ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                         22 февраля 2005 г.

В СООТВЕТСТВИИ С ч.1 ст.356 УПК ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР
ПОСТАНОВЛЯЕТСЯ ЛИШЬ ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО В ХОДЕ СУДЕБНОГО
РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ВИНОВНОСТЬ ОБВИНЯЕМОГО В СОВЕРШЕНИИ
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОДТВЕРЖДЕНА СОВОКУПНОСТЬЮ ИССЛЕДОВАННЫХ СУДОМ
ДОКАЗАТЕЛЬСТВ. ПРИГОВОР НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОСНОВАН
НА ПРЕДПОЛОЖЕНИЯХ
(извлечение)

     По приговору Минского областного суда А. оправдан по ч.3 ст.218
УК  за  недоказанностью участия в совершении преступления.  Судебная
коллегия по уголовным делам Верховного  Суда  22  февраля  2005  г.,
рассмотрев   дело  по  кассационным  жалобам  потерпевших,  оставила
приговор без изменения исходя из следующего.
     В соответствии   с   ч.1   ст.356  УПК  обвинительный  приговор
постановляется   лишь   при   условии,   что   в   ходе    судебного
разбирательства  виновность  обвиняемого  в  совершении преступления
подтверждена  совокупностью   исследованных   судом   доказательств.
Приговор не может быть основан на предположениях.
     Исходя из требований  закона,  для  вывода  о  виновности  лица
необходимы бесспорные доказательства,  с очевидностью указывающие на
совершение им преступления.
     Таких доказательств при судебном разбирательстве не добыто.
     Обосновывая виновность   А.   в   умышленном   уничтожении    и
повреждении  имущества  в  особо крупном размере,  органы уголовного
преследования сослались на его показания,  в  которых  он  признавал
свою  вину  в содеянном,  а также на его явку с повинной,  показания
потерпевших, свидетелей, заключения экспертов.
     А. показал,  что  при  первоначальном  допросе  он  свою вину в
совершенных поджогах домов не признавал,  однако после  помещения  в
изолятор   и   применения  к  нему  физического  и  психологического
воздействия работниками милиции подписал явку с повинной  и  признал
совершение  поджогов.  Сам он о пожарах в деревне знал,  как местный
житель, принимал участие в их тушении. Находясь в СИЗО, почувствовал
себя   в  относительной  безопасности  и  отказался  от  вынужденных
показаний.
     Суд первой  инстанции  обоснованно пришел к выводу,  что данные
утверждения А.  не лишены  оснований.  Как  установлено  материалами
дела,  в отношении А. был составлен административный протокол о том,
что он в 2 часа ночи 3 октября  2003  г.  в  состоянии  алкогольного
опьянения  якобы оказал сопротивление работникам милиции и оскорблял
их. А. был помещен в ИВС, но административный материал четверо суток
не регистрировался в отделе милиции.
     По обстоятельствам  задержания  обвиняемого  работники  милиции
дали противоречивые показания.  Так, свидетель Л. показал, что был в
форменной одежде и задерживал А.  на пожаре в 2 часа ночи. Свидетель
К.  утверждал, что они с Л. задерживали А. в 8 часов утра. Свидетели
- жители деревни В.,  Р.,  А-ч, А-л, А-о показали, что в 2 часа ночи
на  пожаре  работников  милиции  не  было,  а задержание обвиняемого
произведено в 8 часов утра.  При этом свидетель А-о показала, что А.
во  время  пожара находился рядом с ней,  признаков опьянения у него
она не заметила.
     Постановление судьи   о   привлечении   А.  к  административной
ответственности отменено как необоснованное.
     По делу также установлено,  что за время содержания А.  в ИВС с
ним был проведен ряд следственных действий - допросы, выход на место
происшествия,    получена    явка    с    повинной.    В   нарушение
уголовно-процессуального закона  следственные  действия  проводились
работниками милиции,  не входившими в состав следственной группы.  В
силу п.5 постановления Пленума Верховного Суда от 28  сентября  2001
г. № 9 "О приговоре суда" признание обвиняемым своей вины может быть
положено в основу обвинительного приговора лишь при подтверждении ее
совокупностью других доказательств, собранных по делу.
     Признательные показания А.  о  якобы  совершенных  им  поджогах
противоречат  другим доказательствам,  собранным по делу.  Так,  при
допросе в качестве подозреваемого и в явке с повинной  А.  указывал,
что разбил окно в доме М.,  вылил бензин и поджег. В то же время при
допросе в качестве  обвиняемого  показал,  что  бутылку  с  бензином
забросил в окно и поджег.
     По заключению пожаротехнической экспертизы очаг пожара  в  доме
находился с наружной стороны, то есть поджог совершен в другом месте
и другим путем.  В  соответствии  с  заключениями  пожаротехнических
экспертиз возникновение пожаров в домах Б. и Ч. при обстоятельствах,
указанных А., невозможно.
     О том, что он поджогов не совершал, А. сообщил понятому и своей
жене во время выхода на место  происшествия.  Данное  обстоятельство
подтвердили свидетели П. и А-й.
     Факт нахождения А.  перед пожарами 25 сентября и 2  октября  по
месту  жительства,  а  24  сентября  на  сборе  вторсырья  на свалке
подтвердили ряд свидетелей.
     Согласно заключению      пожаротехнической     экспертизы     с
достоверностью  не  установлен  интенсификатор  горения,   поскольку
экспертом  за  основу  брались  данные,  которыми являлись показания
обвиняемого,  что он якобы  использовал  при  поджогах  бензин.  Эти
данные  признаны судом недопустимыми.  Других же доказательств того,
что являлось интенсификатором горения, не имеется.
     Органами   уголовного  преследования  не  установлен  и   мотив
совершенных  преступлений. Как показали потерпевшие Б., Б-о, Т., М.,
М-ч,  Д.  и  Ч.,  отношения у них с А. были нормальными. Более того,
потерпевший  Ч. показал, что он доверял А. и просил присматривать за
его домом.
     Каких-либо других доказательств,  подтверждающих виновность А.,
стороной обвинения и судом не добыто.
     Судом в  строгом  соответствии  с  требованиями  ст.18  УПК   и
разъяснениями, содержащимися в п.3  постановления Пленума Верховного
Суда от 26 сентября 2002 г.  № 6 "О  некоторых  вопросах  применения
уголовно-процессуального закона в суде первой инстанции", обеспечено
всестороннее,  полное  и  объективное   исследование   обстоятельств
уголовного   дела.   При   судебном   разбирательстве  были  созданы
необходимые условия для осуществления сторонами обвинения  и  защиты
их законных прав.
     Представленные стороной обвинения доказательства виновности  А.
получили  надлежащую  оценку в приговоре суда на основании положений
ст.ст.8 и 105 УПК.  Признательные показания обвиняемого  обоснованно
признаны недопустимыми,  а совокупность всех собранных доказательств
- недостаточной для постановления по делу обвинительного приговора.
     При таких    обстоятельствах   судебная   коллегия   не   может
согласиться с доводами кассационных жалоб потерпевших.
     Оправдательный приговор   в  отношении  А.  за  недоказанностью
участия в совершении преступления постановлен обоснованно.