СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                            ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 2 июля 1996 г.

 ДЕЛО НЕОБОСНОВАННО НАПРАВЛЕНО НА ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

===

                           (извлечение)

     М. предъявлено обвинение в том, что около часа ночи совместно и
по  предварительному сговору  с  С.  с целью  получения материальной
выгоды  совершили   разбойное  нападение  на   гражданина  Исламской
Республики Иран  Б. и его  умышленное убийство из  корысти, с особой
жестокостью, нанесли  ему не менее  8 ударов деревянной  дубинкой по
голове и телу. Они же, а также М-е, являющийся организатором данного
преступления,  похитили,  в  том  числе  с  проникновением в жилище,
имущество Б.  в особо крупном  размере (на сумму  27 млн.960 тыс.500
руб.),  важные  личные  документы  потерпевшего  и пытались похитить
имущество  в  особо  крупном  размере  - принадлежавшую потерпевшему
автомашину  стоимостью  103  млн. 500 тыс.руб., то есть  предъявлено
обвинение  в совершении  преступлений, предусмотренных  п.п."а", "е"
ст.100, ст.91-1, ч.2 ст.15 и ст.91-1, ч.3 ст.191 УК.
     Определением  судебного  заседания   Минского  городского  суда
уголовное  дело  направлено   прокурору  г.Минска  для  производства
дополнительного расследования по  мотивам неполноты предварительного
следствия.  В  определении  указано  следующее:  по  делу не собрано
достаточно  доказательств для  вынесения приговора.  Показания М. на
предварительном следствии, за  исключением поверхностных допросов 23
июня 1995 г. и 14 февраля 1996 г., не могут быть приняты во внимание
и положены  в  основу  обвинения,  поскольку  получены  с нарушением
уголовно-процессуального закона. Не было принято конкретных действий
по   установлению   места   нахождения   и  задержания  соучастников
преступления С. и М-е, без показаний которых невозможно разграничить
роль каждого в совершении  преступления. В процессе предварительного
следствия  не было  достоверно, экспертным  путем, установлено время
причинения телесных  повреждений и наступления  смерти потерпевшего.
Показания М. об этом противоречат заключению эксперта. Свидетель П.,
слышавшая, как сработала сигнализация,  и Б., слышавшая крик девушки
и видевшая  бежавших   по  двору  четырех   человек,  следствием  не
допрошены.  Не  установлены  кричавшая  девушка  и  владелец женской
сережки,  обнаруженной на  месте происшествия,  несмотря на указания
прокуратуры г.Минска, возвратившей  дело для доследования. Выделение
следствием  дел  в  отношении  С.,  М-е  в  отдельное  производство,
прекращение    уголовного    дела      в  отношении   двух   жителей
г.Санкт-Петербурга  являются  преждевременными  и нецелесообразными,
так   как   препятствуют   установлению   фактических  обстоятельств
совершения  преступлений, причастности  других лиц,  роли каждого, а
без этого рассмотрение дела невозможно.
     Судом  в  определении  предложено:  принять  конкретные меры по
розыску  указанных лиц;  указать какие  именно действия  совершены в
отношении   потерпевшего   каждым   участником   преступления;  дать
юридическую оценку действиям всех  участников преступления; в случае
непричастности  к  убийству  граждан  из   г.Санкт-Петербурга решить
вопрос о квалификации их действий  по ст.186 УК Республики Беларусь;
если органы  следствия придут к  выводу о наличии  умысла на хищение
автомашины потерпевшего, рассмотреть  вопрос о квалификации действий
виновных по завладению имуществом в  особо крупных размерах в целом,
как    покушение    на    него;     провести    в    отношении    М.
судебно-психиатрическую экспертизу; решить вопрос  о вменении в вину
М. похищение  из квартиры потерпевшего  мужских часов, допросить  по
данному обстоятельству свидетеля М-о, произвести оценку часов.
     В  частном   протесте  прокурор  указал,   что  предварительное
следствие проведено  всесторонне и полно,  отдельные обстоятельства,
на которые суд ссылается в определении, при необходимости могут быть
проверены  в суде,  другим же,   на  которые указано  в определении,
надлежит дать соответствующую оценку  и просил об отмене определения
и направлении дела на новое судебное рассмотрение.
     Рассмотрев дело в кассационном порядке 2 июля 1996 г., судебная
коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  протест  прокурора
удовлетворила, указав следующие основания.
     Направляя дело на доследование, суд допустил нарушение ст.ст.65
и 316   УПК,   определяющих   порядок   оценки   добытых   по   делу
доказательств. В определении сделан вывод, какие именно показания М.
не  могут  быть  положены  в  основу  приговора, а какие заслуживают
внимания. Таким образом, суд  первой инстанции фактически дал оценку
добытым  по  делу  доказательствам  и,  не  согласившись  с органами
следствия, высказал по ним мнение,  тем самым предрешил вопрос об их
доказательственной  силе,  что  является  существенным нарушением
закона.
     В  соответствии  с  п.1  ст.234  УПК  суд  направляет  дело для
производства   дополнительного  расследования   в  случае  неполноты
предварительного  следствия,  которая  не  может  быть  восполнена в
судебном заседании. Эти требования законом соблюдены не были.
     Органами  предварительного  следствия  принимались  необходимые
меры,  чтобы допросить  С.,  однако  выполнить это  не представилось
возможным, так как  он скрылся и установить место  его нахождения не
удалось.  М-е  по  обстоятельствам  совершения преступления допрошен
следствием 22, 23 июня, 18 июля и  3 октября 1995 г., об этом в деле
имеются протоколы его допросов. 23 июня 1995 г. ему было предъявлено
обвинение  в  совершении  преступления,  предусмотренного ст.ст.17 и
19-1  УК.  Затем  он  также   скрылся.  В  связи  с  неустановлением
местонахождения  С.  и  М-е  объявлен   их  розыск  и  избрана  мера
пресечения - содержание под стражей.
     Следственные  органы  при  таких  данных  правильно  выделили в
отношении С. и М-е материалы в отдельное производство. На тот момент
у органов  предварительного следствия  не было  реальной возможности
продолжить  расследование дела.  Это обстоятельство  не повлияло  на
полноту   предварительного  следствия   и  не   является  нарушением
уголовно-процессуального закона.
     Из  имеющегося в  деле постановления  о привлечении  в качестве
обвиняемого   и   обвинительного   заключения   видно,   что  органы
предварительного  следствия   конкретизировали  роль  М.   и  других
участников  преступления  со  ссылкой  на  доказательства  и дали их
действиям правовую оценку.
     В  процессе  следствия  проверялась  причастность  к совершению
преступления двух граждан  г.Санкт-Петербурга. Следователем вынесено
постановление о  прекращении уголовного дела  в отношении этих  лиц.
Указывая на преждевременность и нецелесообразность прекращения дела,
предлагая  следственным органам  разрешить вопрос  о квалификации их
действий по ст.186 УК, суд  не привел надлежащего обоснования своего
решения.
     Не  было оснований  к направлению  дела на  доследование и  для
допроса свидетелей  П. и Б.,  установления экспертным путем  времени
причинения телесных  повреждений и наступления  смерти потерпевшего.
По  данному  вопросу  в  деле  имеются  показания М., свидетеля Б-а,
заключение судебно-медицинского эксперта. Суду надлежало исследовать
их,   а   также   другие   доказательства,   относящиеся  к  данному
обстоятельству, и  дать им надлежащую оценку.  При необходимости суд
сам мог допросить указанных лиц, провести экспертизу.
     Судом  предложено  установить  кричавшую  девушку  и  владельца
сережки,  обнаруженной  на  месте  происшествия.  В  то  же время не
указано, какое значение могут иметь показания данных лиц.
     Ссылаясь  на  показания  М.  в  суде  о  похищении  из квартиры
погибшего  наручных часов, суд предложил  вменить похищение  часов в
вину  М. Однако  при допросе  на предварительном  следствии 5 апреля
1996  г. М.  показывал, что   никаких часов  не похищал.  Данные его
показания на  суде не оглашались  и судом не  исследовались. Поэтому
определение суда о необходимости вменения  в вину М. похищение часов
также нельзя признать обоснованным.
     Не было оснований для направления  дела на доследование с целью
изменения квалификации действий М. В  случае доказанности его вины в
части похищения  имущества суд может  не согласиться с  предложенной
органами следствия квалификацией и при наличии к тому оснований дать
свою юридическую оценку его действиям в этой части.
     В соответствии с п.5 постановления  N 8 Пленума Верховного Суда
Республики Беларусь  от 20 сентября  1990 г. "О  практике применения
судами    Республики   Беларусь    законодательства,   регулирующего
направление  дел  на   дополнительное  расследование,  постановление
оправдательных    приговоров",   если    сомнение   в    психической
полноценности    обвиняемого    возникло    в    стадии    судебного
разбирательства, суд сам вправе назначить экспертизу без направления
дела на дополнительное расследование.
     При таких  данных определение суда  нельзя признать законным  и
обоснованным и оно подлежит отмене. При новом рассмотрении дела суду
следует с учетом требований ст.15  УПК исследовать собранные по делу
доказательства и дать им надлежащую оценку.