ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ
ИНТЕРЕСОВ СЛУЖБЫ (ст.ст.424-428 УК)
(по материалам обзора)


     По данным   судебной   статистики   судимость   за   этот   вид
преступлений  незначительна  -  не  более  0,7%  от   общего   числа
осужденных.  Вместе с тем количество осужденных по     ст.ст.424-428
УК  возрастает.  Наибольший  рост  судимости  отмечается  за   такие
преступления,    как    злоупотребление   властью   или   служебными
полномочиями  и   служебная   халатность.   Самым   распространенным
преступлением остается  служебный подлог (ст.427 УК) - около 60%  от
всех осужденных за преступления против интересов службы.

    Применение судами норм уголовного закона об ответственности
              за преступления против интересов службы

     По теории  уголовного  права  для  наличия состава преступления
против интересов службы необходима  совокупность  двух  элементов  -
субъекта  преступления  (должностное  лицо)  и  объективной  стороны
преступления,  характеристика которой  имеет  свои  особенности  для
каждого  состава,  но  во  всех  случаях  предполагает использование
должностным  лицом  своих  служебных   полномочий   или   служебного
положения.
     Исходя из изложенных в ч.4 ст.4 УК признаков должностного лица,
можно выделить следующие категории должностных лиц: 1) представители
власти;  2)  представители  общественности;  3)  лица,   выполняющие
организационно-распорядительные  обязанности;  4) лица,  выполняющие
административно-хозяйственные обязанности;  5) лица,  уполномоченные
на  совершение  юридически  значимых  действий;  6) должностные лица
иностранных государств и международных организаций.
     Решая вопрос  о  принадлежности  лица к должностным по признаку
"представитель власти",  суды руководствуются требованиями  п.1  ч.4
ст.4 УК и обоснованно,  в частности, относят к представителям власти
работников государственной лесной охраны.
     Суд Барановичского   района  и  г.Барановичи  признал  виновным
лесника Ж.  в злоупотреблении властью и служебными  полномочиями  из
корыстной заинтересованности и осудил его по ч.2 ст.424 УК.
     Суд указал в приговоре, что Ж., являясь представителем власти и
обладая  правом в пределах своей компетенции отдавать распоряжения и
принимать решения относительно лиц,  не подчиненных ему  по  службе,
допустил  совершение незаконных порубок,  причинив существенный вред
государственным интересам. Согласно его должностным обязанностям ему
предоставлено  право  составлять  протоколы  о выявленных нарушениях
лесного законодательства, давать предписания по устранению нарушений
данного законодательства и правил пожарной безопасности, задерживать
в установленном порядке лиц,  виновных в лесонарушениях и нарушениях
правил охоты, с наложением ареста на незаконно добытую продукцию, то
есть выполнять функции представителя власти.
     В ходе изучения дел установлено также,  что, осуждая работников
таможенных органов либо работников милиции  за  преступления  против
интересов службы,  суды ограничиваются только ссылкой на то, что они
являются должностными лицами,  не  указывая,  что  они  относятся  к
таковым, будучи представителями власти.
     Между  тем  представители  власти  -  это особая категория лиц,
отнесенных  к  числу  субъектов преступления против интересов службы
именно в силу того, что уголовный закон не делает различий в статусе
представителей власти и всех относит к числу должностных лиц.
     Субъектом преступления,  предусмотренного ст.427 УК,  наряду  с
должностным  лицом  является  и иное уполномоченное лицо.  Некоторые
суды к таким лицам относят индивидуальных предпринимателей.
     Индивидуальный предприниматель  П.  с целью уклонения от уплаты
налогов  вносил  заведомо  ложные  сведения  в  товарно-транспортные
накладные и представлял их в налоговые органы.
     Суд Борисовского района и   г.Борисова осудил П.  по ч.1 ст.427
УК,  указав  в  приговоре,  что  он  как  уполномоченное лицо вносил
заведомо ложные сведения в официальные документы. Мотивы, по которым
суд признал индивидуального предпринимателя уполномоченным лицом,  в
приговоре не приведены.
     Согласно же Закону Республики Беларусь от 18 октября 1994 г. "О
бухгалтерском учете и отчетности" и Инструкции  "О  порядке  ведения
учета индивидуальными предпринимателями", утвержденной Министерством
финансов Республики Беларусь 10 ноября 1995 г.,  на  индивидуального
предпринимателя  возложена  обязанность  по  ведению  бухгалтерского
учета,  и в частности документов первичного учета.  Следовательно, в
силу правовых предписаний указанных нормативных актов индивидуальный
предприниматель уполномочен на ведение  соответствующих  официальных
документов.
     Учителя школ  при  исполнении  своих  профессиональных  функций
(проведение   уроков,  практических  или  лабораторных  занятий)  не
являются   должностными   лицами.   Учитель    приобретает    статус
должностного лица, если на него возлагаются обязанности, связанные с
выполнением           организационно-распорядительных            или
административно-хозяйственных функций.
     Суд Брестского района  обоснованно  признал  должностным  лицом
классного руководителя  одной  из  школ  г.Бреста  Д.,  которая была
назначена   руководителем   группы   учащихся,    отправившихся    в
туристический   поход,   и  в  силу  этого  на  нее  были  возложены
организационно-распорядительные  функции.  В  нарушение   требований
Инструкции  по  организации  и  проведению  туристических  походов и
экскурсий  с  учащимися,  утвержденной  постановлением  Министерства
образования  от  3  декабря  2002  г.  № 50,  во время турпохода она
самовольно отклонилась от  заранее  разработанного  и  утвержденного
маршрута,  в  результате  чего  во  время  купания  в  реке  утонула
учащаяся.
     Суд осудил Д. по ч.2 ст.428 УК (служебная халатность, повлекшая
по неосторожности смерть человека).
     По приговору  суда  Фрунзенского  района  г.Минска  Г.  признан
виновным в том,  что,  работая страховым  агентом  "Белгосстраха"  и
являясь должностным лицом, внес заведомо ложные сведения в страховое
свидетельство на имя  К.  из  иной  личной  заинтересованности.  Его
действия квалифицированы  по ст.427 УК.  В приговоре не указано,  по
какому признаку, предусмотренному законом, страховой агент отнесен к
категории должностных лиц.
     Не указал об этом и суд Гродненского района, осуждая страхового
агента Т. по ст.427 УК.
     Между тем страховой агент  может  быть  отнесен  к  должностным
лицам  по признаку лица,  уполномоченного в установленном порядке на
совершение   юридически   значимых   действий.   Страховому   агенту
предоставлено  право  от имени страховой компании выдавать страховые
свидетельства, влекущие правовые последствия для лиц, их получивших.
     Как показало   изучение   дел,   некоторые  суды  необоснованно
оправдывают недолжностных лиц, являющихся соучастниками преступлений
против  интересов  службы,  ошибочно  ссылаясь  на  то,  что  они не
являются субъектами этого вида преступлений.
     П., В.,  П-в,  Г.  и неустановленные лица осуществили фиктивное
столкновение автомобилей с целью  получения  страхового  возмещения.
Инспектор ДПС   ОГАИ   Фрунзенского   РОВД   г.Минска   Б.,  являясь
должностным  лицом,  согласился  по  просьбе  неустановленного  лица
составить  ложные  документы  о  якобы  имевшем место ДТП с участием
указанных лиц.  Он же через неустановленное лицо выдал П.  временное
разрешение  на  право  управления  транспортными  средствами  взамен
водительского удостоверения, а В. и П-в - заведомо ложные справки об
обстоятельствах  ДТП.  Затем  П.,  В.,  П-в  и Г.  пытались получить
страховое возмещение в ЗАСО "Белингосстрах".
     Государственный обвинитель квалифицировал содеянное обвиняемыми
П.,  В.,  П-в по эпизоду  участия  в  фиктивном  ДТП  и  составления
объяснений об обстоятельствах ДТП по ч.6 ст.16 и ч.2 ст.424 УК,  как
пособничество в злоупотреблении властью.
     Суд Центрального  района  г.Минска осудил их по ч.1 ст.14,  ч.3
ст.209 УК,  а по ч.6 ст.16,  ч.2 ст.424 УК оправдал  за  отсутствием
состава преступления,  мотивируя тем,  что субъектом пособничества в
злоупотреблении  властью  или  служебными  полномочиями  может  быть
только  должностное  лицо.  Суд  указал,  что обвиняемые не являлись
должностными лицами (инженер, студент, менеджер фирмы) и их действия
по   поводу  оформления  фиктивных  документов  были  направлены  на
получение страхового возмещения путем обмана. Установлено также, что
Б.  они  не  знали,  писали объяснения под диктовку неустановленного
лица, а не Б.
     Однако с  выводом  суда  о  том,  что субъектом пособничества в
преступлении против интересов службы может быть  только  должностное
лицо,  нельзя  согласиться.  Недолжностное (частное) лицо может быть
признано виновным в соучастии в преступлении против интересов службы
при условии, что это лицо знало о преступных намерениях должностного
лица,  между  ними   был   предварительный   сговор   о   совершении
преступления  и  недолжностное  лицо совершило какие-либо конкретные
действия, образующие объективную сторону преступления.
     Оправдывая обвиняемых   по   указанному  делу,  суду  следовало
сослаться на недоказанность их соучастия в преступлении.

  Злоупотребление властью или служебными полномочиями (ст.424 УК)

     Формы злоупотребления властью или служебными полномочиями носят
различный характер,  поэтому, как свидетельствует изучение дел, суды
не всегда правильно дают юридическую оценку  причинной  связи  между
использованием   должностным  лицом  своих  служебных  полномочий  и
наступившими преступными  последствиями.  Кроме  того,  иная  личная
заинтересованность  как  субъективный  признак  иногда  ошибочно  не
усматривается в ложно понимаемых интересах службы.
     Т., исполняющий  обязанности генерального директора совместного
предприятия "Евролес" (СП),  обвинялся  в  том,  что,  злоупотребляя
своими  служебными  полномочиями,  имея  личную заинтересованность и
корысть,  с целью невозвращения  в  установленные  сроки  оставшейся
части  кредита  государственному  банку в период с января по октябрь
1999 г.  незаконно  произвел  отчуждение  имущества,  заложенного  в
обеспечение  кредита.  В результате банку причинен ущерб на сумму 20
240 долларов США, то есть в особо крупном размере.
     Суд Ленинского   района    г.Гродно  признал  Т.  невиновным  и
оправдал  по  ч.3  ст.424  УК  за  отсутствием  в   деянии   состава
преступления, указав в приговоре, что, реализуя залоговое имущество,
Т.  действовал  в  интересах  своего  предприятия,  обеспечивая  его
хозяйственные    нужды   вследствие   затруднительного   финансового
положения.  Он  не  преследовал  корыстные  цели  или  иную   личную
заинтересованность,  поэтому  в  его  действиях  отсутствует  состав
преступления.
     С  такими  выводами  согласились  суды кассационной и надзорной
инстанций.
     Судебная коллегия   по   уголовным  делам  Верховного  Суда  по
протесту заместителя Генерального  прокурора  отменила  состоявшиеся
судебные   постановления   и   передала   дело   на  новое  судебное
разбирательство, указав следующее.
     СП получило  в  банке  валютный  кредит в сумме 50 тыс.долларов
США,  заключив договор залога.  В качестве залогового  имущества  СП
представило  220 комплектов мягкой мебели.  Согласно договору залога
СП  предоставлялось  право  реализовывать  залоговое  имущество  при
условии его восполнения в течение трех дней.
     Т. распорядился реализовать залоговое имущество,  не предприняв
мер   к  его  восполнению,  что  лишило  банк  возможности  обратить
взыскание на предмет залога и повлекло  причинение  государственному
банку ущерба в особо крупном размере.
     В нарушение Закона Республики Беларусь "О залоге" от 24  ноября
1993  г.  и  договора  залога  СП  отпускало  различным потребителям
залоговое   имущество,   например,    Гродненскому    тонкосуконному
объединению,  одному  из учредителей СП,  - 105 комплектов залоговой
мебели.  Средств от реализации этой мебели  было  достаточно,  чтобы
погасить задолженность перед банком.
     Действуя подобным образом,  Т.  также  в  нарушение  Закона  "О
залоге"  и  условий  заключенного договора о залоге причинил другому
субъекту хозяйствования ущерб в особо крупном размере.  Действия  Т.
по  отчуждению  залогового  имущества  совершались вопреки интересам
службы, поскольку нарушались закон и права другого предприятия.
     Иная личная заинтересованность Т.  как исполняющего обязанности
генерального директора СП заключалась в  том,  что  он  в  нарушение
закона  фактически  выплатил дивиденды своему учредителю,  который и
назначил его на эту должность.
     Согласно ст.424   УК   преступные  последствия  злоупотребления
властью или служебными полномочиями состоят в  причинении  ущерба  в
крупном  размере или существенного вреда правам и законным интересам
граждан либо государственным или общественным интересам.
     Понятие "существенный  вред"  носит оценочный характер.  Именно
причинение  существенного  вреда  является  обязательным   элементом
объективной   стороны   злоупотребления   властью   или   служебными
полномочиями.  Отсутствие   существенного   вреда   дает   основание
квалифицировать   деяния   должностного   лица   как  дисциплинарный
проступок, а не как преступление.
     Суды обоснованно   относят  к  существенному  вреду  не  только
причинение имущественного вреда в крупном размере,  но  и  нарушение
трудовых прав гражданина.
     Главный бухгалтер колхоза Ш. являлась должностным лицом, давала
указания   подчиненным   ей  бухгалтерам  убирать  принадлежащий  ей
картофель,  производить ремонт в  ее  доме,  пасти  стадо  коров,  в
котором находилась ее корова.  В табель учета рабочего времени в эти
дни Ш.  вносила заведомо ложные  сведения  о  том,  что  подчиненные
находились на рабочих местах и выполняли свои служебные обязанности.
На  основании  ложных  сведений  им  была  начислена   и   выплачена
заработная плата.
     В приговоре  суда  Ленинского  района  г.Гродно  содеянное   Ш.
квалифицировано по ч.2 ст.424 и ч.1 ст.427 УК.
     Свои выводы в приговоре суд мотивировал  тем,  что  преступными
действиями   Ш.,   совершенными   из  корыстной  заинтересованности,
причинен  существенный  вред  охраняемым  Конституцией  и   Трудовым
кодексом   Республики   Беларусь  правам  и  законным  интересам  ее
подчиненных, поскольку были нарушены их трудовые права.
     Состав злоупотребления   властью  или  служебными  полномочиями
наличествует  только  при  совершении  должностным  лицом   виновных
действий. Если же должностное злоупотребление осуществлялось в форме
бездействия, суды обоснованно квалифицируют содеянное по ст.425 УК.
     Старший инспектор Гомельской таможни К.  обвинялся в том,  что,
находясь при исполнении служебных обязанностей в пункте  таможенного
оформления "Новая Гута" (12 и 20 марта 2003 г.),  умышленно, вопреки
интересам службы,  не производил в полном объеме таможенный досмотр,
оформление  и  декларирование  товаров,  находившихся  в  автобусах,
следовавших  с  пассажирами  и  товарами  из  Одессы  в  Минск.  Его
действиями  причинен  особо  крупный  ущерб  государству  вследствие
неуплаты пассажирами таможенных платежей на сумму 50240782 руб.
     Первый эпизод  содеянного К.  сторона обвинения квалифицировала
по ч.1 ст.425 УК, а второй - по ч.3 ст.424 УК.
     Суд Гомельского   района  переквалифицировал  содеянное  К.  по
второму эпизоду на ч.3 ст.425 УК, указав в приговоре, что обвиняемый
совершил два абсолютно идентичных посягательства на интересы службы,
которые выражались в умышленном бездействии  должностного  лица.  К.
умышленно  не  выполнял  свои служебные обязанности в полном объеме,
причем  во  втором  эпизоде  он   бездействовал   из   иной   личной
заинтересованности,  выразившейся в желании получать от руководителя
туристической группы взаимную услугу.

             Бездействие должностного лица (ст.425 УК)

     Изучение дел показало,  что к уголовной ответственности за  это
преступление  против интересов службы привлекаются как представители
власти, так и иные должностные лица.
     Если сторона     обвинения    не    представляет    достаточных
доказательств,  свидетельствующих о наличии в содеянном  объективной
стороны состава   преступления,  предусмотренного  ст.425  УК,  суды
постановляют оправдательные приговоры.
     Лесничему Р.  вменялось в вину преступное бездействие,  так как
он, являясь  должностным  лицом,  не  принял  мер  к  своевременному
установлению  лесонарушителей,  совершивших незаконную порубку леса,
не  составил  административный   протокол   об   обнаружении   факта
незаконной  порубки,  что  повлекло  причинение  крупного  ущерба  в
размере  5653000  руб.   и   существенного   вреда   государственным
интересам.
     Суд Барановичского района и г.Барановичи признал Р.  невиновным
и оправдал за отсутствием в его действиях состава преступления,  так
как сторона  обвинения  не  указала,  какие  конкретно  обязанности,
предусмотренные  Лесным кодексом и Инструкцией о порядке привлечения
к   ответственности   за   нарушение    лесного    законодательства,
утвержденной  Гослесхозом СССР 22 апреля 1986 г.,  Р.  не выполнены.
Несоставление им административного  протокола  и  непринятие  мер  к
своевременному  установлению  лесонарушителей  не  образуют  состава
преступления, предусмотренного ст.425 УК.
     Оценка объективных  признаков  бездействия  должностного лица и
отграничение  их   от   злоупотребления   властью   или   служебными
полномочиями  представляют  определенную  сложность,  поэтому иногда
суды неверно  оценивают  и  квалифицируют  невыполнение  должностным
лицом требуемых по службе действий.
     Суд Ивановского   района   признал   директора    коммунального
унитарного   торгового   предприятия   П.   виновным   в  преступном
бездействии,  выразившемся в продаже автомобиля МАЗ  и  полуприцепа,
являющихся  предметом  залога,  без согласия собственника - Пинского
горисполкома.
     Судебная коллегия по уголовным делам Брестского областного суда
приговор в части осуждения П.  по ч.1  ст.425  УК  отменила  и  дело
прекратила за отсутствием в деянии состава преступления, указав, что
в материалах дела имеется копия решения Пинского горисполкома о даче
согласия на продажу транспортных средств.
     Между тем ни  суд  Ивановского  района,  ни  судебная  коллегия
областного   суда   не   учли,  что  юридическая  оценка  содеянного
обвиняемым  противоречит  фактическим   обстоятельствам,   поскольку
объективная сторона действий П.  не содержала признаков бездействия,
поэтому его следовало оправдать за отсутствием состава преступления.

             Превышение власти или служебных полномочий
                            (ст.426 УК)

     Превышение власти  или  служебных  полномочий также граничит со
злоупотреблением  властью  или  служебными  полномочиями.  В   обоих
составах виновное должностное лицо совершает противоправные деяния с
использованием своих служебных полномочий. Если при  злоупотреблении
властью  или  служебными  полномочиями  должностное  лицо  совершает
деяние в пределах своих полномочий,  то при  превышении  -  с  явным
выходом  за  пределы.  Законом  при  совершении  обоих  преступлений
предусмотрено наступление одинаковых последствий - причинение ущерба
в   крупном  размере  или  существенного  вреда  правам  и  законным
интересам граждан либо государственным или общественным интересам.
     Вместе с  тем  между этими преступлениями существует различие в
объективной и субъективной стороне.
     Чтобы установить,   является  ли  выход  должностного  лица  за
пределы прав и полномочий  явным,  следует  сопоставить  компетенцию
должностного лица с совершенным деянием.
     Заместитель директора ОАО Р.  в нарушение  устава  ОАО  издавал
приказы  об оплате обучения своих детей в высших учебных заведениях,
на что было истрачено 63814000 руб.
     Органы предварительного расследования квалифицировали содеянное
по ч.3 ст.210 УК,  как хищение  имущества,  совершенное  должностным
лицом с использованием своих служебных полномочий.
     Государственный обвинитель переквалифицировал в  суде  действия
Р. на ч.2 ст.426 УК.
     Суд Октябрьского   района   г.Гродно   согласился    с    такой
квалификацией,   признав   Р.   виновным   в   превышении  служебных
полномочий,    совершенном    из    корыстной    и    иной    личной
заинтересованности (ч.2 ст.426 УК).  Суд указал в приговоре,  что Р.
совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, так как
в  нарушение устава ОАО издавал приказы от имени директора ОАО,  что
не вправе был делать.
     По смыслу  ст.426  УК предполагается,  что какому бы то ни было
должностному лицу ни  при  каких  обстоятельствах  нельзя  совершать
насилие,  применять  оружие,  мучительные  или  оскорбляющие  личные
достоинства потерпевшего действия.
     Содержание насилия  как  квалифицирующего  признака  превышения
власти включает любые формы причинения вреда здоровью потерпевшего.
     Если потерпевшему   причинены   тяжкие   телесные  повреждения,
подпадающие под  признаки  ч.1  ст.147  УК,  то  содеянное  виновным
квалифицируется по совокупности преступлений.
     По приговору суда милиционер М.  признан виновным в  том,  что,
исполняя служебные обязанности по охране общественного порядка,  при
составлении административных протоколов в отношении Щ.  и К.  ударил
К. кулаком в живот, причинив тяжкие телесные повреждения. Однако суд
Центрального района   г.Минска осудил М.  только по ч.3 ст.426 УК за
умышленное совершение должностным лицом действий,  явно выходящих за
пределы  прав  и  полномочий,   предоставленных   ему   по   службе,
сопряженное с насилием в отношении потерпевшего.

                    Служебный подлог (ст.427 УК)

     На практике  служебный  подлог  нередко  сочетается  с  другими
преступлениями,  в частности с хищением,  являясь способом  хищения.
Некоторые  суды  в таких случаях ошибочно квалифицируют содеянное по
совокупности преступлений.
     По приговору  суда Смолевичского района М.,  М-о и А.  признаны
виновными в том,  что,  работая соответственно главным  бухгалтером,
заместителем  главного бухгалтера и бухгалтером-кассиром,  в составе
организованной группы  совершили  путем  злоупотребления  служебными
полномочиями  хищение денежных средств в особо крупном размере.  При
этом для совершения  хищения  использовались  изготовленные  ими  же
фиктивные документы (платежные поручения и ведомости).
     Преступные действия обвиняемых  квалифицированы  судом  по  ч.4
ст.210 УК и по ст.427 УК.
     Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.
     Однако согласно разъяснению, содержащемуся в п.34 постановления
Пленума Верховного Суда от 21 декабря 2001 г.  "О применении  судами
уголовного  законодательства  по  делам  о хищениях имущества",  при
использовании должностным лицом фиктивных документов при  совершении
хищения дополнительной  квалификации  его  действий  по ст.427 УК не
требуется.
     Президиум Минского  областного  суда  по  протесту  заместителя
Председателя Верховного Суда судебные постановления по делу изменил,
исключив указание об осуждении каждого по ст.427 УК.
     Действия должностных  лиц,  дающих  указание   подчиненным   им
работникам  о  выдаче  заведомо ложных документов,  суды обоснованно
квалифицируют как соучастие в служебном подлоге.
     Председатель правления  сельскохозяйственного производственного
кооператива Д.  дал указание инженеру отдела кадров СПК  подготовить
на  имя  своего знакомого К.  справку и выписку из трудовой книжки о
том,  что он работал в хозяйстве в  качестве  тракториста-машиниста,
хотя в действительности этого не было.
     Суд Бешенковичского района признал Д.  виновным  в  организации
должностным  лицом  составления и выдачи заведомо ложных документов,
что совершено  из  иной  личной  заинтересованности  при  отсутствии
признаков более тяжкого преступления,  и квалифицировал его действия
по ч.4 ст.16 и ч.1 ст.427 УК.

                  Служебная халатность (ст.428 УК)

     Служебная халатность  отличается   по   своей   объективной   и
субъективной стороне от других преступлений против интересов службы.
Это  единственное  преступление  против  интересов  службы,  которое
совершается не умышленно, а по неосторожности и возможно как в форме
бездействия, так и в форме действия.
     Ответственность за служебную халатность наступает в том случае,
если должностное лицо не только должно было  совершить  определенные
действия по службе,  но и имело реальную возможность их совершить, в
том числе надлежащим образом.
     Изучение    дел  показало,  что  при  осуждении  за   служебную
халатность    не    всегда   устанавливается  субъективная   сторона
преступления.
     По приговору суда Партизанского района г.Минска по  ч.1  ст.428
УК осужден Б.
     Как видно из материалов дела,  Б., являясь директором торгового
частного  унитарного предприятия и зная,  что предприятие занимается
оптовой торговлей,  после открытия валютного и других счетов в банке
передал   компьютер   и  данный  ему  код  не  состоявшему  в  штате
предприятия лицу,  которое в течение  нескольких  месяцев  оформляло
договоры,   составляло   документы,  необходимые  для  осуществления
сделок,  и  фактически  управляло  денежными  средствами  на   счете
предприятия по электронной почте.
     Другие лица  составляли  отчеты,  которые  Б.   (как   и   иные
бухгалтерские документы   и   некоторые   договоры)   подписывал   и
представлял в налоговую инспекцию.  В результате этого были  сокрыты
объекты  налогообложения  и  причинен ущерб в особо крупном размере,
выразившийся в неуплате в целевые государственные  фонды  и  бюджеты
всех уровней обязательных платежей (налога на добавленную стоимость,
налога на прибыль и т.п.).
     Предполагал ли   Б.  наступление  или  возможность  наступления
указанных последствий,  судом не выяснено,  тогда  как  установление
умысла  обвиняемого  при  таких  обстоятельствах  имеет значение для
квалификации преступления.
     Установление субъективной   стороны   преступления,   то   есть
направленности умысла обвиняемого,  позволяет разграничить служебную
халатность и бездействие должностного лица.

                        Назначение наказания

     По данным судебной статистики наиболее широко применяемой мерой
уголовной ответственности за преступления  против  интересов  службы
являются  исправительные  работы.  В  2003  году  этот вид наказания
назначен  35,6%  осужденных.  Чаще   всего   исправительные   работы
назначаются   лицам,  виновным  в  служебном  подлоге  (53,6%)  и  в
превышении власти и служебных полномочий (32,5%).
     К лишению  свободы  с  реальным отбыванием наказания осуждается
небольшое количество лиц,  виновных в преступлениях против интересов
службы (в 2003 году - 3,4%).
     Лишение права занимать определенные  должности  или  заниматься
определенной   деятельностью   и   штраф   назначены   в  2003  году
соответственно 20,5% и 16% осужденных. Назначение штрафа в 2003 году
почти удвоилось.
     Если штраф в  2003  году  чаще  назначался  лицам,  виновным  в
злоупотреблении  властью  или  служебными  полномочиями (18,6%),  то
лишение  права  занимать  определенные  должности   или   заниматься
определенной деятельностью - лицам,  виновным в служебной халатности
(44,3%).
     В 2003  году  ограничение свободы назначено 7,8%  осужденных за
преступления против интересов службы: наибольшее количество осуждено
за  бездействие должностного лица (37,5%) и за превышение власти или
служебных полномочий (32,5%).
     К лицам,  виновным  в преступлениях против интересов службы,  в
2003 году применены следующие иные меры  уголовной  ответственности:
отсрочка   исполнения   наказания   (4,6%),   условное  неприменение
наказания (5,3%), осуждение без назначения наказания (6,2%).
     Обращает на  себя  внимание  распространенность такой иной меры
уголовной ответственности,  как осуждение без назначения  наказания,
что  не  всегда  является  оправданным и соответствующим требованиям
ст.79 УК.
     По приговору  суда Дрогичинского района председатель колхоза М.
признан  виновным  в   ненадлежащем   исполнении   своих   служебных
обязанностей  вследствие  небрежного  отношения к службе,  повлекшем
причинение ущерба в особо крупном размере  (ч.1  ст.428  УК),  и  на
основании ст.79 УК наказание ему не назначено.
     Преступные действия М.  выразились в том,  что он,  не проверив
подлинность и достоверность документов фирмы "Белпромлес",  заключил
с ней договор о  продаже  сливочного  масла,  а  затем  распорядился
отгрузить   указанной  фирме  10  тонн  продукции  общей  стоимостью
35479000 руб. Фирма оплату не произвела, поскольку под ее прикрытием
действовала группа мошенников.
     Государственный обвинитель   в   судебном   заседании    просил
назначить М.  по ч.1 ст.428 УК наказание в виде штрафа в размере 400
базовых величин.
     Осуждая М.  без назначения наказания,  суд в приговоре сослался
на то,  что обвиняемый совершил преступление  по  неосторожности,  а
также   на   "заранее   спланированный   и   хорошо   организованный
злоумышленниками процесс  по  неправомерному  завладению  имуществом
колхоза; ненадлежащее  исполнение  главным бухгалтером колхоза ст.41
Устава  колхоза;  материальное  положение  обвиняемого,  у  которого
значительных  материальных  средств органом уголовного преследования
не выявлено и который содержит троих детей и престарелого тестя".
     Между тем  мотивы,  приведенные  в  приговоре,  не  давали суду
оснований для избрания  указанной  меры  уголовной  ответственности,
поскольку не соответствуют требованиям ст.79 УК.
     С применением ст.70 УК в 2003  году  осуждено  13,5%.  Наиболее
часто  с  применением данной статьи осуждаются виновные в превышении
власти или служебных полномочий (65%).  При этом 83,3% лиц, виновных
в  совершении  квалифицированного  состава  этого  преступления (ч.3
ст.426 УК),  осуждаются с применением ст.70 УК.  С применением ст.70
УК  осуждено  28,6%  лиц,  виновных  в  злоупотреблении  властью или
служебными полномочиями,  25% - в бездействии должностного лица, 10%
- в служебной халатности.
     Некоторые суды,  как показало изучение, необоснованно применяют
ст.70 УК при назначении наказания.
     По приговору  суда  Московского  района  г.Минска  А.   признан
виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.424 и ч.3
ст.426 УК.
     А., работая   дежурным  оперативно-дежурной  службы  городского
отдела милиции № 1 УВД Московского района г.Минска,  жестоко избивал
задержанного   Г.,   мучил   его,   применяя   специальные  средства
(наручники).  В результате потерпевшему были причинены менее  тяжкие
телесные повреждения.
     Он же из  чувства  мести  за  то,  что  Г.  намерен  заявить  о
незаконных   действиях   милиции,   в   протоколе  о  совершении  Г.
правонарушения,  предусмотренного ст.156 КоАП, поставил свою подпись
от имени понятого.  На основании данного протокола Г. был подвергнут
штрафу.
     Государственный обвинитель просил назначить А. наказание в виде
реального лишения свободы.
     Суд же  осудил  его  по совокупности преступлений с применением
ст.70 УК на 4 года ограничения свободы  с  лишением  права  занимать
должности в милиции сроком на 5 лет.
     Президиум Минского   городского   суда   удовлетворил   протест
прокурора  г.Минска  об  отмене  судебных  постановлений  по делу за
мягкостью  назначенного  наказания.   В   постановлении   президиума
указано,  что при назначении наказания с применением ст.70 УК суд не
выполнил требование п.12 постановления Пленума Верховного Суда от 26
марта 2002 г. "О назначении судами уголовного наказания".
     Осуждая А.  по ч.3 ст.426 УК с применением ст.70 УК, суд только
сослался   на   смягчающие   обстоятельства  (наличие  на  иждивении
малолетнего  ребенка,  частичное  добровольное  возмещение  ущерба),
которые он необоснованно признал исключительными.
     При новом рассмотрении дела  суд  Московского  района  г.Минска
назначил  А.  по  совокупности преступлений 3 года 6 месяцев лишения
свободы с лишением права занимать должности в милиции  сроком  на  5
лет.
     В соответствии  с  ч.2  ст.51   УК   лишение   права   занимать
определенные  должности  или заниматься определенной деятельностью в
качестве дополнительного  наказания  при  необходимости  может  быть
назначено  должностному  лицу,  виновному  в совершении преступления
против интересов службы,  независимо от того,  предусмотрено ли  оно
санкцией  уголовного  закона,  по  которому квалифицированы действия
обвиняемого.
     По данным   судебной   статистики   этот   вид  дополнительного
наказания в 2003 году применен только в отношении 9,6% осужденных за
преступления против интересов службы.
     Особая общественная  значимость  дел  о  преступлениях   против
интересов  службы  налагает  и особую ответственность на суды при их
рассмотрении.  Устранение отмеченных в обзоре  недостатков  послужит
точному  соблюдению закона и защите общества и его граждан от такого
рода противоправных деяний.

Судебная коллегия                               Управление обобщения
по уголовным делам                              судебной практики
Верховного Суда                                 Верховного Суда
Республики Беларусь                             Республики Беларусь