ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

    Обвинительный   приговор   не   может   быть   основан   на
    предположениях  и  постановляется  лишь  при  условии, если
     виновность подсудимого в совершении преступления доказана

                           (извлечение)

     По приговору  суда Минского района  и г.Заславля Н.  осужден по
ч.3 ст.201 УК на три года лишения свободы, ч.3 ст.213 УК на один год
лишения  свободы  и  по   совокупности  совершенных  преступлений  в
соответствии со ст.39 УК на три года шесть месяцев лишения свободы с
отбыванием  наказания  в   исправительно-трудовой  колонии  строгого
режима.
     Определением  судебной  коллегии  по  уголовным  делам Минского
областного суда приговор оставлен без изменения. Н. признан виновным
в том,  что, пытаясь  заправить  автомашину  вне  очереди на АЗС, из
хулиганских  побуждений причинил  ножом легкие  телесные повреждения
без   расстройства   здоровья   Д.   и   Ч.   Кроме  этого,  он  без
соответствующего разрешения  носил при себе холодное  оружие - нож с
выбрасывающимся лезвием.
     Первый  заместитель  Председателя  Верховного  Суда  в протесте
поставил  вопрос об  отмене приговора  в части  осуждения Н.  по ч.3
ст.213 УК и прекращении в этой  части дела производством.
     Судебная  коллегия Верховного  Суда 2  февраля 1996  г. протест
удовлетворила, указав следующее.
     Согласно  ст.311  УПК  обвинительный  приговор  не  может  быть
основан на  предположениях и постановляется  лишь при условии,  если
виновность подсудимого в совершении преступления доказана.
     В  соответствии с  п. 5  постановления Пленума  Верховного Суда
Республики Беларусь  от 19 июня  1992 г. "О  судебном приговоре" все
сомнения  в  отношении  доказанности  обвинения  толкуются  в пользу
подсудимого.  Исходя  из  этих   требований  закона,  для  вывода  о
виновности лица необходимы бесспорные доказательства, с очевидностью
указывающие  на совершение  им преступления.  По данному  делу таких
доказательств о виновности Н.  в незаконном ношении холодного оружия
не имеется,  а обвинение в  этой части построено  на предположениях,
которые  не  давали  суду  оснований  для  вынесения  обвинительного
приговора по ч.3 ст.213 УК.
     По делу установлено, что при совершении хулиганства Н. применил
нож,  который он  уронил на  месте совершения  преступления. Нож был
поднят  неустановленным следствием  гражданином. По  делу не  добыто
доказательств,  что неустановленное  лицо передало  оператору АЗС М.
именно  тот  нож,  который  уронил  Н.  при  совершении  хулиганских
действий. Кроме  этого, органы предварительного  следствия и суд  не
указали когда  и при каких  обстоятельствах Н. без  соответствующего
разрешения носил холодное оружие.
     По  смыслу   закона  ношением  оружия   является  сохранение  и
перемещение   оружия   непосредственно   при   себе.   Если  считать
доказанным,   что  Н.   ножом,  признанным   холодным  оружием,   из
хулиганских побуждений причинил телесные повреждения потерпевшим, то
из материалов  дела не вытекает, что  осужденный незаконно носил при
себе это оружие. Не исключено,  что в момент совершения преступления
Н. взял  нож у лица, находившегося  в его автомашине, и  им причинил
потерпевшим телесные повреждения.
     Таким образом, ни органы  предварительного следствия, ни суд не
располагали  достоверными  доказательствами,  которые  позволяли  бы
прийти  к  выводу  о  виновности  Н.  в незаконном ношении холодного
оружия.  Сомнения,   возникшие  вследствие  этого,   не  могут  быть
устранены ввиду недостаточности доказательного материала, который не
может  бать  восполнен  в  связи   с  тем,  что  органами  следствия
использованы  все возможности  для собирания  доказательств. Поэтому
состоявшиеся по  делу судебные решения  в части осуждения  Н. по ч.3
ст.213  УК  судебная  коллегия  отменила,  а  производство  по  делу
в этой  части  прекратила  за  недоказанностью  совершения  Н. этого
преступления.