябрьского района   г.Минска   -  по  месту  жительства  законного
владельца транспортного средства (ответчика К.).
     В  тех случаях, когда иски предъявлялись к лицам, не являющимся
гражданами    Республики    Беларусь,  они  рассматривались   судами
Республики Беларусь по месту совершения ДТП.
     В  практике  имелись  дела,  по  которым  ответчиками  по искам
страховщиков являлись наследники лиц, виновных в причинении вреда от
ДТП.  Поскольку  отношения  по обязательному страхованию гражданской
ответственности    владельцев    транспортных    средств   допускают
правопреемство (ст.1086  ГК),  то  суды  правильно   взыскивали   по
требованию  страховщиков  выплаченные  суммы страхового возмещения с
наследников лиц,  виновных в  совершении  ДТП.  Принятие  наследства
этими лицами подтверждалось справками из нотариальных контор.
     В  некоторых случаях суды необоснованно прекращали производство
по  делам, полагая, что в связи со смертью должника (лица, виновного
в ДТП) спорное правоотношение не допускает правопреемства.
     В  исковом  заявлении Бюро указало, что по вине П., в состоянии
алкогольного  опьянения  и  без  договора  страхования  управлявшего
автомобилем,  произошло  ДТП.  Бюро выплатило потерпевшему страховое
возмещение  и  просило суд взыскать эту сумму с П. Определением суда
Московского района  г.Бреста  производство по делу прекращено по п.5
ст.164 ГПК в связи  со  смертью  ответчика  от  полученных  телесных
повреждений при ДТП.
     Определением  судебной коллегии по гражданским делам Брестского
областного  суда  определение  суда  первой  инстанции  отменено   с
направлением  дела  на новое рассмотрение. Основанием отмены явилось
то, что  согласно  п.1  ст.388 ГК обязательство прекращается смертью
гражданина,  если исполнение не может быть произведено  без  личного
участия  должника либо обязательство иным образом неразрывно связано
с личностью должника.  В данном же  случае  продолжает  существовать
основное  обязательство  между  страхователем  (потерпевшим в ДТП) и
лицом,  ответственным за  убытки  (П.).  Смерть  последнего  в  этом
правоотношении  не  является  обстоятельством,  влекущим прекращение
обязательства, поскольку допускается правопреемство.
     При новом рассмотрении дела судом установлено, что по сообщению
нотариальной  конторы  наследство  после  смерти П. приняли в равных
долях  его родители, жена и двое несовершеннолетних детей. При таких
обстоятельствах суд Московского района г.Бреста правильно возложил в
солидарном  порядке  ответственность  за  возмещение вреда от ДТП на
родителей и жену умершего виновника аварии.
     Таким  образом, в предмет доказывания по делам, где ответчиками
являются  наследники  лица,  виновного  в  причинении  вреда от ДТП,
согласно ст.1086  ГК  должны  входить  факт  принятия ими наследства
после умершего,  а также стоимость перешедшего к ним наследственного
имущества.
     В  отдельных  случаях  к  участию  в делах о возмещении вреда в
порядке  суброгации  в  качестве  третьих  лиц  без  самостоятельных
требований   привлекались  собственники  транспортных  средств,   не
являющиеся  виновными  в  совершении  ДТП.  Такая  позиция  является
обоснованной  только  тогда,  когда по делу требуется установить, не
выбыло  ли транспортное средство из обладания владельца без его вины
в результате противоправных действий лиц, виновных в ДТП.
     Среди поступивших на изучение имелись дела, по которым согласно
справкам  ГАИ  виновными  в  причинении  вреда  от  ДТП признавались
несовершеннолетние  граждане.  При  возложении  ответственности   за
причиненный    вред    от    ДТП    на    законных    представителей
несовершеннолетних  (их  родителей)  в  качестве доказательства вины
расценивалось    судами    отсутствие    контроля    за   поведением
несовершеннолетних  и  за  сохранностью  транспортного  средства как
источника повышенной опасности.

Судебная коллегия                               Управление обобщения
по гражданским делам                            судебной практики
Верховного Суда                                 Верховного Суда
Республики Беларусь                             Республики Беларусь