ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

           Приговор отменен из-за существенных нарушений
                  уголовно-процессуального закона

                           (извлечение)

     По приговору  суда Фрунзенского района  г.Минска Х. осужден  по
ч.2 ст.169 УК на пять  лет лишения свободы с конфискацией имущества,
ч.1 ст.166  на два года лишения  свободы, ч.1 ст.213 УК  на один год
лишения   свободы  и   по  совокупности   преступлений  окончательно
назначено  пять  лет  лишения  свободы  с  конфискацией имущества, с
отбыванием  наказания  в  исправительно-трудовой  колонии усиленного
режима.
     Определением  судебной  коллегии  по  уголовным  делам Минского
городского суда приговор оставлен без изменения.
     Х.  признан виновным  в  том,  что, работая  старшим участковым
инспектором и являясь должностным лицом, в июне 1994 г. в автомашине
О. путем вымогательства  получил  от него в виде  взятки 300000 руб.
за  покровительство.  3  августа  1994  г.  путем  вымогательства  в
торговом киоске получил от О. в виде взятки 1 млн. руб.
     Он же в июле-августе 1994 г. неоднократно получал в виде взяток
от предпринимателя А.  и его продавца Р. не менее  20 кг персиков, 6
кг бананов, а так же овощей и  фруктов на общую сумму 949000 руб. за
укрывательство выявленных у них  нарушений правил торговли: торговлю
без  санитарной   книжки,  сертификата  качества   и  разрешения  на
торговлю.
     Своими   действиями   по    получению   взяток   и   умышленным
использованием  служебного  положения  вопреки  интересам  службы из
корыстной   заинтересованности   Х.   причинил   существенный   вред
государственным    и   общественным    интересам,   выразившийся   в
дискредитации  и   подрыве  авторитета  органов   внутренних  дел  и
непривлечении  к  ответственности  лиц,  совершивших правонарушения.
Кроме того, Х. в своей квартире незаконно хранил 105 патронов.
     Первый заместитель Председателя Верховного  Суда внес протест в
судебную  коллегию по  уголовным  делам  Верховного Суда,  в котором
поставил вопрос  об отмене приговора  и кассационного определения  и
передаче   дела  на   новое  расследование   из-за  нарушения   норм
уголовно-процессуального    закона    и    неполного    исследования
обстоятельств дела.
     23  февраля 1996  г. судебная  коллегия протест  удовлетворила,
указав следующее.
     В   нарушение   требований   ст.15   УПК   обстоятельства  дела
исследованы  неполно и  кроме этого  допущены существенные нарушения
норм уголовно-процессуального закона.
     В  соответствии с  законом  подозреваемый  имеет право  знать в
совершении какого преступления он  подозревается, обвиняемый - в чем
конкретно  он   обвиняется,  а  осужденный  -   в  совершении  каких
преступных действий он признан виновным.
     Поэтому в  постановлении о привлечении  в качестве обвиняемого,
обвинительном  заключении  и  приговоре  должны  быть четко изложены
обстоятельства,  перечисленные  в  ст.ст.143,   205,  316  УПК.  Эти
требования  закона не  выполнены. Х.  предъявлено обвинение,  что он
вымогал взятки у О.
     Согласно  п. 11  постановления  Пленума  Верховного Суда  от 10
апреля 1992 г.  "О судебной практике по делам  о взяточничестве" под
вымогательством  взятки  подразумевается  угроза  должностного  лица
причинить ущерб лишь законным интересам граждан, у которых требуется
взятка, а  также умышленное поставление  последних в такие  условия,
при  которых они  вынуждены дать  взятку для  предотвращения вредных
последствий их правоохраняемых интересов.
     Однако ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого,
ни  в обвинительном  заключении, ни   в приговоре  не указано  в чем
выражалось вымогательство.
     Обвинение в получении овощей и фруктов на сумму не менее 949000
руб.  от предпринимателя  А. и  его продавца  Р. носит  неконкретный
характер,  лишающий  возможности  Х.  защищаться:  не указано время,
место, способ передачи фруктов и овощей.
     В обоснование виновности Х. в  получении взятки в сумме 300 000
руб.  суд сослался  на показания  свидетелей О.  и В.  Вместе с  тем
показания этих свидетелей противоречивы.
     В  своем объяснении  от 3   августа 1994  г. О.  утверждал, что
300000 руб. передал Х. в его машине  марки ЗАЗ. На очной ставке с Х.
19  августа 1994  г. О.   показал, что  машина Х.,  где передавалась
взятка, была  марки "Запорожец" красного цвета  и при передаче денег
никто не присутствовал. 5 сентября 1994 г. Х. и его защитник сделали
заявление, что автомашина  Х. в это время находилась  на ремонте. 26
сентября 1994 г. свидетель В.,  которая работает у О., показала, что
не знает  когда, но наблюдала, как  Х. однажды подъехал к  киоску на
какой-то   малолитражке  или   старой  иномарке,   а  может,   и  на
"Запорожце", затем  поехал в сторону  от Минска. За  ним следовал О.
Отъехав, Х. пересел  в автомашину О., но что там происходило, она не
знает.  14 февраля  1995 г.  О. показал,  что ранее  ошибался, когда
говорил,  что передавал  деньги в  машине Х.  и там  никого не было.
Фактически  передача  взятки  происходила  в  автомашине  импортного
производства,  марку и  цвет указать  не может,  в машине  находился
посторонний  человек. В  то же  время следователь  в постановлении о
привлечении Х.  в качестве обвиняемого указывает,  что О. передал Х.
взятку  в  своей  машине.  В  обвинительном  заключении  следователь
ссылается на показания  О., что он передал 300000  руб. в ларьке. На
суде О. показал, что деньги Х. передавал в своей машине. Несмотря на
такие  противоречия   в  показаниях  О.,  суд   не  выяснил  причину
противоречий и никакой оценки им  не дал. Ни органы предварительного
следствия, ни суд не выяснили, почему передача денег не состоялась в
киоске, хотя никого из посторонних там не было.
     Признавая Х. виновным  в получении взятки от О.  в сумме 1 млн.
руб., суд  положил в основу  приговора предположение и  вещественные
доказательства, добытые  с нарушением закона.  Свидетель О. показал,
что 3 августа 1994 г. деньги в киоске передал Х., который их положил
в задний  карман брюк.  Данное обстоятельство  Х., отрицает,  однако
одежда Х. в которую он был одет 3 августа 1994 г., не осмотрена и не
установлено, а имелся ли в брюках задний карман.
     Осужденный  Х.  утверждал,  что  при  задержании  к  нему  были
применены  наручники, он  требовал, чтобы  его обыскали  на улице  в
присутствии  понятых. Данное  обстоятельство подтвердил  и свидетель
Ч.,  но  показаниям  Х.  и  Ч.  суд  никакой  оценки  не дал. Будучи
доставленным в магазин в  комнату для материально-ответственных лиц,
Х. находился в наручниках в  сопровождении работников милиции и КГБ.
На  протяжении  всего  времени  нахождения  в  комнате  Х.  был  под
наблюдением этих лиц,  а затем переведен в другую  комнату. Никто из
работников милиции и КГБ ни на предварительном следствии, ни на суде
не показал, что  в их присутствии Х. выбросил  деньги из кармана. Ни
предварительным следствием, ни судом  не установлено, кто поднимал с
пола деньги и почему не был составлен протокол об обнаружении денег.
Свидетель Ш. на суде показала,  что протокол понятым был зачитан, но
о том, что деньги были выброшены, не зачитывалось.
     В  обоснование виновности  Х. суд  в приговоре  сослался как на
доказательство  на  заключение  фоноскопической  экспертизы  диалога
между Х. и О.
     Согласно  ст.9  Закона  "Об  оперативно-розыскной деятельности"
проведение  оперативно-розыскных  мероприятий,  затрагивающих, тайну
переписки,  телефонных  и  иных   переговоров,  допускается  лишь  с
санкции  прокурора  по  мотивированному  постановлению  руководителя
соответствующего   органа,    осуществляющего   оперативно-розыскную
деятельность.  Как  усматривается  из  материалов,  на  производство
записи  разговора  О.  с  Х.  постановление  не выносилось и санкция
прокурора  не  давалась.  Поэтому  данные,  полученные  с нарушением
уголовно-процессуального закона,  не могут быть  доказательствами по
делу и в  связи с этим суд не вправе  был ссылаться на данную запись
как на доказательство по делу.
     Несмотря  на то,  что работник  КГБ С.  грубо нарушил Закон "Об
оперативно-розыскной   деятельности",  ни   органы  предварительного
следствия, ни суд этому обстоятельству юридической оценки не дали.
     Показания свидетеля Р. о том, что  он передал Х. овощи и фрукты
на сумму  949000 руб. противоречат показаниям  свидетеля А., который
показал, что со слов Р. знает, что Х. брал у Р. фрукты не более трех
раз на сумму 200000 руб. А. в суд не явился и допрошен судом не был.
     Статья 170 УК предусматривает уголовную ответственность за дачу
взятки.  Однако  ни  органы  предварительного  следствия,  ни суд не
решили вопрос об уголовной ответственности взяткодателей О., Р. и А.
     Незаконное хранение боевых припасов в соответствии со ст.213 УК
может быть  совершено только умышленно.  Показания осужденного Х.  о
том,  что  он  принимал  участие  в  учениях  и  после учений собрал
оставшиеся  патроны  и  положил  в  сейф,  а  затем  о них забыл, ни
предварительным следствием, ни судом не опровергнуты.
     В связи с изложенным  судебная коллегия приговор и кассационное
определение отменила, а дело передала на новое расследование.