ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
                 ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                
ПРИМЕНЕНИЕ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЛАМ О НЕЗАКОННОМ
ОБОРОТЕ ОРУЖИЯ, БОЕПРИПАСОВ И ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ


     Согласно  данным Министерства  внутренних дел,  в республике  в
последние годы преступность, связанная с незаконным оборотом оружия,
имеет постоянную тенденцию к  росту. Особенно значительный рост этих
преступлений отмечается в 1995-1996 гг.  - соответственно на 78,5% и
86,0% против 1992 года.
     Удельный вес судимости за  преступления, связанные с хищением и
незаконным  оборотом   оружия,  в  общей   судимости  составляет  (в
процентах): 1992 год - 0,63, 1993 г. - 0,99, 1994, 1995 - 0,89, 1996
- 0,82.
     Обращает на  себя внимание тот  факт, что уровень  преступности
этого вида  в несколько раз превышает  уровень судимости. В какой-то
мере  это  объясняется  тем,  что  судебная  статистика  не отражает
реального  применения судами  ст.213 УК,  поскольку она  не включает
данные о  судимости по части третьей  этой статьи и, кроме  того, не
учитываются  лица,   которые  осуждаются  за   эти  преступления  по
совокупности с другими, если  мера наказания является менее строгой,
чем за другие преступления, входящие в совокупность.
     Учитывая  общественную  опасность   такого  рода  преступлений,
Верховный Суд изучил практику применения судами ст.ст.213 и 213-1 УК
Республики   Беларусь,  а Пленум высшей   судебной инстанции 19 июня
1997 г. принял постановление "О  выполнении судами постановления N 2
Пленума Верховного Суда Республики Беларусь  от 10 апреля 1992 г. "О
судебной   практике  по   делам  о   незаконном  ношении,  хранении,
приобретении, изготовлении или сбыте  оружия или взрывчатых веществ,
хищении  огнестрельного  оружия,   боевых  припасов  или  взрывчатых
веществ".
     Изучение  дел  данной  категории  показало, что предварительное
следствие и судебное разбирательство  не всегда отвечают требованиям
закона   о   всестороннем   и   полном   исследовании  обстоятельств
совершенного  преступления. В  частности, по  многим делам  вопрос о
способе приобретения  оружия, боеприпасов или  взрывчатых веществ не
выясняется,  а если  и выясняется,  то формально.  Версии виновных о
том,  что  оружие  ими  найдено  или  куплено  у  неизвестных лиц, в
процессе предварительного и судебного следствия во многих случаях не
проверялись и становились официальными  версиями обвинения, на чем и
заканчивалось  выяснение  источника  приобретения  оружия. Между тем
невыяснение  данного обстоятельства  затрудняет устранение  условий,
способствовавших   совершению   преступления,   делает   невозможным
привлечение  к  уголовной  ответственности  лиц,  виновных  в  сбыте
оружия.
     Б. был  задержан в г.Бобруйске  работниками милиции за  ношение
ножа, являющегося холодным  оружием. Будучи допрошенным следователем
СО Первомайского  РОВД г.Бобруйска в  качестве свидетеля, а  затем в
качестве  обвиняемого,  он  пояснил,  что  нож  ему дал его товарищ.
Следователь ограничился этим объяснением и в течение всего следствия
не предпринял никаких мер к установлению личности человека, сбывшего
Б. холодное  оружие. Суд Первомайского района г.Бобруйска по  поводу
источника приобретения ножа Б. не допросил.
     К., осужденный судом Октябрьского района г.Минска по ч.1 ст.213
УК за незаконное приобретение,  ношение и хранение пистолета системы
"Вальтер" и 2 патронов к нему,  на следствии и в суде утверждал, что
нашел указанные предметы в городской лесопосадочной полосе. Несмотря
на очевидную неправдоподобность этой версии, ни органы следствия, ни
суд  не   приняли  мер  к   установлению  действительного  источника
приобретения осужденным пистолета и боевых припасов к нему.
     Органы  предварительного следствия  и суды  не всегда соблюдали
требования   ч.2  ст.213   УК,  предусматривающей   освобождение  от
уголовной  ответственности  лиц,  добровольно  сдавших огнестрельное
оружие, боевые припасы, взрывчатые вещества,  хранившиеся у них  без
соответствующего   разрешения.  Характерный   пример  на   сей  счет
приводился во втором номере "Судовага веснiка". Напомним в чем суть.
     По приговору суда Воложинского  района С. осужден по ч.1 ст.213
УК на один  год лишения свободы. В соответствии  с п."д" ст.1 Закона
Республики  Беларусь  от  5  ноября  1996  г. "Об амнистии некоторых
категорий  лиц,  совершивших  преступления"  от  отбывания наказания
освобожден.
     С.  признан  виновным  в  незаконном  хранении  по месту своего
жительства  в д.Выгоничи  названного района  малокалиберной винтовки
ТОЗ-8, а также 11 патронов калибра  9 мм, 4 патронов калибра 7,62 мм
и 6 охотничьих патронов 16 калибра.
     По  делу установлено  следующее. 30  января 1996  г. участковый
инспектор Воложинского РОВД, находясь на обслуживаемом им участке, с
целью  знакомства с  жителями д.Выгоничи,  зашел в  дом С.  Во время
беседы с последним он обратил  внимание на нарушение Правил пожарной
безопасности  и,   кроме  того,  предложил   выдать  (если  имеется)
какое-либо  оружие. В  ответ на  это предложение  С. выдал три ножа,
являющихся  холодным  оружием,  патроны,  в  том  числе охотничьи, и
винтовку,  о   чем  был  составлен   соответствующий  протокол.  Эти
обстоятельства  свидетельствуют о  добровольной выдаче  С. оружия  и
боеприпасов. Судебной  коллегией по уголовным  делам Верховного Суда
приговор был отменен и  дело производством прекращено за отсутствием
в действиях С. состава преступления.
     Перечисленные в ст.213 УК  действия относительно оружия, боевых
припасов и  взрывчатых веществ образуют состав  этого преступления в
случаях, когда  они являются незаконными,  то есть осуществлены  без
соответствующего   разрешения.   Наличие   либо   отсутствие  такого
разрешения  должно  устанавливаться   в  каждом  конкретном  случае.
Изучение  показало,  что  во   время  предварительного  следствия  и
судебного    разбирательства   вопросы    наличия   или   отсутствия
соответствующего разрешения  на ношение, хранение,  приобретение или
сбыт оружия выяснялись у обвиняемых и подсудимых только по отдельным
делам.
     Одним  из  важнейших  доказательств  по  делам данной категории
являются  заключения  экспертов.  В  связи  с  этим  особое значение
приобретает      качество       постановлений      о      назначении
судебно-баллистической    экспертизы,   в    частности,   содержание
сформулированных в  них вопросов. Изучение  дел свидетельствует, что
некоторые  следователи  ставят   на  разрешение  экспертов  вопросы,
выходящие за пределы их компетенции.
     Следователь  СО Слонимского  ГРОВД, назначая криминалистическую
экспертизу по делу Щ., поставил среди прочих и вопрос о том, когда в
последний  раз  из  представленного  оружия  производились выстрелы.
Однако его решение не входит в компетенцию эксперта, о чем последний
и сообщил следователю.
     Явно недостаточно  для разрешения вопроса  о виновности лица  в
совершении  рассматриваемых преступлений  установления только одного
факта: являются  ли представленные на  исследование предметы оружием
или боеприпасами. Однако иногда  следователей интересует только этот
вопрос.
     Решая вопрос о квалификации, органы следствия и суды по-разному
подходили  к  оценке  действий  виновных,  заключающихся  в понятиях
"приобретение", "хранение" и "ношение" оружия. Так, в случаях, когда
виновные утверждали, что оружие ими случайно найдено, одни оценивали
содеянное как  незаконное приобретение оружия,  другие полагали, что
такие  действия  не  образуют   состава  преступления.  Сошлемся  на
примеры.
     Д. на берегу реки Березины нашел винтовочный обрез, перенес его
в дом своей матери, где спрятал и хранил до его изъятия.
     Органами  следствия   Д.  наряду  с   другими  действиями  было
предъявлено  обвинение и  в приобретении  огнестрельного оружия  без
соответствующего разрешения.
     Рассматривая   дело,   суд    Ленинского   района   г.Бобруйска
приобретение  огнестрельного оружия  из обвинения  исключил. Решение
суда  является  неверным.  Огнестрельное  оружие,  боевые  припасы и
взрывчатые вещества обладают особым правовым статусом в государстве.
Обращение с ними, в том  числе их приобретение, допускается только с
особого  разрешения компетентных  органов, все  иные пути  получения
этих предметов являются противозаконными.
     В. было предъявлено  обвинение в том, что на  колхозном рынке в
г.Пинске  у  неустановленных  лиц  незаконно  приобрел  50  патронов
калибра 5,6 мм, являющихся  боеприпасами, которые незаконно хранил и
переносил при себе до задержания его в тот же день на улице.
     По  приговору суда  г.Пинска В.  признан виновным  в незаконном
приобретении  и хранении  боеприпасов и  осужден по  ч.1 ст.213  УК.
Между  тем  материалы  дела   свидетельствуют,  что  умысел  В.  был
направлен на незаконное приобретение и ношение боеприпасов, что он и
осуществил (приобрел  патроны и носил их  непосредственно при себе),
поэтому  его  действия   следовало  квалифицировать  как  незаконное
приобретение и ношение этих предметов.
     В целях единообразного применения закона Пленум Верховного Суда
Республики Беларусь изменил  редакцию п.9 действующего постановления
N 2  от 10  апреля 1992  г., разъяснив,  что ношением оружия, боевых
припасов или взрывчатых веществ является  их перемещение при себе (в
руках,   сумке,   одежде,   транспортном   средстве   и  т.п.),  что
свидетельствует о возможности их непосредственного использования.
     Нахождение   имеющихся   у   виновного   без   соответствующего
разрешения огнестрельного или холодного  оружия, боевых припасов или
взрывчатых  веществ  в  транспортном  средстве  квалифицируется  как
хранение  или  ношение  в  зависимости  от  местонахождения в нем. В
частности если  эти предметы находятся в  транспортном средстве не в
общедоступном для посторонних лиц месте, затрудняющем их обнаружение
и изъятие, - имеет место хранение.
     На   практике   не   всегда   учитываются  разъяснения  Пленума
Верховного Суда, содержащиеся в п.10 вышеупомянутого постановления о
том,  что  ответственность  по  ст.ст.213,  213-1  УК  наступает  за
хищение,  ношение,   хранение,  приобретение  или   сбыт  годного  к
использованию оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ. Например,
по  приговору  суда  Минского  района  и  г.Заславля  Б.,  А. и Б-ч.
осуждены  по  ч.1  ст.213  УК  за  незаконное хранение 153 патронов,
несмотря на то,  что 39 из них согласно  заключению   баллистической
экспертизы признаны непригодными для производства выстрелов.
     В то же время Пленум Верховного Суда счел необходимым дополнить
п.10  действующего  постановления  указанием  о  том,  что  ношение,
хранение, приобретение  негодных, но подлежащих  ремонту, оружия или
боеприпасов  при  установлении  у  виновного  намерения  осуществить
ремонт  следует  квалифицировать  как  приготовление  к изготовлению
оружия и боеприпасов.  Хищение таких предметов с той же целью должно
влечь  ответственность  за  хищение   имущества  и  приготовление  к
незаконному изготовлению оружия или боеприпасов.
     Гладкоствольные  охотничьи ружья  также представляют  собой вид
огнестрельного  оружия, однако  их хищение,  изготовление, хранение,
ношение или сбыт уголовной ответственности не влекут - такое изъятие
прямо предусмотрено ст.ст.213 и 213-1  УК. Исходя из этого, Пленум в
п.7   постановления   указал,   что   хищение,   ношение,  хранение,
приобретение,    изготовление   или    сбыт   боевых    припасов   к
гладкоствольному    охотничьему   оружию    не   образует    состава
преступлений,  предусмотренных  ст.213-1  и  ч.1  ст.213-1  УК.  Эти
обстоятельства  органами  следствия  и  судами  иногда упускаются из
виду.
     Следователем СО Речицкого   ГРОВД М. в числе  других действий в
вину вменено  и незаконное приобретение,  изготовление и хранение  2
охотничьих  ружей  и  боеприпасов  к  ним,  а  также  приобретение и
хранение  газового пистолета.  Поскольку указанные  действия состава
преступления,  предусмотренного  ч.1  ст.213  УК,  не  образуют, суд
Речицкого района правильно исключил их из обвинения.
     Суд  Ленинского района  г.Минска, рассмотрев  дело по обвинению
П., признал его  виновным в незаконном приобретении 2  патронов 16 и
12 калибров и 2 патронов калибра 5,6  мм и их хранении. Между тем из
заключения  эксперта видно,  что патроны  16 и  12 калибров являются
боеприпасами к  охотничьим гладкоствольным ружьям  и, следовательно,
вменены в вину П. необоснованно.
     Закон  (ч.2 ст.213  УК) предусматривает  при добровольной сдаче
освобождение от  ответственности за хранение  огнестрельного оружия,
боевых припасов и взрывчатых веществ. Не предусмотрено, в частности,
освобождение  от  уголовной   ответственности  при  сдаче  холодного
оружия. Представляется, что лица, которые сдают любое оружие, боевые
припасы или  взрывчатые вещества подлежат  освобождению от уголовной
ответственности,  причем как  за  хранение,  так и  за приобретение,
изготовление и ношение указанных предметов и веществ.
     В  соответствии  с  пунктом  19  Инструкции  о порядке изъятия,
учета,  хранения  и   передачи  вещественных  доказательств,  денег,
ценностей  документов и  иного имущества  по уголовным  делам от  25
апреля 1995 г. хранение  изъятого в ходе предварительного следствия,
дознания  или судебного  разбирательства огнестрельного  и холодного
оружия и боеприпасов производится только  в органах внутренних дел и
органах  КГБ,  в  хозяйственных  подразделениях  МВД  -  Управлениях
внутренних  дел -  Управлении внутренних  дел на  транспорте, КГБ, в
таможенных  органах,  на  складах ракетно-артиллерийского вооружения
воинских  частей  ГУПВ,  управления  налоговых  расследований  после
проверки в экспертно-криминалистических подразделениях.
     Зачастую  следователи  нарушают  это   положение,  так  как  не
учитывают особый  правовой статус этих  предметов и при  направлении
уголовного дела  в суд препровождают оружие  или боеприпасы вместе с
делом.
     При постановлении  приговоров по делам о  хищениях и незаконном
обороте  оружия, боеприпасов  и  взрывчатых  веществ суды  должны на
основании  ст.81   УПК  кроме  прочих  решить   и  вопрос  о  судьбе
вещественных доказательств.
     По   изученным  делам   оружие  чаще   всего  передавалось  для
пополнения  коллекций  экспертных  учреждений,   иногда  -  в  музеи
криминалистики, самодельное, как правило, уничтожалось.
     По  некоторым делам  при  вынесении  приговора судами  вопрос о
вещественных доказательствах не решался.
     К примеру,  суд Центрального района г.Минска,  осудив А. по ч.1
ст.213 УК  и по ч.3 ст.213  УК, не распорядился в  приговоре судьбой
охотничьего  ружья, переделанного  под нарезное  оружие, 2  патронов
калибра 5,6 мм, ножа,  являющегося холодным оружием. Суд Добрушского
района,  постановляя обвинительный  приговор в  отношении С.  по ч.1
ст.213-1 УК, не решил вопрос о  том, как поступить с ящиком патронов
калибра  5,45 мм  в количестве  1080 штук,  являющихся вещественными
доказательствами по делу.
     Изучение показало, что выявлению и устранению причин и условий,
способствующих  совершению преступлений,  ответственность за которые
предусмотрена   ст.ст.213,   213-1   УК,   внимания  уделяется  явно
недостаточно.  Так,  органами  предварительного  следствия  в  адрес
различных организаций направлено 26  представлений (по 17% изученных
дел). Однако  эффективность многих из этих  представлений невысока в
силу того,  что они неконкретны и  сводятся к описанию обстоятельств
совершенных  преступлений без  указания на  действительные причины и
условия, способствовавшие их  совершению. Например, представление по
делу К., обвинявшегося в незаконном приобретении, хранении и ношении
обреза винтовки Мосина  и 2 патронов к нему,  содержит лишь описание
преступных действий,  а также требование рассмотреть  поведение К. в
коллективе колхозников. Выводов и предложений по устранению причин и
условий, способствовавших совершению  им преступления, представление
не содержит (СО Городокского РОВД).
     Аналогичные представления  внесены по делу  Ж. (СО Рогачевского
ГРОВД), по делу С. (СО Ленинского РОВД г.Минска) и др.
     Что касается  судов, то ими  по изученным делам  не вынесено ни
одного  частного   определения  об  устранении   причин  и  условий,
способствующих    совершению   незаконных    действий   с   оружием,
боеприпасами  или  взрывчатыми  веществами.  Кроме  того  в судебных
заседаниях  не  выясняется,  какие  меры  приняты  по представлениям
следователей,  оставляется  без  внимания  формальный характер таких
представлений.
     С  целью  устранения  отмеченных  в  обзоре  судебной  практики
недостатков в работе судов по  рассмотрению дел о незаконном обороте
оружия, боевых припасов и  взрывчатых веществ Пленум Верховного Суда
принял постановление N 2  "О выполнении судами постановления Пленума
Верховного Суда Республики Беларусь от 10 апреля 1992 г. "О судебной
практике  по  делам  о  незаконном  ношении, хранении, приобретении,
изготовлении  или  сбыте  оружия  или  взрывчатых  веществ,  хищении
огнестрельного  оружия, боевых  припасов или  взрывчатых веществ", в
котором   обратил  внимание   судов  на   необходимость  неуклонного
соблюдения закона  при рассмотрении дел данной  категории и дополнил
действующее постановление Пленума соответствующими разъяснениями.


 Старший  консультант отдела
 обобщения судебной практики                                 Т.Лашук

 Консультант отдела обобщения
 судебной практики Верховного
 Суда Республики Беларусь                             А.Фрулиндикова