ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                           17 мая 2005 г.

В СИЛУ пп.1, 2 ч.1 ст.388 УПК ОСНОВАНИЯМИ К ОТМЕНЕ
ПРИГОВОРА ПРИ РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В КАССАЦИОННОМ
ПОРЯДКЕ ЯВЛЯЮТСЯ ОДНОСТОРОННОСТЬ ИЛИ НЕПОЛНОТА СУДЕБНОГО
СЛЕДСТВИЯ, А ТАКЖЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ ВЫВОДОВ СУДА, ИЗЛОЖЕННЫХ
В ПРИГОВОРЕ, ФАКТИЧЕСКИМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ДЕЛА

(извлечение)

     По приговору  Могилевского  областного  суда П.  осужден по ч.3
ст.339  УК.  Он  признан  виновным  в  умышленных  действиях,  грубо
нарушающих  общественный  порядок  и  выражающих  явное неуважение к
обществу,  с применением других предметов,  используемых в  качестве
оружия.
     Судебная коллегия   по   уголовным   делам   Верховного   Суда,
рассмотрев  17  мая  2005 г.  дело по кассационной жалобе,  приговор
отменила и дело  направила  на  новое  судебное  разбирательство  по
следующим основаниям.
     В силу  пп.1  и 2 ч.1 ст.388 УПК основаниями к отмене приговора
при рассмотрении уголовного дела  в  кассационном  порядке  являются
односторонность   или   неполнота   судебного   следствия,  а  также
несоответствие выводов суда,  изложенных  в  приговоре,  фактическим
обстоятельствам дела.
     Согласно ч.1  ст.389  УПК односторонним или неполно проведенным
признается   судебное   следствие,   когда   из-за   необоснованного
отклонения   ходатайства   сторон   остались   невыясненными   такие
обстоятельства,  установление  которых  могло   иметь   существенное
значение  при  постановлении  приговора,  или если судом в нарушение
требований  ч.2  ст.103  настоящего  Кодекса  не  были   исследованы
доказательства,  имеющие значение для правильного разрешения дела, о
существовании которых было известно суду,  а также не была проведена
экспертиза, когда ее проведение по закону является обязательным.
     По ст.390   УПК   приговор   признается   не    соответствующим
фактическим обстоятельствам уголовного дела, если: 1) выводы суда не
подтверждаются   доказательствами,   исследованными    в    судебном
заседании;  2) суд не учел обстоятельств,  которые могли существенно
повлиять на его выводы; 3) при наличии противоречивых доказательств,
имеющих  существенное  значение  для  выводов  суда,  в приговоре не
указано, по каким основаниям суд принял одно из этих доказательств и
отверг  другие;  4)  выводы суда,  изложенные в приговоре,  содержат
существенные противоречия,  которые повлияли или могли  повлиять  на
решение  вопроса  о  виновности  или  невиновности  обвиняемого,  на
правильность  применения  уголовного  закона  или  определение  меры
наказания.
     Органом предварительного расследования П. предъявлено обвинение
в  покушении на умышленное противоправное лишение жизни (убийство) с
особой жестокостью своей  бывшей  жены  Ш.,  то  есть  в  совершении
преступления, предусмотренного ч.1 ст.14 и п.6 ч.2 ст.139 УК.
     В судебном  заседании  государственный  обвинитель отказался от
предъявленного обвинения и, не предъявляя нового, предложил изменить
мотив   совершения   преступления   и  переквалифицировать  действия
обвиняемого  на  ч.3  ст.339  УК,  как  умышленные  действия,  грубо
нарушающие  общественный  порядок  и  выражающие  явное неуважение к
обществу, совершенные с применением других предметов, используемых в
качестве оружия.
     С предложенной квалификацией  действий  П.  согласился  и  суд,
указав   в   приговоре,   что   обвиняемый,   находясь  в  состоянии
алкогольного опьянения,  совершил хулиганские действия  в  отношении
потерпевшей  Ш.,  выразившиеся  в  использовании  в  качестве оружия
лопаты  и  попытке  через  оконный   проем   нанесения   ею   ударов
потерпевшей.
     Однако этот вывод суда  в  приговоре  противоречит  фактическим
обстоятельствам дела.
     Из материалов дела видно,  что совершение действий,  за которые
осужден П.,  ему в вину не вменялось. Об этом имелись лишь показания
потерпевшей Ш.
     Из протокола  осмотра  места  происшествия  видно,  что на окне
времянки,  где находилась потерпевшая Ш.,  установлена металлическая
решетка, препятствующая проникновению внутрь.
     Обвиняемый П.  отрицал  свою  виновность  в  угрозе   нанесения
потерпевшей ударов лопатой, утверждая, что только просил ее передать
ему ключи от квартиры и телефон.  Кроме того, заявлял, что имевшаяся
в  его  руках лопата использовалась лишь для уборки печной золы и ею
невозможно было причинить какие-либо повреждения потерпевшей.
     Показания обвиняемого  в этой части не были проверены ни в ходе
предварительного расследования, ни в суде.
     Вместе с  тем  это  обстоятельство  имеет  важное  значение для
правильной оценки и квалификации действий обвиняемого,  поскольку  в
соответствии с пп.5 и 14 постановления Пленума Верховного Суда от 24
марта 2005 г.  №  1  "О  судебной  практике  по  уголовным  делам  о
хулиганстве"   угроза   применения   оружия  или  других  предметов,
используемых в качестве оружия, должна быть реальной.
     При таких  обстоятельствах  суд пришел к выводу о совершении П.
особо  злостного  хулиганства  с   применением   других   предметов,
используемых в качестве оружия, основываясь на неполно исследованных
материалах  дела,  и  этот  вывод   не   соответствует   фактическим
обстоятельствам дела.
     Исходя из изложенного, приговор суда нельзя признать законным и
обоснованным,  он  подлежит  отмене,  а  дело - направлению на новое
судебное разбирательство.