ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
                 ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПРИМЕНЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЛАМ О ВЫМАНИВАНИИ КРЕДИТА
ИЛИ ДОТАЦИЙ (ст.150-2 УК)
                 

     Верховным Судом Республики Беларусь изучена практика применения
судами законодательства по делам о выманивании кредита или  дотаций.
Материалы обобщения обсуждены на Пленуме Верховного Суда,  который 8
июня 1998 г. принял соответствующее постановление.
     Согласно ст.150-2 УК выманивание кредита или дотаций может быть
совершено в форме действия,  выражающегося в представлении  заведомо
ложных   документов   и  свидетельств  об  обстоятельствах,  имеющих
существенное значение для получения  кредита  или  дотаций,  либо  в
форме    бездействия,   которое   представляет   собой   несообщение
уполномоченным органам  информации  о  возникновении  обстоятельств,
могущих  повлечь  приостановление  кредитования  или дотирования или
ограничение размеров выделенного кредита либо дотаций.
     Пленум в  п.3  постановления разъяснил судам,  что под заведомо
ложными документами и свидетельствами  следует  понимать  поддельные
документы,  представленные  банку  или иному кредитору в обоснование
кредитного запроса либо о гарантии его возврата,  а также  подлинные
документы,   но   содержащие   не  соответствующие  действительности
сведения, позволяющие получить кредит или дотацию.
     Под обстоятельствами,   имеющими   существенное   значение  для
получения кредита или дотаций,  следует понимать платежеспособность,
финансовое   положение,   состояние  бухгалтерского  учета  субъекта
хозяйствования, другие данные, связанные с кредитованием.
     К обстоятельствам,   влекущим  приостановление  кредитования  и
дотирования могут быть отнесены: изменения в экономическом положении
кредитополучателя, срыв заключения договора, под выполнение которого
выдавался  кредит,   невыполнение   объема   работ   при   поэтапном
финансировании за счет кредита и др.
     Рассматриваемое преступление  в  форме  представления  заведомо
ложных  документов  и  свидетельств суды обоснованно квалифицировали
как оконченное преступление с момента их  представления,  независимо
от того, получен ли в результате кредит или дотация.
     Судом г.Барановичи за выманивание кредита  осужден  Т.  Работая
генеральным директором малого предприятия "Тонус", с целью получения
кредита в сумме 500 млн.руб. он представил в филиал "Белжелдорбанка"
договоры   о  заключенных  сделках  МП  "Тонус"  с  производственным
кооперативом "Дектрин" и производственно-коммерческой фирмой "Галс",
накладную  о  получении  270  тонн  пшеницы  на  сумму 496 млн.  800
тыс.руб.,  договор  с  торговой  фирмой  "Дитва"   о   принятии   на
ответственное  хранение  этой  пшеницы  и справку о нахождении ее на
ответственном хранении в этой фирме.
     При проверке  банком было установлено,  что указанные документы
являются ложными, поэтому в выдаче кредита Т. было отказано.
     Действия виновного  суд  квалифицировал  по  ст.150-2   УК  как
оконченное  преступление.  Пленум  Верховного  Суда  признал   такую
практику правильной.
     Диспозицией ст.150-2  УК   предусмотрен   специальный   субъект
ответственности  за  данное  преступление,  однако  в  практике  это
учитывается не всегда.  В результате к уголовной ответственности  за
выманивание  кредита  привлекались  лица,  не  являющиеся  субъектом
данного преступления.
     Органами следствия директору производственно-коммерческой фирмы
"Стрелец" Б. наряду с другими преступлениями предъявлено обвинение и
в выманивании кредита и его действия квалифицированы по ст.150-2 УК.
     Суд Московского  района  г.Бреста  обоснованно   постановил   в
отношении  Б.  оправдательный приговор,  поскольку кредит сбербанком
выдавался ему на потребительские нужды как частному лицу,  а не  как
должностному лицу - директору ПКФ "Стрелец".
     В целях  предупреждения  ошибок  в  п.7  постановления   Пленум
разъяснил,  что  субъектами преступления,  предусмотренного ст.150-2
УК,  являются предприниматели без образования юридического лица  или
должностные  лица  предприятий,  учреждений,  организаций  всех форм
собственности,  которым   законом   или   иным   нормативным   актом
предоставлено  право  заключения кредитного договора на условиях и в
порядке, предусмотренном Положением о банковском кредите.
     Пленум разъяснил  также в п.8 постановления,  что действия лиц,
не являющихся специальными субъектами данного вида преступления,  но
умышленно  содействовавших  выманиванию кредита или дотаций,  должны
квалифицироваться как соучастие в этом преступлении,  а  должностных
лиц   -  и  по  статьям  УК,  предусматривающим  ответственность  за
соответствующие должностные преступления.
     При изучении  установлено,  что  в  практике  работы  судов нет
единства относительно того, требуется ли дополнительная квалификация
по ст.ст.171 и 192 УК в случаях использования лицом изготовленных им
заведомо ложных документов при совершении выманивания кредита.
     С., являясь директором малого предприятия "Авангард" и общества
с ограниченной ответственностью "Лазурит", с целью получения кредита
составил  фиктивный  договор  о  поставке  продуктов  питания  из МП
"Авангард"  в  000  "Лазурит"  и  накладную  о  получении  указанных
товаров.   По   этим   и   другим   документам   С.  получил  в  АКБ
"Белпромстройбанк" кредит  в  сумме   85   млн.руб.,   который   был
использован им для погашения предыдущих кредитов.
     Судом г.Орши С.  осужден за должностной  подлог  и  выманивание
кредита (ст.ст.171, 150-2 УК).
     По делу П.  Минский городской суд занял иную  позицию.  Являясь
соучредителем и директором 000 "Тарно", П. с целью получения кредита
представил в филиал АСБ "Беларусбанк" вместе с заявлением и  другими
документами   составленный   бухгалтерский   баланс,  содержащий  не
соответствующие действительности показатели прибыли,  и на основании
кредитного договора 000 "Тарно" получило кредит в сумме 19 млн.  491
тыс. 399 немецких марок.
     Органами предварительного   следствия   наряду  с  выманиванием
кредита (ст.150-2  УК) П.  предъявлено обвинение и в  том,  что  он,
являясь  должностным  лицом,  из  корыстной  заинтересованности внес
ложные сведения в официальный документ (баланс 000 "Тарно"), то есть
совершил   должностной   подлог   и   его   действия  в  этой  части
квалифицированы по ст.171 УК.
     Судебная коллегия  по  уголовным делам Минского городского суда
ст.171 УК из обвинения исключила.
     С целью   обеспечения  единообразия  судебной  практики  Пленум
разъяснил,  что  подделка   документов,   внесение   в   официальные
документы   ложных  сведений и представление таких документов банкам
или иным кредитным  организациям  в  целях  получения  кредита  либо
дотаций   охватывается   составом   преступления,   предусмотренного
ст.150-2  УК,  и  дополнительной  квалификации   не   требует   (п.9
постановления).
     Создание лжепредпринимательской   структуры   и   представление
лжепредпринимателем   кредитору   заведомо   ложных   документов   и
свидетельств об обстоятельствах,  имеющих существенное значение  для
получения    кредита   следует   квалифицировать   по   совокупности
преступлений.
     По этому пути, как показало изучение, и идет судебная практика.
     Примером типичных   действий   преступников   по    выманиванию
банковского  кредита  с  помощью  специально созданных лжефирм может
служить дело по обвинению Ч.,  который,  действуя совместно с Т.,  в
1993  году  учредил коммерческую лжефирму (ООО "Гринфис") и приобрел
еще  одну  фирму  (ООО   "Кейри").   Фирмы   были   зарегистрированы
соответственно  в  Центральном  и  Партизанском исполкомах г.Минска,
поставлены на учет в Государственной налоговой инспекции.
     Не намереваясь  осуществлять  уставную  деятельность,  с  целью
выманивания  кредитов  Ч.  и  Т.,  как  директора  указанных   фирм,
неоднократно  заключали  между  собой  ложные  договоры на закупку и
реализацию  масла  растительного,  которого  в  действительности   в
наличии  не  было.  На  основании этих фиктивных договоров заключали
кредитные договоры с акционерно-коммерческими банками  г.Минска    и
Минской  области и получили таким образом кредиты на общую сумму 915
млн. 194 тыс. 900 руб.
     Согласно актам  документальных ревизий,  имеющимся в материалах
дела,  фирмы  "Гринфис"  и   "Кейри"   уставной   деятельностью   не
занимались, а только пользовались кредитами.
     Судом Фрунзенского  района   г.Минска   Ч.   был   осужден   по
совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.150-1 и 150-2 УК.
     В судебной   практике    встречаются    случаи    неправильного
разграничения   выманивания   кредита   и  хищения  имущества  путем
мошенничества.  Одна  из  причин  ошибочной  правовой  оценки   этих
действий   заключается   прежде   всего   в   неглубоком   выяснении
субъективной стороны преступления,  что нередко приводит к ошибочной
квалификации   содеянного.   В   ряде  случаев  выманивание  кредита
признавалось  там,  где  в  действительности  совершено  хищение,  и
наоборот.
     Вот один из примеров.  Органами предварительного  следствия  М.
наряду с другими преступлениями предъявлено обвинение и в том,  что,
являясь директором 000 "Солтэм",  представила  в  АКБ  "Кредкомбанк"
заведомо   ложные   документы:   технико-экономическое   обоснование
возврата кредита,  страховое  свидетельство,  договор  купли-продажи
товаров     со     спецификацией    на    10    тракторов    МТЗ-82,
товарно-транспортную накладную на отгрузку шести тракторов,  договор
поручительства   от  имени  Белорусской  республиканской  ассоциации
"Гражданское и  промышленное  строительство",  контракт  на  продажу
тракторов в Республику Адыгея. По этим документам М. получила кредит
в сумме 500 млн.руб.  Эти кредитные средства она не использовала  по
целевому  назначению,  а  завладела  ими  и  распорядилась по своему
усмотрению.
     Действия М. были квалифицированы по ст.ст.150-2 и 91-1 УК.
     Суд Первомайского района г. Минска М. по ст.91-1 УК оправдал, а
осудил по ст.150-2 УК на два года лишения свободы с  лишением  права
занимать   должности,   связанные  с  хозяйственно-распорядительными
функциями, сроком на пять лет.
     Судебная коллегия  по  уголовным делам Минского городского суда
приговор отменила и дело в отношении М.  направила на новое судебное
рассмотрение.  Коллегия указала, что районный суд сделал поспешный и
не основанный на материалах дела вывод о том,  что виновная, получив
по  поддельным  документам  кредит в сумме 500 млн.руб.,    не имела
умысла на обращение его в свою собственность.
     Прослеживание фактической  траты кредитных средств подтвердило,
что взятые с использованием  подложных  документов  на  3  месяца  в
кредит  средства  для закупки тракторов,  М.  не направляла на цели,
указанные  в  кредитном  договоре.  Виновная  не  имела  возможности
исполнить   обязательства   по   возврату   кредита,  на  протяжении
длительного времени мер к его погашению не  предпринимала  и,  более
того,   не   намеревалась   его  возвращать,  поскольку  знала,  что
ответственность  по  кредитному  договору  будет  нести  поручитель.
Кредитные   средства  были  использованы  ею  в  личных  целях  (для
погашения своих  долгов  и  приобретения  путевок  для  отдыха).  На
основании  этих  данных  суд  при  новом  рассмотрении дела пришел к
выводу, что М. совершила не выманивание кредита, а хищение кредитных
средств путем мошенничества.
     По ряду  дел   органы   следствия   не   вдавались   в   оценку
доказательств  вины участников преступления и одни и те же действия,
связанные с получением кредитных средств по  поддельным  документам,
квалифицировали  и  как  выманивание  кредита,  и  как хищение путем
мошенничества.
     Б. предъявлено  обвинение  в  том,  что,  являясь учредителем и
директором  производственно-коммерческой  фирмы  "Девис",  с   целью
получения кредита представил в АКБ "Олимп" в числе других документов
и заведомо ложные договоры купли-продажи парфюмерных изделий,  якобы
заключенные ПКФ "Девис" с СП "Вест-ист"  и  ООО  "Антен"  и  выманил
кредит  в сумме 300 млн.руб.  Он также обвинен в хищении имущества в
особо крупных размерах путем обмана и  злоупотребления  доверием,  а
именно, в хищении в банке "Олимп" указанных кредитных средств.
     Действия Б. были квалифицированы по ст.ст.150-2 и 91-1 УК.
     Рассмотрев дело,  суд  Фрунзенского  района  г.Минска  с учетом
конкретных  обстоятельств  дела  не  усмотрел  в  действиях  состава
преступления,  предусмотренного ст.91-1 УК. Такое решение суд принял
исходя из следующего.  Подсудимый отрицал цель присвоения  кредитных
средств,  выданных ему банком, и утверждал, что кредит ему был выдан
под залог двух автобусов немецкой фирмы,  превосходящих по стоимости
сумму кредита. Эти доводы не опровергнуты и подтверждаются договором
залога имущества,  принадлежащего фирме "Девис",  которым подсудимый
вправе  был  распоряжаться.  Кроме  того,  согласно имеющимся в деле
документам кредит был погашен.
     С учетом такого рода  ошибок  Пленум  Верховного  Суда  обратил
внимание  на  необходимость тщательно выяснять направленность умысла
заемщика,  поскольку от этого зависит правильность квалификации  его
действий.  Если  виновное лицо преследует цель присвоения выманенных
средств,  то  такое  деяние  содержит   состав   хищения   в   форме
мошенничества   или  злоупотребления  служебным  положением    (п.11
постановления).
     В судах по-разному решался вопрос,  должны ли рассматриваться в
уголовном деле иски кредитных учреждений к осужденным по ст.150-2 УК
лицам.
     Так, одни суды при вынесении приговора одновременно  взыскивали
причиненный  кредитным  учреждениям  материальный  ущерб  исходя  из
предписаний ст.56 УПК,  согласно которой предъявленный к обвиняемому
гражданский  иск  подлежит  рассмотрению судом совместно с уголовным
делом.
     Другие  суды полагали,  что такие  иски судам  общей юрисдикции
неподведомственны  и должны  рассматриваться хозяйственными  судами.
При этом учитывалось следующее. По  смыслу ст.56 УПК гражданский иск
в уголовном деле  предъявляется лицом, понесшим  материальный ущерб,
от преступления. Поскольку ст.150-2 УК предусмотрена ответственность
предпринимателя  или  должностного  лица  субъекта хозяйствования за
выманивание  кредита  или  дотаций,  получению которого предшествует
заключение  кредитного   договора  между  кредитным   учреждением  и
субъектом  хозяйствования, то  иск, вытекающий  из данного договора,
должен   рассматриваться   хозяйственным   судом   (ст.23  закона  о
хозяйственном  суде).  Факт  осуждения  должностного  лица  субъекта
хозяйствования   по   ст.150-2   УК   не   является  основанием  для
рассмотрения такого иска в уголовном деле.
     В связи с этим Пленум в п.13 постановления разъяснил, что споры
о  взыскании  незаконно  полученного  кредита  или   дотаций   путем
совершения преступления,  предусмотренного ст.150-2 УК,  общим судам
неподведомственны.
     Правильное рассмотрение судами дел о  выманивании  кредита  или
дотаций   является   одним   из   средств  предупреждения  нарушений
законодательства в финансово-кредитной сфере.


 Старший консультант отдела
 обобщения судебной практики
 Верховного Суда Республики Беларусь                         Т.Лашук