ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 
 ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ
С ВОСПИТАНИЕМ ДЕТЕЙ


 Нормативные правовые акты закрепили право ребенка жить и
воспитываться в семье, знать своих родителей, а также право на
заботу родителей и совместное с ними проживание, осуществление
родительских прав только в интересах ребенка.
 По изученным делам основания исковых требований были следующие:
о передаче ребенка на воспитание другому родителю (ч.1 ст.75 Кодекса
Республики Беларусь о браке и семье*) - 48,1%; об участии отдельно
проживающего родителя в воспитании ребенка и определении порядка его
общения с ребенком (ст.77 КоБС) - 25,1%; об определении места
жительства ребенка при раздельном проживании родителей (ч.3 ст.74
КоБС) - 15%; об определении порядка общения ребенка с дедом и бабкой
(ст.78 КоБС) - 4,8%; об устранении препятствий в общении с ребенком
(ч.1 ст.77 КоБС) - 2,7%; об ограничении общения родителя с ребенком
на определенный срок (ч.2 ст.77 КоБС) - 2,1%; другие дела - 1,6%.
______________________________
 *Далее - КоБС.

 Удовлетворено 72,7% исков, отказано по 10,7%. Прекращено
производство по 15,5% дел.
 По изученным делам истцами являлись отцы по 73,8% дел, матери -
по 19,8%, ответчиками - матери по 79,1% дел, отцы - по 18,7%.

 Возбуждение и подготовка дел к судебному разбирательству

 Порядок возбуждения дел регулируется ст.ст.242-253 ГПК. При
возбуждении дел, связанных с воспитанием детей, проверяется наличие
условий (предпосылок) осуществления права на предъявление иска.
 Установлено, что отдельные суды отказывали в возбуждении
производства по делу в связи с несоблюдением предварительного
внесудебного порядка разрешения дела.
 Определением суда Горецкого района отказано в возбуждении дела
по иску К. к К-ой об определении порядка участия в воспитании
ребенка в связи с наличием к этому препятствий - истцом не соблюден
установленный для данной категории дел порядок предварительного
внесудебного разрешения дела. Суд рекомендовал истцу обратиться для
разрешения спора в орган опеки и попечительства Горецкого
райисполкома, решение которого и может быть обжаловано в суд.
 Между тем при отсутствии согласия по вопросам воспитания детей
родители вправе обратиться как в органы опеки и попечительства, так
и в суд. Предварительный внесудебный порядок разрешения споров,
связанных с воспитанием детей, ни КоБС, ни Положением об органах
опеки и попечительства в Республике Беларусь, утвержденным
постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28 октября
1999 г. № 1676, не предусмотрен. Управления (отделы) образования
местных исполнительных и распорядительных органов как органы,
осуществляющие функции по опеке и попечительству, разрешают
возникшие между родителями вопросы о воспитании детей (о формах и
методах воспитания, получения образования, об отношении к религии,
об организации свободного времени, иные вопросы). Поэтому отказ суда
в возбуждении дела по п.2 ст.246 ГПК является необоснованным.
 В отдельных случаях суды ошибочно оставляли исковые заявления
без движения. Так, определением суда Минского района и г.Заславля
исковое заявление З. к З-ой о передаче детей на воспитание оставлено
без движения на том основании, что истцом не представлены акт
обследования его жилищно-бытовых условий и заключение о
целесообразности передачи детей на воспитание. Однако указанные
документы могли быть истребованы судом в порядке подготовки дела к
судебному разбирательству.
 Иногда суды необоснованно отказывали в возбуждении дела ввиду
неподсудности. А. и А-ва обратились в суд Первомайского района
г.Минска с иском к Г. об определении порядка участия в воспитании
ребенка. Определением суда истцам отказано в возбуждении дела по п.1
ст.246 ГПК в связи с неподсудностью дела данному суду.
 Судебная коллегия по гражданским делам Минского городского суда
отменила определение суда и направила материалы в тот же суд для
решения вопроса о возбуждении дела. Из искового заявления
усматривается, что ответчица прописана в Первомайском районе
г.Минска. То обстоятельство, что она некоторое время проживала у
своих родителей в Заводском районе г.Минска, не является основанием
к отказу в возбуждении дела судом по месту ее прописки. Кроме этого,
ответчица имеет право собственности на долю в жилом помещении,
расположенном в Первомайском районе г.Минска.
 Изучение показало, что суды практически не использовали
предоставленное им право при подготовке дел вызывать истца и
ответчика на беседу, позиции сторон, как правило, уточнялись во
время судебных заседаний. Между тем по 9,6% изученных дел
производство прекращено в связи с заключением сторонами мировых
соглашений, а по 5,4% - в связи с отказом истца от иска, так как
стороны урегулировали спор в добровольном порядке.

 Участие в рассмотрении споров органов опеки и попечительства

 Некоторые суды в нарушение ч.1 ст.86 КоБС рассматривали споры,
связанные с воспитанием детей, без участия органов опеки и
попечительства (7,5% изученных дел).
 Согласно ч.2 ст.86 КоБС судебное разбирательство дел по спорам,
связанным с воспитанием детей, назначается только после получения от
органа опеки и попечительства заключения по существу
рассматриваемого спора вместе с документами, отражающими выявленные
обследованием фактические обстоятельства дела. Как правило, акты
обследования жилищно-бытовых условий и заключения истребовались
судами в порядке подготовки дела к судебному разбирательству. Однако
имеют место факты, когда суды рассматривают дела без получения
названных актов и основанного на них заключения.
 Решением суда Октябрьского района г.Гродно несовершеннолетний
ребенок передан на воспитание отцу Л. и местом жительства ребенка
признано место жительства отца. Определением судебной коллегии по
гражданским делам Гродненского областного суда данное решение
отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.
Судебная коллегия указала, что суд первой инстанции не выполнил
требований ст.86 КоБС: в материалах дела отсутствует заключение
органа опеки и попечительства, составленное и утвержденное в
установленном порядке, а также акты обследования материально-бытовых
условий жизни обоих родителей, на основании которых делается
заключение. При таких обстоятельствах решение суда не является
законным и обоснованным.
 Акты обследования жилищно-бытовых условий не всегда содержат
необходимую информацию об условиях жизни, санитарном состоянии
жилого помещения, характере взаимоотношений между членами семьи. По
некоторым делам суды выносили решение при наличии акта обследования
жилищно-бытовых условий лишь одного из лиц, претендующих на
воспитание ребенка. По отдельным делам такие акты составлены
учителями школ, а не представителями управлений (отделов)
образования местных исполнительных и распорядительных органов.
 Изучение дел свидетельствует, что не все заключения
соответствуют требованиям КоБС. Например, в деле по иску М.В. к М.Е.
о передаче ребенка на воспитание, рассмотренном судом Октябрьского
района г.Могилева, заключение, составленное отделом образования
администрации Октябрьского района г.Могилева, содержит вывод о том,
что воспитывать ребенка могут оба родителя, без раскрытия содержания
данного вывода.
 Заключение органа опеки и попечительства должно представлять
собой подробный анализ всех обстоятельств, касающихся условий жизни
родителей, их взаимоотношений с ребенком. Такое заключение должно
также содержать педагогически обоснованный вывод, который в
зависимости от характера спора будет о том: с кем из раздельно
проживающих родителей следует находиться ребенку; сохранить или нет
общение ребенка с одним из родителей, дедом (бабкой), если да, то
какая форма общения в данном случае целесообразна, если нет, то
почему; возвратить или нет ребенка просящим об этом родителям.
 Не всегда проведенное органами опеки и попечительства
обследование является достаточно компетентным и квалифицированным.
 В деле по иску С.Н. к С.Л. о передаче детей на воспитание,
рассмотренном судом Молодечненского района и г.Молодечно, имеются
два заключения отдела образования Молодечненского райисполкома.
Первое содержит вывод о том, что орган опеки и попечительства
считает возможным передачу несовершеннолетних детей на воспитание
матери С.Н. Второе заключение, составленное спустя месяц, целиком
противоречит первому.
 Из пояснений, данных представителем органа опеки и
попечительства в судебном заседании, усматривается, что первое
заключение сделано на основании показаний инспектора инспекции по
делам несовершеннолетних без обследования жилищно-бытовых условий
истицы. При таких обстоятельствах суду надлежало вынести определение
о повторном обследовании, а также частное определение в адрес отдела
образования Молодечненского райисполкома.
 Заключение органа опеки и попечительства приобретает
официальный характер после его подписания уполномоченным должностным
лицом, чья подпись удостоверяется печатью. Кроме того, мнение органа
опеки и попечительства по рассматриваемому спору высказывает его
представитель в судебном заседании, позиция которого как
официального лица окончательна. Если почему-то эта позиция в
процессе судебного разбирательства стала отличаться от
зафиксированной в письменном заключении, суду необходимо выяснить
причину произошедшей перемены.
 Суд Первомайского района г.Минска удовлетворил исковые
требования М. и определил место жительства его дочери в г.Минске по
месту прописки отца. Постановлением президиума Минского городского
суда решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот
же суд. Одной из причин отмены явилось то, что суд первой инстанции
не выяснил, по каким основаниям представитель органа опеки и
попечительства не поддержал ранее данное заключение.
 Представитель органа опеки и попечительства в судебном
заседании не возражала против заявленных истцом требований, так как
ребенок прописан по месту жительства отца. Однако из заключения
органа опеки и попечительства Первомайского района г.Минска следует,
что несовершеннолетнего ребенка необходимо оставить на воспитание
матери.

 Рассмотрение споров, связанных с воспитанием детей

 Суд при разрешении споров, связанных с воспитанием детей,
должен принять решение, которое соответствовало бы интересам
несовершеннолетнего ребенка с учетом его желания и возраста,
привязанности к каждому из родителей (к лицу, у которого ребенок
находится на воспитании), личных качеств спорящих сторон, их
возможности создать надлежащие условия для воспитания.
 В целях правильного разрешения споров, выяснения всех
обстоятельств, входящих в предмет доказывания, сторонами по
изученным делам представлялись следующие письменные доказательства:
свидетельства о рождении детей; характеристики родителей с места
работы и места жительства; медицинские справки родителей о состоянии
здоровья, справки из наркологических и психоневрологических
диспансеров; характеристики детей из дошкольных и школьных
учреждений; постановления органов опеки и попечительства об
урегулировании разногласий родителей по вопросам воспитания детей;
справки социально-психологических центров помощи семье и детям и
заключения психологов о характере эмоциональных отношений родителей
и детей; заявления несовершеннолетних детей.
 Выяснению фактов, имеющих существенное значение при разрешении
возникших между родителями разногласий по спорам о воспитании детей,
нередко способствовало мнение специалиста в области психологии. По
изученным делам суды выясняли личностные особенности ребенка, его
эмоциональные связи с каждым из родителей, отношение к сложившейся
ситуации с помощью таких средств доказывания, как психологическое
заключение, привлечение психолога в качестве специалиста, допрос
социального педагога в качестве свидетеля.
 В соответствии с ч.2 ст.185 КоБС при раздельном проживании
родителей ребенок по достижении 10 лет вправе выбрать, с кем из них
он будет проживать. Решение суда, постановленное без оценки желания
ребенка, достигшего 10 лет, проживать с одним из родителей и
соответствия этого желания интересам ребенка, признавалось
вышестоящими судами необоснованным.
 Решением суда Молодечненского района и г.Молодечно расторгнут
брак между В.В. и В.А. и несовершеннолетние дети (дочь, 1991 года
рождения, и сын, 1997 года рождения) оставлены на воспитание матери
В.А. Решение мотивировано привязанностью детей друг к другу.
 Постановлением президиума Минского областного суда решение
отменено и дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд
первой инстанции не дал надлежащей оценки желанию дочери проживать с
отцом и не выяснил, соответствует ли это желание интересам ребенка.
 По делу установлено, что супруги и их дети с августа 2001 г.
проживают в разных квартирах. В.В. с дочерью, которая категорически
отказалась переезжать с матерью, остались проживать по прежнему
месту жительства, а В.А. с сыном переехали в новую квартиру. Судом
первой инстанции выяснялось мнение дочери, из справки личной беседы
судьи с ней усматривается, что девочка желает жить только у отца.
Указанные обстоятельства необходимо было оценить суду первой
инстанции.
 Желание ребенка, достигшего 10 лет, принималось судами во
внимание при условии, что это желание соответствовало интересам
ребенка.
 В исковом заявлении Н. указал, что после расторжения брака с
Н-ой двое их сыновей, 1988 и 1990 года рождения, остались проживать
с матерью. Однако она утратила психологический контакт с детьми,
перестала оказывать на них воспитательное воздействие. В связи с
этим истец просил передать сыновей ему на воспитание. При выяснении
мнения детей в судебном заседании один ребенок изъявил желание
проживать с матерью, а другой - с отцом. Представитель органа опеки
и попечительства и прокурор полагали с учетом интересов детей
оставить их матери, поскольку отец нигде не работает, имеет
задолженность по алиментам, неоднократно кодировался от алкогольной
зависимости. Решением суда Фрунзенского района г.Минска в иске
обоснованно отказано.
 Суды в некоторых случаях выясняли мнение ребенка, не достигшего
10 лет, по сути заявленных требований. Так, при рассмотрении иска
К.П. к К.Н. об определении порядка участия в воспитании детей суд
Партизанского района г.Минска признал необходимым допросить в
качестве свидетелей несовершеннолетних дочерей, 1989 и 1995 года
рождения. Допрос производился в судебном заседании в присутствии
двух педагогов, без присутствия сторон по делу. После допроса детей
истец и ответчица были ознакомлены с показаниями детей в
соответствии с ст.189 ГПК.
 Если при разрешении спора, связанного с воспитанием детей, суд
придет к выводу о необходимости опроса в судебном заседании
несовершеннолетнего в возрасте до 10 лет в целях выяснения его
мнения по рассматриваемому вопросу, то следует предварительно
выяснить мнение органа опеки и попечительства о том, не окажет ли
неблагоприятное воздействие на ребенка его присутствие в суде.
 Спор о месте жительства детей при раздельном проживании
родителей суд может рассмотреть до расторжения брака, в
бракоразводном процессе либо после прекращения брака путем развода.
Такой спор может возникнуть и между родителями, не состоящими в
браке. Разрешение спора о месте жительства ребенка не означает
утраты одним из родителей своих прав и обязанностей по воспитанию.
 Иск об определении места жительства ребенка должен
рассматриваться судом, если один из родителей фактически проживает
отдельно от ребенка (по другому адресу). Однако иногда суды выносили
решения об определении места жительства ребенка, ссылаясь на ст.74
КоБС, хотя в материалах дел имелись данные о проживании родителей
несовершеннолетнего в одном жилом помещении.
 При вынесении решений по спорам о месте жительства ребенка
суды, как правило, определяли место жительства ребенка с одним из
родителей, не указывая конкретного адреса, но в отдельных случаях
выходили за пределы требований закона и необоснованно указывали
конкретный адрес места жительства ребенка.
 Решением суда Советского района г.Минска удовлетворен иск С.В.
к С.А. об определении места жительства их сына, 1987 года рождения.
Из материалов дела видно, что с письменного согласия матери С.В. с
13-летним сыном выехал для проживания в Литву. За три года
проживания сына в Литве С.А. не пыталась встречаться с ребенком,
эпизодически звонила по телефону, не оказывала материальной помощи.
Кроме этого, в письменном заявлении суду несовершеннолетний изъявил
желание остаться в Литве и закончить там среднюю школу. В ходе
судебного заседания представитель органа опеки и попечительства
высказала мнение оставить ребенка с отцом. При вынесении решения суд
определил местом жительства несовершеннолетнего до достижения им
18-летнего возраста квартиру, расположенную в Республике Литва.
Между тем суд не вправе указывать конкретный адрес проживания
ребенка, тем более на территории другого государства.
 Разрешая споры, суды обоснованно учитывали нравственные и иные
личные качества родителей, возможность создания ребенку условий для
воспитания и развития, а также другие обстоятельства,
характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания
каждого из родителей.
 В исковом заявлении Ф. указал, что после расторжения брака с С.
их сын, 1995 года рождения, оставлен на воспитание матери. Однако
ответчица фактически лишила его общения с ребенком, стремится
вывезти за границу. Истец просил суд определить местом жительства
ребенка его место жительства, поскольку он может создать лучшие
материально-бытовые и нравственно-психологические условия для
воспитания.
 В ходе судебного заседания С. пояснила, что негативное
отношение Ф. к ней (скандалы, оскорбления, телесные повреждения)
сказались на здоровье сына, у которого развился
астеноневрологический синдром. Отец не знает, в каком лечении
нуждается ребенок, игнорирует показания врачей. У мальчика не
установлен контакт с новыми членами семьи отца. Ф. материальной
помощи не оказывает из-за отсутствия работы и заработка. С. вступила
в брак с гражданином Дании, который хорошо относится к ее сыну,
обеспечивает их материально. Представитель органа опеки и
попечительства в судебном заседании полагал Ф. в иске отказать и
местом жительства ребенка определить место жительства матери.
Решением суда Фрунзенского района г.Минска в иске Ф. отказано,
местом жительства ребенка определено место жительства матери,
поскольку это отвечает интересам ребенка.
 Иски о передаче детей на воспитание заявлялись, как правило, в
случаях, когда ребенок ранее оставлен на воспитание одному из
родителей по Соглашению о детях, либо по решению суда о расторжении
брака, либо по решению суда об определении места жительства ребенка.
 При рассмотрении споров суды учитывали наряду с другими
обстоятельствами по делу возможность родителя, заявившего иск о
передаче ребенка ему на воспитание, обеспечить надлежащее
воспитание, род его деятельности, режим работы, материальное и
семейное положение.
 Судом Молодечненского района и г.Молодечно при рассмотрении
дела по иску Ж. к Ж-ой о передаче ребенка на воспитание установлено,
что истец работает в Российской Федерации вахтовым методом по три
месяца, соответственно, не может в полной мере осуществлять
обязанности по воспитанию своего сына, 1999 года рождения.
Доказательств тому, что мать не обеспечивает надлежащего воспитания
ребенка, суду не представлено. Присутствующие в судебном заседании
прокурор и представитель органа опеки и попечительства высказали
мнение о нецелесообразности передачи ребенка отцу. Решением суда в
иске Ж. обоснованно отказано.
 При рассмотрении дел о передаче отцам несовершеннолетних
дочерей суды выясняли продолжительность проживания ребенка с отцом
или в семье отца, характер взаимоотношений ребенка с каждым из
родителей, мнение ребенка, достигшего 10 лет, и другие
обстоятельства, свидетельствующие об осуществлении родительских прав
в интересах ребенка.
 В исковом заявлении У.Ю. указал, что после расторжения брака с
У.В. их дочь, 1988 года рождения, осталась проживать с матерью в
Могилевской области. С августа 2002 г. дочь переехала жить к отцу в
г.Минск. Истец просил передать ему дочь на воспитание.
 Решением суда Центрального района г.Минска иск обоснованно
удовлетворен. Судом установлено, что отец занимается воспитанием
дочери, интересуется ее учебой и досугом. По месту работы У.Ю.
характеризуется положительно, не употребляет спиртное, дочь
привязана к отцу, в школе опрятна, спокойна, дисциплинированна,
желает проживать с отцом. Мать несовершеннолетней не привела
убедительных доводов, почему ее беспокоит воспитание дочери отцом,
хотя не возражала против проживания ребенка в г.Минске. Из пояснений
ответчицы в суде следует, что причиной несогласия ее с передачей
ребенка отцу является жилищный спор между ней и истцом.
 Само по себе преимущество в материально-бытовом положении
одного из родителей не является безусловным основанием для
удовлетворения требований этого родителя.
 Из материалов дела по иску К.Н. к К.А. о передаче ребенка на
воспитание усматривается, что после расторжения брака в январе 2002
г. их сын, 1991 года рождения, остался проживать с матерью. В апреле
2002 г. по просьбе ребенка отец забрал его к себе в семью, мальчик
проживает с отцом, его женой и двумя их несовершеннолетними детьми,
имеет отдельную комнату в пятикомнатной обустроенной квартире, где
есть компьютер, много книг и игрушек.
 Решением суда Фрунзенского района г.Минска иск удовлетворен,
при этом приняты во внимание возраст ребенка, привязанность к отцу,
длительность (полтора года) проживания в семье отца, надлежащая
материально-бытовая и нравственно-психологическая атмосфера,
возможность обучаться в престижной гимназии, занятия в спортивной
секции, пользование отдельной комнатой в квартире. Более того,
создание отцом материальных благ для ребенка не является, по мнению
суда, главной причиной привязанности ребенка к отцу. В новой семье
благоприятная эмоциональная атмосфера, ребенку не препятствуют
общаться с матерью, ей он может позвонить в любое время и
договориться о встрече (истица этого не отрицала). Также суд
учитывал воспитательные потребности ребенка, которые зависят от его
пола, возможность отца привить сыну необходимые в жизни навыки.
Оставление ребенка на воспитание отцу позволит избежать
неоправданных психических травм, вызванных разрывом сложившихся с
отцом отношений, привязанностей, уклада жизни.
 По многим делам порядок общения ребенка с отдельно проживающим
родителем был установлен органом опеки и попечительства до обращения
с иском в суд. Разрешая споры об установлении порядка общения
ребенка с отдельно проживающим родителем, суды проверяли,
соответствует ли такой порядок интересам детей, не нарушаются ли
этим порядком права родителей и обеспечивается ли в достаточной мере
их участие в воспитании. Отсутствие предварительно установленного
органами опеки и попечительства порядка общения ребенка с отдельно
проживающим родителем не препятствовало судам разрешать споры по
существу.
 Судами рассматривались исковые требования о несогласии с
решением органа опеки и попечительства о порядке общения отдельно
проживающего родителя с ребенком и об установлении иного порядка
общения.
 В исковом заявлении О.Г. указала, что не согласна с
установленным органом опеки и попечительства графиком встреч ее
бывшего мужа О.А. с их сыном, 2001 года рождения: в один из рабочих
дней - с 18.00 до 20.00, в выходные дни - с 12.00 до 20.00. Просила
изменить порядок общения отца с сыном, поскольку при его
установлении не учтен возраст ребенка, режим кормления, сна и ухода.
Суд Лидского района и г.Лиды согласился с доводами истицы и
установил время общения отца с ребенком каждую среду, субботу и
воскресенье с 17.00 до 19.00 в доме матери.
 При определении порядка общения родителя с ребенком суды
принимали во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья,
привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства,
воздействующие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его
нравственное развитие. Однако суды не всегда верно определяли место
общения ребенка с отдельно проживающим родителем.
 Решением суда Советского района г.Гомеля по иску С. к К. об
определении порядка участия в воспитании ребенка установлен порядок
общения С. с дочерью, 1995 года рождения, каждую субботу с 10.00 до
18.00 по месту жительства отца.
 Определением судебной коллегии по гражданским делам Гомельского
областного суда решение изменено. Кассационная инстанция не
согласилась с выводом суда о том, что общение ребенка должно
происходить по месту жительства отца. Вместе с С. проживает его
брат, страдающий открытой формой туберкулеза, что представляет
опасность для ребенка. Кроме того, судебная коллегия посчитала
неправильным, что для встреч ребенка с отцом определены все субботы,
что лишает ответчицу возможности проводить время и планировать досуг
с ребенком в такие дни. Изменяя решение суда, судебная коллегия
определила возможность общения отца с ребенком по месту жительства
ребенка первую и третью субботу и второе и четвертое воскресенье
каждого месяца с 10.00 до 18.00. Ответчица предупреждена о
необходимости соблюдения установленного порядка.
 КоБС обязывает родителя, с которым ребенок проживает, не
препятствовать общению. Исключение составляют случаи, когда контакт
ребенка со своим родителем, живущим по другому адресу, причиняет
вред несовершеннолетнему, травмирует его, создает для него
напряженную, чреватую ухудшением психического и физического здоровья
ситуацию. В тех случаях, когда общение ребенка с отдельно
проживающим родителем не в полной мере отвечало интересам
несовершеннолетнего, суды при вынесении решений сокращали количество
и время встреч.
 Невыполнение родителем судебного решения может являться
основанием для предъявления требований другим родителем о передаче
ему ребенка и расцениваться как злостное неисполнение решения суда,
только если после применения к ответчику мер воздействия,
предусмотренных ст.537 ГПК, он продолжает уклоняться от исполнения
решения суда.
 К лицам, виновным в нарушении установленного судом порядка
общения с ребенком, применялись меры предупреждения со стороны
судебного исполнителя, а также ст.537 ГПК, определяющая размеры
штрафов и порядок исполнения решений, обязывающих должника совершить
определенные действия или воздержаться от их совершения. Судами
учитывалось, что если порядок участия отдельно проживающего родителя
в воспитании детей закреплен в Соглашении о детях, но родитель, с
которым проживает ребенок, препятствует другому родителю в
осуществлении этого права, то Соглашение о детях подлежит
принудительному исполнению в порядке, предусмотренном для мировых
соглашений.
 Изучение дел показывает, что суды не отменяли определения об
утверждении Соглашений о детях в тех случаях, когда при вынесении
решений изменялся ранее установленный этим Соглашением порядок
общения с ребенком. Определение об утверждении Соглашения о детях
отменено по одному делу.
 Изучением установлено, что если при рассмотрении дела не были
учтены все обстоятельства, относящиеся к порядку воспитания ребенка,
решения судов изменялись вышестоящими судебными инстанциями.
 По делу по иску С. к П. об ограничении общения с ребенком
установлено, что после расторжения брака между сторонами заключено
Соглашение о детях, согласно которому их дочь, 1996 года рождения,
остается проживать с матерью С., а общение отца с дочерью будет
проходить в любое время по обоюдному желанию родителей.
 В апреле 2003 г. отец забрал дочь к себе и с этого времени она
не посещала гимназию, школу бальных танцев и кружок художественной
лепки. Впоследствии, когда дочь попала в больницу, П. без разрешения
врача забрал ее и увез, не поставив об этом в известность мать
ребенка. Местонахождение девочки неизвестно.
 Суд первой инстанции пришел к выводу, что П. нарушил Соглашение
о детях, в соответствии с которым дочь должна проживать с матерью, и
своими действиями лишил С. возможности на протяжении длительного
времени видеться с дочерью и участвовать в ее воспитании. Суд также
пришел к выводу, что поведение П. ущемляет права и законные интересы
ребенка, поскольку дочь на протяжении длительного времени не
посещает школу, чем нарушено ее право на образование, лишил
семилетнюю девочку возможности видеться с матерью. На основании
изложенного решением суда Центрального района г.Минска право П. на
общение с дочерью ограничено на один год со дня вступления в
законную силу решения суда. Определением судебной коллегии по
гражданским делам Минского городского суда решение изменено,
ограничение в воспитании на один год установлено со дня передачи П.
дочери на воспитание С.
 При рассмотрении дел о праве деда и бабки на общение с внуками
суды выясняли вопрос о том, не будет ли такое общение мешать
нормальному воспитанию ребенка.
 Д. обратилась в суд с иском о прекращении общения деда и бабки
(родителей ее бывшего мужа) с внуком - ее сыном, 1997 года рождения,
поскольку такое общение отрицательно сказывается на воспитании
ребенка.
 В судебном заседании установлено, что по результатам
психологического обследования несовершеннолетний ребенок
эмоционально положительно относится к деду и бабке. Неприязненные
отношения существуют между истицей и ответчиками. По заключению
органа опеки и попечительства и социально-педагогического центра
помощи семье и детям рекомендовано поддерживать взаимоотношения
ребенка с дедом и бабкой, которые заботятся о здоровье и воспитании
внука. Решением суда Рогачевского района в иске Д. о прекращении
общения внука с дедом и бабкой отказано.
 Судами не всегда выяснялись обстоятельства, имеющие значение
для установления такого порядка общения деда и бабки с внуками,
который бы не мешал надлежащему воспитанию ребенка.
 Решением суда Первомайского района г.Минска установлен
следующий порядок общения Д.Г. и Д.Э. с несовершеннолетним внуком,
1999 года рождения: каждое воскресенье с 10.00 до 20.00, посещение
во время болезни, участие в оздоровительном отдыхе в детских
учреждениях.
 Постановлением президиума Минского городского суда решение
отменено, дело направлено на новое рассмотрение. В нарушение
требований ст.86 КоБС суд назначил судебное разбирательство и
рассмотрел заявленные истцами требования об определении порядка
общения с внуком, не получив заключение органа опеки и
попечительства и другие, указанные в данной статье документы. Не
выяснен вопрос о том, не будет ли общение деда и бабки с внуком
мешать нормальному воспитанию ребенка. Мать ребенка представила суду
заключение психолога, из которого следует, что малолетний ребенок
категорически отказывается от встреч с истцами, общение с ними
негативно сказывается на его эмоциональном состоянии, проявляется в
нервозности, агрессивности, в наличии стрессов, что может привести к
психической травме ребенка.
 Предусмотренное ст.79 КоБС право родителей требовать возврата
своих детей от любого лица, удерживающего их у себя без законных на
то оснований, базируется на преимущественном перед другими лицами
праве родителей на воспитание своих детей. Аналогичное праву
родителей ст.159 КоБС предусматривает право опекунов, попечителей
требовать возврата им подопечных от любых лиц, удерживающих их у
себя без законных оснований.
 Вопрос о возврате детей на основании ст.159 КоБС решается судом
по иску опекуна, попечителя. Иск в защиту опекуна, попечителя может
быть заявлен органом опеки и попечительства или прокурором. Орган
опеки и попечительства может также быть истцом, если это необходимо
для защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. Право
органа опеки и попечительства требовать возврата ребенка на
основании ст.159 КоБС основывается на п.3 Положения об органах опеки
и попечительства в Республике Беларусь, определяющего в качестве
задачи органов опеки и попечительства защиту личных и имущественных
прав и интересов детей, нуждающихся в опеке и попечительстве.
 При рассмотрении дел о возврате детей суды учитывали
продолжительность пребывания ребенка в семье лиц, которые фактически
его воспитывали, желание ребенка, достигшего 10 лет, поведение
родителей, опекунов, попечителей, приемных родителей, их образ
жизни, возможность обеспечения ребенку надлежащего воспитания,
материально-бытовые условия.
 Отдел образования Оршанского горисполкома предъявил в суд иск к
С. о возвращении органам опеки и попечительства ее
несовершеннолетнего внука, 1990 года рождения. Отец и мать ребенка
лишены родительских прав, решением Оршанского горисполкома С.
отстранена от обязанностей опекуна ребенка. Поскольку С.
злоупотребляет спиртными напитками, не следит за ребенком, который
не посещает школу, неопрятен, и бабка удерживает внука без законных
оснований, истец просил суд возвратить несовершеннолетнего ребенка
органам опеки и попечительства для определения его в интернатное
учреждение. Решением суда Оршанского района и г.Орши иск обоснованно
удовлетворен.
 Требование о возврате несовершеннолетнего может быть обращено
лишь к лицам, удерживающим ребенка не на основании закона или
судебного решения. К таким лицам не относятся опекуны, попечители,
приемные родители, которые осуществляют свои права и обязанности по
воспитанию на основе постановления органа опеки и попечительства.
 При рассмотрении исков родителей о передаче им детей лицами, у
которых они находятся на основании закона или решения суда
(опекунов, попечителей, приемных родителей, воспитательных, лечебных
учреждений и пр.), выяснялось, изменились ли ко времени рассмотрения
спора обстоятельства, послужившие основанием передачи ребенка
указанным лицам и учреждениям, и отвечает ли интересам детей их
возвращение родителям.
 В исковом заявлении Б. указала, что после рождения сына в 1997
году оставила его в роддоме, поскольку не имела средств на
содержание и воспитание ребенка. В 2001 году узнала, что ее ребенок
переведен в школу-интернат для детей с физическими недостатками,
стала регулярно посещать сына, установила с ним контакт. Истица
просила суд передать ей ребенка на воспитание, так как в настоящее
время она материально обеспечена, имеет работу, жилье, отец ребенка,
проживающий с ней, также желает его забрать. Представитель ответчика
- директор школы-интерната для детей с физическими недостатками
исковые требования признал, считая, что воспитание ребенка в семье
отвечает интересам несовершеннолетнего.
 Решением суда Речицкого района иск обоснованно удовлетворен.
Однако суд ошибочно сослался на ст.79 КоБС, предусматривающую
требование о возврате ребенка, удерживаемого без законных оснований.
По данному делу ребенок находился в школе-интернате на законных
основаниях. Суду следовало руководствоваться нормой о воспитании
детей - ч.1 ст.75 КоБС.

 Применение процессуальных норм

 В ходе изучения установлено, что суды не всегда выполняли
требования ГПК о надлежащем извещении сторон.
 Определением суда Московского района г.Бреста на основании п.9
ч.1 ст.165 ГПК оставлено без рассмотрения исковое заявление Я.В. к
Я.Т. о передаче ребенка на воспитание в связи с тем, что стороны, не
просившие о разбирательстве дела в их отсутствие, не явились в суд
по повторному вызову.
 Определением судебной коллегии по гражданским делам Брестского
областного суда определение суда отменено, а дело направлено на
новое рассмотрение в тот же суд. Судебная коллегия указала, что дело
назначалось к слушанию на 22 января, 18 февраля, 26 февраля, 12
марта, 22 марта и 4 апреля 2002 г. Истец явился на четыре первых
судебных заседания, а ответчица ни на одно заседание суда не
явилась. Каких-либо данных о надлежащем извещении истца о слушании
дела 22 марта и 4 апреля 2002 г. в деле не имеется. Поскольку истец
не был надлежащим образом извещен о рассмотрении дела 22 марта и 4
апреля 2002 г., определение суда об оставлении иска без рассмотрения
нельзя признать законным.
 Некоторые суды неверно определяли процессуальное положение
органа опеки и попечительства и привлекали его к участию в деле в
качестве третьего лица, хотя в соответствии с ст.90 ГПК по этой
категории дел орган опеки и попечительства может принимать участие
как орган, уполномоченный дать заключение по делу.
 Изучение показало, что некоторые суды привлекали к участию в
деле в качестве третьих лиц или свидетелей несовершеннолетних детей,
о порядке воспитания которых возник спор. Так, суд Октябрьского
района г.Витебска в деле по иску Р. к Р-ой о передаче на воспитание
несовершеннолетнего сына, 1988 года рождения, привлек к участию в
деле в качестве заинтересованного лица самого ребенка, который
присутствовал в суде с момента начала судебного разбирательства и до
его окончания, неоднократно допрашивался судом в присутствии
родителей по поводу их поведения и отношения к нему.
 Отдельные суды не учитывали требования ст.189 ГПК и допрашивали
несовершеннолетних в возрасте до 14 лет в судебном заседании без
присутствия педагога.
 При прекращении производства по делу в связи с отказом истца от
иска отдельные суды нарушали положения ст.285 ГПК.
 Суд Оршанского района и г.Орши принял отказ истца Д.Д. от иска
к Д.О. о передаче ребенка на воспитание. Заявление истца об отказе
от исковых требований занесено в протокол судебного заседания,
однако истцом в нарушение ч.2 ст.285 ГПК не подписано.
 Суд Осиповичского района, прекращая производство по делу по
иску С.Ю. к С.С. о передаче ребенка на воспитание в связи с отказом
истца от иска, в нарушение ч.3 ст.285 ГПК не выяснил причины отказа
и не разъяснил истцу последствия такого распорядительного действия.
 Изучение дел свидетельствует, что не всегда решения по спорам,
связанным с воспитанием детей, излагались судами с соблюдением
положений ст.ст.301-310 ГПК. Учитывая специфику таких споров в
резолютивной части решения следует полно и четко сформулировать, что
постановил суд по каждому требованию, заявленному истцом.
 Решением суда Оршанского района и г.Орши определено местом
жительства несовершеннолетнего ребенка, 1988 года рождения, место
жительства отца - З.А. Между тем из искового заявления и протоколов
судебных заседаний усматривается, что истец заявлял требование о
передаче ему на воспитание сына и свое требование в ходе судебного
процесса не изменял. Кроме того, в данном случае место жительства
истца (отца ребенка) и место жительства ответчицы (матери ребенка)
совпадают.
 При вынесении решения об определении порядка участия отдельно
проживающего родителя в воспитании ребенка в резолютивной части
решения необходимо четко указывать, как часто будет происходить
общение родителя с ребенком (сколько раз в месяц, в неделю), в каком
месте (в доме матери, отца, в школе, в детском саду и т.д.) и в
течение какого времени (целый день, несколько часов).
 Судебная коллегия по гражданским делам Минского городского суда
частично изменила решение суда Советского района г.Минска по делу по
иску С.А. к С.И. об определении порядка участия в воспитании
ребенка. Соглашаясь в основном с установленным судом порядком
общения, судебная коллегия посчитала необходимым конкретизировать
место встреч отца с дочерью - г.Минск, так как отец проживает как в
г.Минске, так и в г.Солигорске. Кроме того, была изменена
формулировка периодов проведения отпуска истца с дочерью. Суд
Советского района в резолютивной части решения указал, что "отец
имеет право провести отпуск с дочерью в летний период до 20 суток, в
том числе в случае выезда за пределы города места жительства с
ночевками до 7 дней до достижения ребенком 7 лет, а после достижения
этого возраста - с ночевками до 20 дней, или в зимний период - до 10
суток без ночевок до достижения ребенком 7 лет, а после достижения 7
лет - с ночевками". Судебная коллегия обоснованно посчитала, что
изложенный судом порядок проведения отпуска труден для исполнения
решения, и определила, что истец вправе провести отпуск с дочерью в
летний период продолжительностью до 20 суток с возможностью выезда
за пределы города места жительства.
 Часть 1 ст.77 КоБС содержит требование о том, что родитель, при
котором проживают дети, не должен препятствовать другому родителю
общаться с детьми и участвовать в их воспитании. Изучением
установлено, что зачастую в резолютивной части решений судов об
удовлетворении исков о порядке участия отдельно проживающего
родителя в воспитании ребенка не содержалось указания другому
родителю не препятствовать такому общению. Между тем разъяснение
требования ч.1 ст.77 КоБС является обязательным по данной категории
споров.
 Из материалов некоторых дел усматривается, что органам опеки и
попечительства было известно о сложившихся неблагоприятных
обстоятельствах, в которых находился ребенок. Однако никаких мер
реагирования в отношении родителей, которые уклонялись от воспитания
детей, принято не было. При таких обстоятельствах судам надлежало
вынести частные определения об устранении недостатков в деятельности
органов опеки и попечительства.

Судебная коллегия Управление обобщения
по гражданским делам судебной практики
Верховного Суда Верховного Суда
Республики Беларусь Республики Беларусь