СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО
                      СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                            ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 НЕПРАВИЛЬНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНОГО ЗАКОНА,
 РЕГУЛИРУЮЩЕГО ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЫВШИХ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ
 СОБСТВЕННИКОВ КООПЕРАТИВНЫХ КВАРТИР И КВАРТИР,
 ПРИВАТИЗИРОВАННЫХ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОМ РЕСПУБЛИКИ
 БЕЛАРУСЬ "О ПРИВАТИЗАЦИИ ЖИЛИЩНОГО ФОНДА В РЕСПУБЛИКЕ
 БЕЛАРУСЬ" ПОВЛЕКЛО ОТМЕНУ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ

                            (извлечение)

     А. в заявлении суду указал, что в 1988 году вступил в брак с К.
и  с этого времени был прописан и проживал в квартире К., полученной
ею до брака. В 1992 году брак расторгнут, а в 1993 году она умерла.
     Его  проживанию в квартире препятствует наследница умершей - В.
Поэтому истец просил вселить его в квартиру.
     Во  встречном  исковом заявлении В. указала, что в 1993 году К.
умерла и она приобрела право собственности на квартиру по завещанию.
А.  после расторжения брака с К. в 1992 году уехал к себе на родину,
в  квартире  не  проживал,  но из квартиры не выписался. В настоящее
время  она  решила квартиру продать, однако прописка А. препятствует
ей  это  сделать.  Поэтому  просила  суд  устранить  препятствия   в
пользовании квартирой.
     Решением  суда Фрунзенского района  г.Минска от 7 сентября 1999
г. А. вселен в квартиру, а В. в иске отказано.
     Определением  судебной  коллегии  по гражданским делам Минского
городского суда решение оставлено без изменения.
     Постановлением  президиума  Минского  городского  суда отклонен
протест прокурора   г.Минска   на   состоявшиеся  по  делу  судебные
постановления.
     Удовлетворяя  протест  заместителя Председателя Верховного Суда
об  отмене  судебных  постановлений  и  направлении  дела  на  новое
судебное  рассмотрение,  судебная  коллегия  по  гражданским   делам
Верховного  Суда  в  своем  определении  от 27 марта 2000 г. указала
следующее.
     Разрешая спор, суд исходил из того, что на момент оформления К.
квартиры  в  собственность  А.  проживал  в этой квартире в качестве
члена  семьи. Утратившим право пользования жилой площадью признан не
был,  поэтому  после смерти наследодателя сохранил право пользования
жилым помещением.
     Выводы суда не основаны на законе. Установлено, что квартира, о
которой идет спор, находится в доме ЖСК, членом которого являлась К.
В  1984  году  она  полностью выплатила паевой взнос и в 1992 году в
соответствии  с  действующим на тот период законодательством  (ст.18
Закона  "О  праве  собственности  в  Республике  Беларусь") оформила
квартиру  в  собственность  и завещала эту квартиру В. С 1988 года в
квартире  вместе  с  К.  был  прописан  ее  муж  А.,  с которым брак
расторгнут в 1992 году.
     Разрешая  иск  А.  о  вселении в квартиру и встречный иск В. об
устранении препятствий в пользовании жилым помещением,  суд сослался
на п.9 постановления № 9 Пленума Верховного Суда Республики Беларусь
от 17  декабря  1998  г.  "О  применении  судами  Закона  Республики
Беларусь  "О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь",  в
котором разъяснено,  что  члены  семьи собственника,  проживающие  в
приватизированном  жилом помещении,  давшие согласие на приватизацию
жилого помещения на одного из членов семьи,  но не принявшие  в  ней
участия, сохраняют право пользования этим жилым помещением.
     При  этом  суд  не  учел, что указанное разъяснение относится к
жилым    помещениям,   приватизированным  на  основании  Закона   "О
приватизации    жилищного   фонда  в  Республике  Беларусь".   Жилое
помещение,  о  котором  возник спор, находится в доме ЖСК, и, будучи
членом  ЖСК,  К.  не  приватизировала  квартиру,  а  оформила  ее  в
собственность.
     Суд  неправильно  применил  материальный  закон  и  не выяснил,
пользовался  ли  А. квартирой после смерти К., сохранилось ли за ним
право    пользования    жилым    помещением  после  перехода   права
собственности  на  жилое  помещение  в  порядке  наследования  к В.,
правомерны ли требования В.
     Выяснение  указанных  обстоятельств имеет существенное значение
для правильного применения материального закона.
     Согласно ст.1139  ГК по гражданским правоотношениям,  возникшим
до 1 июля 1999 г.,  но не урегулированным действующим на тот  период
законодательством, применяются правила настоящего Кодекса.
     Вопрос    о   праве  членов  (бывших)  семьи  собственника   по
пользованию жилым помещением при переходе права собственности на это
помещение  в  порядке  наследования  действовавшим  на день открытия
наследства после смерти К. законодательством урегулирован не был. На
период  рассмотрения  в  суде спора о правах А. по пользованию жилым
помещением,  собственником которого после смерти К. является В., эти
вопросы разрешены в ст.275  ГК  и  ст.123  ЖК  Республики  Беларусь,
действующих   с   1  июля  1999  г.  Поэтому  суду  необходимо  было
рассмотреть   иски   в   соответствии   с    нормами    действующего
законодательства.