ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                         7 декабря 2001 г.

В СООТВЕТСТВИИ С ч.2 ст.413 УПК ОПРЕДЕЛЕНИЕ КАССАЦИОННОЙ
ИНСТАНЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ПОСТАНОВЛЕНИЕ НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ
ПОДЛЕЖАТ ОТМЕНЕ, ЕСЛИ СУД, РАССМАТРИВАЮЩИЙ ПРОТЕСТ,
ПРИЗНАЕТ, ЧТО ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛА В ВЫШЕСТОЯЩЕМ СУДЕ БЫЛИ
ДОПУЩЕНЫ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА, КОТОРЫЕ ПОВЛИЯЛИ ИЛИ МОГЛИ
ПОВЛИЯТЬ НА ПРАВИЛЬНОСТЬ ВЫНЕСЕННОГО ИМ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИЛИ
ПОСТАНОВЛЕНИЯ

                            (извлечение)

     По приговору суда Партизанского района г.Минска Ш.  осужден  по
ст.ст.168  и  171  УК 1960 года.  Он признан виновным в халатности и
должностном подлоге.
     Определением  судебной  коллегии  по  уголовным  делам Минского
городского суда приговор изменен, действия Ш. переквалифицированы со
ст.ст.168  и  171 УК 1960 года соответственно на ч.1 ст.428 и ст.427
УК  1999  года.  На  основании ст.83 УК 1999 года Ш. от назначенного
наказания освобожден.
     Президиум  Минского  городского  суда  приговор  и кассационное
определение  отменил  в  связи  с мягкостью назначенного наказания в
виде  исправительных работ и необоснованным исключением из обвинения
одного  из эпизодов предъявленного обвинения и дело передал на новое
судебное разбирательство.
     Рассмотрев  дело  по  протесту первого заместителя Председателя
Верховного  Суда,  судебная  коллегия  по уголовным делам Верховного
Суда  7  декабря  2001  г.  кассационное определение и постановление
президиума отменила, указав следующее.
     В  соответствии  с  ч.2  ст.413  УПК  определение  кассационной
инстанции,  определение и постановление надзорной инстанции подлежат
отмене,  если  суд,  рассматривающий  протест,  признает,  что   при
рассмотрении дела в вышестоящем суде были допущены нарушения закона,
которые  повлияли  или могли повлиять на правильность вынесенного им
определения или постановления.
     Согласно  ч.2  ст.415 УПК суд, рассматривающий уголовное дело в
порядке  надзора,  не  вправе  устанавливать или считать доказанными
факты,  которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им, а
равно не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности
обвинения,  о  достоверности  или  недостоверности  того  или  иного
доказательства  и о преимуществах одних доказательств перед другими,
о применении судом первой инстанции того или иного уголовного закона
и о мере наказания.
     Рассматривая уголовное  дело  по  протесту  прокурора г.Минска,
президиум Минского  городского  суда  данное  требование  закона  не
выполнил.  В постановлении президиума от 18 июля 2001 г.  содержатся
категоричные    выводы    относительно     оценки     доказательств,
представленных  органами  предварительного  следствия (...следствием
достоверно установлено...),  а также  относительно  выводов  суда  в
части  оценки доказательств (...доводы суда не могут быть приняты во
внимание...),  что недопустимо при рассмотрении  уголовного  дела  в
порядке надзора.
     Кроме  того, поскольку истекли установленные ст.83 УК 1999 года
сроки давности привлечения Ш. к уголовной ответственности в пределах
предъявленного  ему органом предварительного следствия обвинения, то
суд  надзорной  инстанции  не  вправе  ставить  вопрос  о   мягкости
назначенного наказания и отменять по этому основанию приговор.
     В соответствии  с  ст.83  УК  1999  года  лицо освобождается от
уголовной  ответственности,  если  со  дня  совершения  преступления
истекло  два года,  при совершении преступления,  не представляющего
большой общественной опасности.  Срок давности  исчисляется  со  дня
совершения  преступления до дня вступления в законную силу приговора
суда и не прерывается возбуждением уголовного дела.
     Судебная  коллегия по уголовным делам Минского городского суда,
рассматривая дело в кассационном порядке, правильно применила новые,
более  льготные  сроки давности, установленные ст.83 УК 1999 года, к
преступлениям,  в  совершении  которых  признан  виновным Ш. В то же
время  судебная  коллегия,  вопреки требованиям ст.83 УК и ч.2 ст.29
УПК,  приняла  неправильное решение об освобождении Ш. от наказания,
поскольку  указанные  нормы  закона  предусматривают освобождение от
уголовной  ответственности с прекращением производства по уголовному
делу.
     К тому же суд кассационной инстанции необоснованно уклонился от
рассмотрения  по существу кассационной жалобы потерпевшей и протеста
прокурора  в части исключения судом из обвинения Ш. эпизода утери по
халатности вещественных доказательств.
     Суд  кассационной инстанции сослался в определении на то, что в
основной  кассационной  жалобе  и  в  протесте  прокурора не указаны
конкретные  основания  несогласия  с  приговором  суда в этой части.
Только  в  дополнениях  к  жалобе  и протесту, поданных по истечении
срока   кассационного  обжалования  и  опротестования,  указано   на
необоснованное исключение из обвинения данного эпизода. Поскольку же
такие дополнения ухудшают положение обвиняемого, то в соответствии с
ч.4  ст.376  УПК  1999  года  они  не  могут  быть рассмотрены судом
кассационной инстанции.
     Такой   вывод  суда  кассационной  инстанции  нельзя   признать
правильным.
     Как   следует  из  материалов  дела,  кассационный  протест   и
кассационная жалоба потерпевшей поданы в установленный законом срок.
В  них ставился вопрос об отмене приговора в связи с незаконностью и
необоснованностью.    После  ознакомления  с  протоколом   судебного
заседания  и  до  начала  рассмотрения  дела  в  суде   кассационной
инстанции  потерпевшей были поданы дополнения к кассационной жалобе.
Также  в  указанный период времени был подан дополнительный протест.
Действия потерпевшей и прокурора не противоречили требованиям ст.337
УПК  1960  года.  Более  того,  дополнительная  кассационная  жалоба
потерпевшей  и  дополнительный протест прокурора приняты судом, а не
возвращены    лицам,    их  подавшим,  по  причине  пропуска   срока
кассационного обжалования и опротестования.
     Согласно  ст.5  УПК  1999 года при производстве по материалам и
уголовному    делу    применяется   уголовно-процессуальный   закон,
действующий  соответственно  во  время  дознания,   предварительного
следствия,  рассмотрения  дела  судом  и  при  разрешении  вопросов,
возникающих при исполнении приговора.
     Поскольку   кассационные  жалобы  потерпевшей  и   кассационный
протест  прокурора поданы в период действия уголовно-процессуального
закона  1960  года  и  с  соблюдением  последнего,  то они подлежали
рассмотрению судом кассационной инстанции по существу.
     При    таких    обстоятельствах   кассационное  определение   и
постановление  президиума  по  настоящему  уголовному  делу   нельзя
признать  законными  и обоснованными и они подлежат отмене, а дело -
передаче на новое кассационное рассмотрение.