СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                            ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 21 октября 1997 г.


 ЛИЦО ОБОСНОВАННО ОСУЖДЕНО ЗА УМЫШЛЕННОЕ УБИЙСТВО

===

                             Извлечение

     По приговору судебной коллегии по  уголовным  делам  Брестского
областного суда от 12 сентября 1997 г. Д. осуждена по ст.101 и п."з"
ст.100 УК.
     В кассационной  жалобе  осужденная указала,  что второй ребенок
после рождения не подавал признаков жизни и она пришла к выводу, что
он  мертвый  и  положила его на пол.  Второго ребенка не убивала.  В
связи с чем просила об отмене приговора  в  части  осуждения  ее  по
п."з" ст.100 УК.
     Рассмотрев кассационную жалобу осужденной, судебная коллегия по
уголовным делам Верховного Суда пришла к выводу, что виновность Д. в
умышленном убийстве двоих новорожденных детей доказана. Оставляя без
удовлетворения  кассационную  жалобу  Д.,  судебная коллегия в своем
определении от 21 октября 1997 г. указала следующее.
     Из протокола  от  22  февраля  1997  г.  усматривается,  что на
балконе квартиры в полиэтиленовых пакетах были обнаружены два  трупа
новорожденных  детей.  Один  труп  новорожденной  девочки  помещен в
отдельный полиэтиленовый пакет головой  к  днищу  и  в  области  шеи
перевязан телефонным кабелем, а на шее завязано трикотажное изделие.
Другой труп девочки был завернут в комбинацию.
     Согласно заключению судебно-медицинского эксперта девочка весом
2 кг 300 г родилась доношенной и жизнеспособной. Ее смерть наступила
от  механической  асфиксии  в  результате  сдавливания органов шеи и
закрытия верхних  дыхательных  путей.  Девочка  весом  2  кг  500  г
родилась  также доношенной и жизнеспособной.  Смерть ее наступила от
общего переохлаждения организма, то есть в результате оставления без
надлежащей  помощи,  когда  ребенок  мог жить до нескольких десятков
минут.
     По заключению   судебно-медицинского   эксперта  у  Д.  имелась
беременность, которая закончилась родами в период беременности 37-40
недель.  После  родов  она  могла совершать активные,  осмысленные и
целенаправленные действия. По поводу беременности на учете в женской
консультации не состояла.
     Допрошенная на предварительном следствии и в судебном заседании
Д.  признала, что была беременна и в ночь со 2-го на 3-е января 1997
г.  дома родила двоих девочек,  вторую примерно через 10 минут после
первой.  Первый  ребенок закричал,  но она рукой закрыла ему рот,  а
затем положила на простынь на полу в кухне.  Ребенок уже не  кричал,
был мертвый. Через некоторое время родила второго ребенка и положила
на простынь.  Потом трупы новорожденных  положила  в  пакет.  По  ее
просьбе утром дочь пригласила К., которой рассказала о случившемся.
     К. показала,  что Д.  является ее подругой и ей  известно,  что
последняя была беременной и собиралась сделать аборт, но не сделала.
Утром 3 января 1997 г.  около 10 часов пришла дочь Д. и сказала, что
мать просит зайти к ним.  Она пришла к Д.  и последняя сказала,  что
родила двойню. Первому ребенку закрыла рот ладонью и перевязала шею.
Второй   ребенок  был  слабый  и  умер.  Оба  ребенка  находились  в
полиэтиленовом пакете.  К.  посмотрела и  убедилась,  что  они  были
мертвые.
     Свидетели Ч.  и Д-ич,  Д-в,  бывший муж Д.  показали,  что были
слухи о том, что Д. беременна, но последняя это отрицала.
     Утверждение Д.  в кассационной жалобе о том, что второй ребенок
родился нежизнеспособным и не подавал признаков жизни, опровергается
заключением судебно-медицинского эксперта о том,  что данный ребенок
родился доношенным и жизнеспособным, а умер от общего переохлаждения
организма.
     По делу установлено,  что Д.  скрывала беременность,  не желала
рождения  ребенка.  Родив  первого,  она  лишила  его   жизни,   что
свидетельствует   об   умысле  на  убийство  и  второго  родившегося
жизнеспособного ребенка,  которого положила на пол  и  оставила  без
оказания  необходимой  помощи,  хотя обязана была это сделать,  имея
реальную возможность.
     Из поведения  Д.  и  ее  действий  после  родов  по отношению к
родившимся младенцам видно, что она желала наступления их смерти.
     Преступные действия  Д.  по  ст.101,  выразившиеся в умышленном
убийстве  первого  новорожденного  ребенка,  по  п."з"  ст.100   УК,
выразившиеся   в   умышленном  убийстве  второго  новорожденного  ею
ребенка, квалифицированы правильно.