ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

    Необоснованное  осуждение работника  милиции по  ч.2 ст.167
          УК, не превысившего своих служебных полномочий

                           (извлечение)

     Приговором суда  г.Мозыря от 27  октября 1994 г.  Х. осужден по
ч.2 ст.167 УК  с применением ст.43 УК на один  год 6 месяцев лишения
свободы условно с годичным испытательным сроком.
     Определением судебной  коллегии по уголовным  делам Гомельского
областного  суда  от  21  апреля   1995  г.  приговор  оставлен  без
изменения.
     Х.   признан  виновным   в  превышении   служебных  полномочий,
выразившемся  в  том,  что,  работая  милиционером-кинологом  отдела
охраны   Мозырского   ГРОВД,   находясь   при  исполнении  служебных
обязанностей,  без достаточных  оснований  остановил 10 июня 1993 г.
примерно  в  23  часа  30  минут  гражданина  Т.,  имевшего при себе
канистру с  бензином и пакет  с рыбой, и  с  применением физического
насилия  пытался доставить  его в  отдел милиции,  причинив при этом
потерпевшему менее тяжкие телесные повреждения.
     Председатель Верховного Суда Республики Беларусь внес протест в
судебную  коллегию  по  уголовным  делам  Верховного  Суда об отмене
приговора и кассационного определения  и прекращении производства по
делу  за отсутствием в действиях  Х. состава  преступления. Судебная
коллегия 15 октября 1996 г. протест удовлетворила, указав следующее.
     В  обоснование  виновности  Х.  в  совершенном преступлении суд
сослался на показания осужденного,  потерпевшего Т., свидетелей Т-к,
М., С., А.,  Б., В. и других, а также  на заключение эксперта. Между
тем эти  доказательства не подтверждают  вывод суда о  превышении Х.
своих служебных полномочий.
     Так, осужденный  Х. показал, что, находясь  вместе с работником
милиции  Р.  на  дежурстве,  10  июня  1993  г.  в  23 часа 30 минут
проезжали  на  автомобиле  по  ул.Пролетарской  г.Мозыря, на которой
расположены  промышленные  предприятия.   Заметив  потерпевшего  Т.,
несшего мешок, решил проверить  возникшее подозрение: не совершил ли
Т. какое-либо преступление? Х. и Р.  остановили Т. и выяснили, что в
мешке находилась канистра с 10-ю  литрами бензина. На вопрос: откуда
бензин? Т. ответил - украл. Поскольку у потерпевшего не было с собой
документов,  то  они  предложили  ему  проехать  в отдел милиции для
разбирательства.  Однако  Т.  отказался,  уцепился  за  забор,  стал
оскорблять работников милиции, прося помощи у женщин, возвращавшихся
со швейной  фабрики после второй  смены. Воспользовавшись ситуацией,
потерпевший убежал. Аналогичные показания дал и свидетель Р.
     Свидетель П. показал, что вместе  с работниками милиции Б. и М.
около  24 часов  10 июня  1993  г.  по вызову  Х. прибыли  к швейной
фабрике, где  увидели потерпевшего, державшегося  руками за забор  и
оскорблявшего  работников милиции.  Х. сообщил  им, что  Т. украл 10
литров бензина и отказался ехать с  ними в отдел. Он также предложил
потерпевшему  ехать в  милицию, однако  последний продолжал кричать,
звать на помощь женщин, шедших с работы, а затем убежал.
     Такие же показания дали свидетели Б. и М.
     Из показаний потерпевшего видно, что бензин ему дал знакомый, и
ночью Т. нес  канистру домой. Его остановили работники  милиции Х. и
Р.  и потребовали  объяснить, где  взял горючее.  На что  был ответ:
украл.  Документов,  удостоверяющих  личность,  при  себе  не  было.
Работники  милиции  хотели  доставить  его  в  отдел  милиции, но он
схватился  руками за  забор и  стал звать  людей на  помощь. Х. и Р.
пытались оторвать его от забора,  били по ногам, выкручивали пальцы,
пригласили  на  помощь  еще  трех  работников  милиции. Его защитили
женщины со  швейной фабрики и он  убежал. Телесные повреждения левой
руки ему причинил Х.
     Согласно    заключению    судебно-медицинского    эксперта    у
потерпевшего установлено повреждение связок пальца левой кисти.
     Доказательства, собранные  по делу, свидетельствуют  о том, что
Х.  при  несении  патрульной  службы  10  июня  1993 г. действовал в
соответствии с требованиями Закона  Республики Беларусь "О милиции".
Место задержания  Т. находится в  промышленном районе г.Мозыря,  где
сосредоточены  заводы,  фабрики,  автотранспортные  парки и стоянки.
Остановлен  Т.   в  ночное  время  с   бумажным  мешком,  вызывавшим
подозрение.  Кроме  того,  своим  ответом,  что  бензин  украден, Т.
укрепил подозрение работников милиции. Документов при себе не имел.
     При  таких  обстоятельствах  действия  работника  милиции  Х. в
отношении Т.  являлись правомерными. Х.  в данном случае  вправе был
применить силу для задержания Т.  и доставления его в отдел милиции.
В силу  ст.ст.  16,  18,  19  Закона  "О  милиции" такие действия не
являются преступными.
     Как разъяснил Пленум Верховного  Суда Республики Беларусь в п.4
постановления N  7 от 17  сентября 1993 г.  "О судебной практике  по
делам о  посягательстве на жизнь, здоровье  и достоинство работников
милиции, народных дружинников, военнослужащих или иных лиц в связи с
выполнением  ими служебных  обязанностей или  общественного долга по
охране общественного порядка", действия работников милиции, народных
дружинников и военнослужащих, выразившиеся  в причинении вреда лицу,
посягающему   на   их   жизнь,  здоровье   и   достоинство  либо  на
государственные или общественные интересы, личность и права граждан,
являются  правомерными  и  не  влекут  ответственности,  если они не
противоречили  требованиям ст.13  УК, ст.18  КоАП, Закону Республики
Беларусь "О  милиции" и другим  нормативным актам, предусматривающим
основания и порядок применения силы, спецсредств или оружия.