СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                            ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 21 октября 1997 г.


 ПРИГОВОР И КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТМЕНЕНЫ ИЗ-ЗА
 СУЩЕСТВЕННЫХ НАРУШЕНИЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

===

                             Извлечение

     По приговору  суда  Витебского  района  от 26 марта 1997 г.  П.
осужден по ч.2 ст.201 УК на два года лишения свободы,  по ч.2 ст.106
УК   на  пять  лет  лишения  свободы.  По  совокупности  совершенных
преступлений окончательно  назначено  пять  лет  лишения  свободы  с
отбыванием  наказания  в  исправительно-трудовой  колонии усиленного
режима.
     Постановлено взыскать   с  П.  в  пользу  И.  34850616  руб.  в
возмещение  материального   ущерба,   20000000   руб.   материальное
возмещение  морального  вреда  и  3501062  руб.  госпошлины  в доход
государства.
     Определением судебной  коллегии  по  уголовным делам Витебского
областного суда  от  28  мая  1997  г.  приговор  изменен,  действия
осужденного переквалифицированы с ч.2 ст.106 УК на ч.1 ст.104 УК, по
которой  назначено  три  года  лишения  свободы  и  по  совокупности
преступлений  окончательно  назначено  три  года  лишения  свободы в
исправительно-трудовой колонии усиленного режима.  В остальной части
приговор оставлен без изменения.
     По приговору (с учетом внесенных в него изменений)  П.  признан
виновным  в  том,  что 28 июля 1995 г.  около 12 часов в д.Гребеница
Шумилинского  района   в   состоянии   алкогольного   опьянения   из
хулиганских   побуждений   пытался   нанести  удар  кулаком  в  лицо
незнакомому ему И.  На замечания граждан  В.  и  К.  не  реагировал,
угрожал им расправой.  Продолжая хулиганские действия,  нанес удар в
лицо И.,  от которого последний упал и от падения  получил  закрытую
черепно-мозговую  травму,  относящуюся  к  категории тяжких телесных
повреждений, повлекшую наступление смерти.
     Рассмотрев протест и.о.  Председателя Верховного Суда, судебная
коллегия по уголовным делам  Верховного  Суда  21  октября  1997  г.
отменила  приговор  и  кассационное  определение  и передала дело на
новое расследование, указав следующее.
     Предъявленное П.  обвинение  по мотиву содеянного неконкретно и
содержит  противоречия,   что   является   существенным   нарушением
уголовно-процессуального   закона.  Так,  органами  предварительного
следствия П.  предъявлено обвинение в том,  что  он  из  хулиганских
побуждений, проявляя особую дерзость, пытался нанести удар кулаком в
лицо И.,  на замечания В. и К. не реагировал, угрожал расправой, чем
совершил  злостное  хулиганство,  отличающееся  по своему содержанию
особой дерзостью.
     При этом,   как   указано   в   обвинении,   он  же  из  личных
неприязненных отношений нанес удар рукой в  лицо  И.,  причинил  ему
кровоподтек,  закрытую  черепно-мозговую  травму,  повлекшую  смерть
потерпевшего.
     При новом расследовании дела органам предварительного следствия
необходимо   конкретизировать   обвинение,   исключить    из    него
противоречия  или раскрыть основания,  по которым следствие пришло к
выводу,  что П. из хулиганских побуждений пытался нанести удар рукой
в  лицо  И.,  а  затем  нанес  удар  и причинил телесные повреждения
потерпевшему уже на почве личных неприязненных отношений, так как от
этого зависит правильность принятого решения по делу.
     Постановляя приговор,  суд  вышел  за  пределы   предъявленного
обвинения  и  признал  осужденного виновным в нанесении удара И.,  в
причинении  телесных  повреждений  из   хулиганских   побуждений   и
квалифицировал  действия  П.  в  этой  части по ч.2 ст.201 УК,  хотя
обвинение ему в этом не предъявлялось.
     В нарушение   требований   ст.15  УПК  органы  предварительного
следствия и суд не приняли  всех  предусмотренных  законом  мер  для
всестороннего,  полного  и  объективного  исследования обстоятельств
дела,  выявления как уличающих,  так и оправдывающих обвиняемого,  а
также смягчающих и отягчающих его ответственность обстоятельств.
     По заключению судебно-медицинского эксперта А. при исследовании
трупа И. обнаружены кровоподтек в окружности правого глаза, закрытая
черепно-мозговая  травма  с  кровоизлиянием  под   мягкую   мозговую
оболочку  в  лобно-теменной области справа и кровоизлиянием в мягкие
ткани головы в  теменно-затылочной  области  справа,  относящиеся  к
категории тяжких телесных повреждений.
     Закрытая черепно-мозговая травма повлекла наступление смерти  и
вполне  могла образоваться при падении с высоты собственного роста и
удара  теменно-затылочной  областью   головы   о   широкую   твердую
поверхность.
     Заключение эксперта  неполно,   вызывает   сомнение   и   носит
предположительный характер.  Аналогичные предположительные выводы по
механизму образования у погибшего закрытой  черепно-мозговой  травмы
содержатся   и   в  заключениях  судебно-медицинского  эксперта  Я.,
основанных на исходных данных, указанных экспертом А.
     Согласно показаниям осужденного он нанес удар рукой в лицо И. и
пытался нанести ему,  лежащему,    удар  ногой,  но  не  смог  этого
сделать.  В то же время, по показаниям свидетелей-очевидцев В., К. и
К-ва,  осужденный П.  нанес И.  удар ногой в  голову  и  потерпевший
скончался на месте. При этом В. и К. показали, что П. ударил ногой в
правую сторону головы потерпевшего.
     Показания свидетелей-очевидцев      органы     предварительного
следствия и суд признали несостоятельными и сослались  на  показания
осужденного и заключения судебно-медицинских экспертов.  Следствие и
суд пришли к выводу, что П. не наносил удар ногой в голову И.
     Однако с  такими  выводами следствия и суда согласиться нельзя,
поскольку они не основаны на всестороннем исследовании обстоятельств
дела и являются преждевременными.
     Органы предварительного  следствия  и  суд  в  полной  мере  не
проверили показаний свидетелей-очевидцев, не исследовали возможность
образования у И.  закрытой черепно-мозговой травмы от  удара  ногой,
что  в  установленном  законом  порядке необходимо сделать при новом
расследовании дела.  При необходимости  следует  назначить  по  делу
повторную,  в том числе и комиссионную экспертизу,  выполнить другие
следственные действия, так как от результатов полного, всестороннего
исследования  обстоятельств  дела  зависят  правильность юридической
оценки деяний П. и принятого решения по делу.
     Как следствие,  так  и  суд,  согласившись с показаниями П.,  с
выводами экспертов об образовании  у  И.  закрытой  черепно-мозговой
травмы   от   падения,  в  то  же  время  допустили  противоречия  и
квалифицировали деяния осужденного по ч.2 ст.106 УК.
     Нельзя согласиться  и  с  решением  кассационной  инстанции  по
переквалификации действий П.  с ч.2 ст.106 УК на ч.1 ст.104 УК,  так
как оно   не   основано   на   всестороннем,  полном  и  объективном
исследовании обстоятельств дела.
     При рассмотрении дела судом допущены и другие нарушения закона.
Так,  взыскивая с осужденного 34850616 руб. в возмещение ущерба, суд
не  привел  соответствующих  расчетов.  Разрешая  иск о материальном
возмещении морального вреда и удовлетворяя его  лишь  частично,  суд
также в нарушение требований ст.ст.312, 316 УПК ничем не мотивировал
свое решение.
     При изложенных  обстоятельствах  состоявшиеся  по делу судебные
решения нельзя признать  законными  и  обоснованными,  они  подлежат
отмене, а дело передаче на новое расследование.