СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ
 БЕЛАРУСЬ

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 4 февраля 1997 г.

 УМЫШЛЕННОЕ УБИЙСТВО НЕОБОСНОВАННО КВАЛИФИЦИРОВАНО
 КАК УМЫШЛЕННОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ТЯЖКИХ ТЕЛЕСНЫХ
 ПОВРЕЖДЕНИЙ, ПОВЛЕКШИХ СМЕРТЬ ПОТЕРПЕВШЕЙ

===

 Извлечение

 По приговору судебной коллегии по уголовным делам Гомельского
областного суда от 6 февраля 1996 г. В. осужден по ч.2 ст.106 УК на
восемь лет лишения свободы в ИТК строгого режима.
 Органами предварительного следствия В. было предъявлено
обвинение в том, что он, находясь в состоянии алкогольного
опьянения, около 20 часов 2 августа 1995 г. во дворе своего дома с
целью умышленного убийства во время ссоры в присутствии своей дочери
и внучки потерпевшей стал избивать свою мать. Удары наносил руками,
ногами и палкой, причиняя ей особые мучения. Затем затащил в дом,
оставил на полу в кухне, а сам ушел спать. От причиненных телесных
повреждений потерпевшая в 3 часа 3 августа 1995 г. умерла.
 Эти действия В. органами предварительного следствия были
квалифицированы по п."е" ст.100 УК.
 Суд не усмотрел в действиях В. умысла на лишение жизни матери,
признал его виновным в умышленном причинении ей тяжких телесных
повреждений, носящих характер мучения и истязания, повлекших смерть,
переквалифицировал их с п."е" ст.100 на ч.2 ст.106 УК.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда
определением от 4 февраля 1997 г. удовлетворила протест заместителя
Председателя Верховного Суда и отменила приговор в отношении В.,
дело передала на новое судебное рассмотрение по следующим
основаниям.
 В обоснование переквалификации действий В. с п."е" ст.100 УК на
ч.2 ст.106 УК суд в приговоре указал, что механизм образования
телесных повреждений, их характер и локализация с безусловностью не
свидетельствуют об умысле В. на убийство, ибо ни одно из причиненных
матери телесных повреждений само по себе не могло повлиять на
смертельный исход.
 Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда не
согласилась с доводами приговора и в определении указала, что из
материалов дела усматривается, что В. около 20 часов 2 августа
1995 г. затеял ссору с матерью и в присутствии своей дочери и внучки
потерпевшей стал ее жестоко избивать, а затем затащил в дом, оставил
на полу в кухне и ушел спать. Смерть потерпевшей наступила в 3 часа
3 августа 1995 г. от тупой травмы тела, сопровождавшейся переломами
ребер, плеча, множественными обширными кровоподтеками, ссадинами и
ушибленными ранами тела и тяжелым травматическим шоком.
 Как разъяснил Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в п.6
постановления N 3 от 15 марта 1991 г. "О судебной практике по делам
об умышленных тяжких телесных повреждениях", умышленное причинение
тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего,
квалифицируется по ч.2 ст.106 УК лишь в том случае, если у виновного
был умысел на причинение тяжкого телесного повреждения и
неосторожная вина к последствиям.
 Наступление смерти потерпевшего, последовавшей в результате
умышленного нанесения тяжких телесных повреждений, не в момент их
причинения, а спустя некоторое время после этого, при наличии умысла
на убийство охватывается составом умышленного убийства и не должно
квалифицироваться по ч.2 ст.106 УК.
 Решая вопрос о содержании умысла виновного, суды должны
исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного
преступления и учитывать, в частности, средства и орудия
преступления, способ их использования, количество, характер и
локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, в область
жизненно важных органов человека: голову, шею, печень, пах), причины
прекращения преступных действий и т.д., а также предшествующее
поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, характер
действий после совершения преступления.
 По настоящему делу указанное разъяснение Пленума Верховного
Суда не выполнено, что привело к принятию неубедительного решения о
переквалификации действий осужденного.