ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

      В иске о признании договора купли-продажи дома, обмена
      дома на квартиру и истребовании дома у добросовестного
                      приобретателя отказано

                           (извлечение)


     К.  в заявлении  суду указала,  что после  смерти ее матери Ш.,
последовавшей  1  августа  1989  г.,  открылось  наследство  на дом,
расположенный  в   д.Красная  Слобода  Крупского   района.  Согласно
завещанию  от 22  ноября 1983  г. дом,  сарай, баня,  а также другое
имущество завещано  ей и ее  брату И. в  равных долях. После  смерти
матери   она   фактически   вступила   во   владение  наследственным
имуществом.  Однако  И.,  воспользовавшись  завещанием, составленным
матерью 21 февраля 1981 г.,  по которому все имущество было завещано
ему, оформил  свидетельство о праве на  наследство на свое имя,  а 9
февраля 1994 г.  продал дом В. 12 февраля 1994  г. В. произвел обмен
дома на  квартиру в г.Лида,  в которой проживал  Л. О том,  что брат
оформил наследство и продал дом К. узнала 1 марта 1994 г., а поэтому
просила суд установить факт принятия наследства после смерти матери,
признать свидетельство о праве на  наследство по завещанию на имя И.
недействительным,  признать  договоры  купли-продажи  жилого  дома и
обмена недействительными, признать за нею право собственности на 1/2
часть дома,  произвести его раздел и  определить порядок пользования
земельным участком.
     Решение  суда Крупского  района от  20 июля  1995 г. требования
истицы были удовлетворены  полностью. Определением судебной коллегии
по гражданским  дела Минского областного  суда от 30  ноября 1995 г.
решение оставлено без изменения.
     Заместитель  Председателя  Верховного   Суда  внес  протест  на
предмет   отмены   судебных    постановлений   в   части   признания
недействительными договоров купли-продажи  и обмена  спорного дома с
возвратом  сторон   в  первоначальное  положение,   раздела  дома  и
определения порядка пользования земельным участком.
     Определением судебной коллегии  по гражданским делам Верховного
Суда от 25 марта 1996  г. протест удовлетворен исходя из следующего.
Согласно  ст.132 ГК  Республики Беларусь,  если имущество  возмездно
приобретено  у лица,  которое не  имело право  его отчуждать,  о чем
приобретатель  не  знал  и  не  должен  был  знать  ( добросовестный
приобретатель), то  собственник вправе истребовать  это имущество от
приобретателя лишь  в случае, когда  имущество утеряно собственником
или  лицом, которому  это имущество  было передано  собственником во
владение, либо похищено у того  или другого, либо выбыло из владения
иным путем помимо их воли.
     Как  усматривается из  материалов дела,  собственницей спорного
дома являлась  мать сторон, которая первоначально  в завещании от 21
февраля  1981 г.  все свое  имущество завещала  в пользу  сына И. 22
ноября  1983  г.  она  составила  новое  завещание, которым все свое
имущество завещала дочери К. и сыну И. в равных долях.
     Суд пришел к правильному выводу о том, что в силу ч.2 ст.538 ГК
завещание,   составленное  позднее,   отменяет  ранее   составленное
завещание полностью. А поскольку  К., фактически вступив во владение
наследственным  имуществом, приняла  наследство, то  свидетельство о
праве на  наследство, выданное И.  на спорный дом  является частично
недействительным  и  на  основании  завещания  от  22 ноября 1983 г.
каждому из наследников принадлежит по 1/2 части дома.
     9 февраля 1994 г. И. продал дом В., который 12 февраля 1994 г.,
произвел обмен дома на квартиру в г.Лида, в которой проживал Л.
     Поскольку  В. является  добросовестным покупателем  и в  момент
совершения сделки  не знал, что  приобретает дом у  лица, которое не
имело права отчуждать  весь дом, то вывод о  признании данной сделки
недействительной, истребовании  дома у В.  и возвращении его  истице
является неправильным.
     В  данном случае  истица может  требовать только  возмещения ей
убытков. Кроме того,  зная о завещании матери от  22 ноября 1983 г.,
истица  юридически не  оформила свои  права на  дом, поэтому  нельзя
считать, что дом выбыл из владения истицы помимо ее воли.
     В  связи  с  изложенным,  нельзя  признать правильными судебные
постановления  в  части  признания  недействительным  обмена дома на
квартиру,  признании за  истицей  права  собственности на  1/2 часть
дома,  раздела  его  в  натуре  и  определении  порядка  пользования
земельным участком.
     Поскольку  обстоятельства   дела  судом  установлены   полно  и
правильно,  но  допущена  ошибка  а  применении  нормы материального
права,  судебная  коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда
отменила  судебные постановления  в этой  части с  вынесением нового
решения, которым с И. в пользу К.  взыскано 29 млн. 78 тыс. 126 руб.
в возмещение стоимости 1/2 части  спорного дома на день рассмотрения
дела  в  районном  суде;  в  иске  К.  о признании недействительными
договоров купли-продажи дома и обмена  его на квартиру, признании за
ней права  собственности на 1/2 часть  дома, разделе его в  натуре и
определении порядка пользования земельным участком отказано.