ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

РАССМОТРЕНИЕ В СУДАХ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ПРАВ
ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

     До 2001  года  судебная  статистика не выделяла категорию дел о
защите прав потребителей.  В 2001 и 2002  годах  в  суды  Республики
Беларусь  поступило  соответственно  540  дел  и 531 дело,  в первом
полугодии 2003 г. - более 300 дел.
     Как показало изучение, чаще всего исковые требования заявлялись
о расторжении договоров купли-продажи товаров.
     Истцами  по  290 из 416 изученных дел являлись граждане, по 126
делам  -  общественные  объединения  потребителей,  217  исков  было
предъявлено к индивидуальным предпринимателям.

    Возбуждение дел и их подготовка к судебному разбирательству

     В соответствии с ст.85 ГПК государственные органы и юридические
лица могут от собственного имени обращаться в суд  с  заявлениями  в
защиту  прав  и  охраняемых  законом интересов других лиц в случаях,
предусмотренных  ГПК  и   иными   законодательными   актами.   Право
общественных  объединений потребителей на обращение в суд с исками в
защиту  прав  потребителя   (неопределенного   круга   потребителей)
предусмотрено ст.46 Закона "О защите прав потребителей"*.
______________________________
     *Далее - Закон.

     Изучение  выявило  случаи  необоснованного отказа в возбуждении
дел о защите прав потребителей.
     Определением  суда  Пуховичского  района отказано в возбуждении
дела по иску к С-о о расторжении договора купли-продажи. Определение
мотивировано  тем,  что заявление от имени общественного объединения
потребителей   подписано  заместителем  председателя,  а  не   самим
председателем  объединения; в заявлении С. общественному объединению
потребителей  не  содержится  просьбы о возбуждении дела в суде в ее
интересах.
     Определением  судебной  коллегии  по гражданским делам Минского
областного  суда  определение районного суда отменено и указано, что
согласно  приказу  председателя  общества,  право  подписи   исковых
заявлений  от  имени  общественного  объединения  в интересах членов
общества    предоставлено  заместителю  председателя.  Кроме   того,
обращаясь  в  общество  защиты  потребителей,  С. просила оказать ей
помощь в разрешении спора, в том числе и в судебном порядке.
     При возбуждении  дел  этой  категории,  о  чем  свидетельствует
обобщение,  у судов нет  единого  подхода  к  вопросу  о  наличии  у
заявителей   права  на  обращение  в  суд  с  иском  в  защиту  прав
конкретного потребителя.  Как правило,  суды предлагали общественным
объединениям потребителей представить данные о том, что потребитель,
в защиту прав которого подается  заявление,  является  членом  этого
общественного объединения.  В отдельных случаях суды возбуждали дела
по заявлениям общественных объединений потребителей  в  защиту  прав
потребителя    без   документов,   подтверждающих   членство   этого
потребителя в данном общественном объединении.
     Практика судов,    требующих    от   общественных   объединений
потребителей подтверждения  членства  потребителя,  не  противоречит
Закону и положениям ст.86 ГПК.
     Не  всегда  в  соответствии  с  законодательством   разрешались
вопросы подсудности дел о защите прав потребителей.
     Определением суда Ленинского  района  г.Минска  Д.  отказано  в
возбуждении  дела по иску к Белорусской железной дороге о возмещении
материального ущерба и морального вреда  в  связи  с  неподсудностью
дела  данному суду.  В определении указано,  что в исковом заявлении
поставлен вопрос о неправомерных  действиях  работников  Гомельского
отделения  Белорусской железной дороги,  являющегося самостоятельным
юридическим лицом,  - надлежащий ответчик  находится  на  территории
г.Гомеля и спор подсуден соответствующему суду этого города.
     Вместе с тем суд не учел,  что иск предъявлен к  перевозчику  -
Белорусской   железной   дороге,   то   есть  к  юридическому  лицу,
расположенному на территории Ленинского района  г.Минска.  В  данном
случае  подсудность  является  исключительной (п.3 ст.48 ГПК),  спор
подлежит рассмотрению в суде Ленинского района г.Минска.
     По этим    основаниям   определением   судебной   коллегии   по
гражданским  делам  Минского  городского   суда   определение   суда
Ленинского района г.Минска было отменено и заявление Д. направлено в
тот же суд для решения вопроса о возбуждении дела.
     В силу  положений  ст.ст.260-263 ГПК на стадии подготовки дел к
судебному  разбирательству   судам   следует   предлагать   сторонам
представить доказательства, необходимые для всестороннего, полного и
объективного  выяснения  действительных  обстоятельств,   касающихся
существа   спора.   Прежде   всего   имеются   в   виду   документы,
свидетельствующие о наличии договорных отношений  и  устанавливающие
характер  взаимоотношений  между  сторонами,  их права и обязанности
(договоры,  квитанции  и  др.),   а   также   иные   доказательства,
необходимые для правильного разрешения спора.
     Возбуждая дела о защите прав потребителей,  отдельные  суды  не
принимали  во  внимание,  что  в  соответствии  с  п.2  ст.43 Закона
потребители освобождаются от уплаты государственной пошлины по  всем
искам,  связанным  с  нарушением  их  прав,  и  в  качестве  причины
оставления искового заявления без движения указывали неоплату истцом
государственной пошлины.
     Суд Советского района г.Минска  оставил  без  движения  исковое
заявление   Т.   о  возмещении  материального  и  морального  вреда,
причиненного ненадлежащим выполнением наймодателем условий  договора
найма жилого помещения,  сославшись на то,  что исковое заявление не
оплачено государственной пошлиной.
     Президиум Минского    городского   суда   обоснованно   отменил
определение районного суда, указав, что требования Т. о ненадлежащем
выполнении  ответчиком  ремонтных работ,  необходимых для устранения
повреждений жилого помещения,  вытекают  из  договора  найма  жилого
помещения   и   в   соответствии   с  п.2  ст.43  Закона  от  уплаты
государственной пошлины она освобождена.

                          Рассмотрение дел

     Законодательство о защите прав потребителей может применяться к
отношениям,   возникающим   из   договора   найма  жилого  помещения
государственного жилищного  фонда,  поскольку  наймодатель  является
одновременно  и  исполнителем  услуг  по  ремонту  жилищного  фонда,
обеспечению   работы   инженерного   оборудования,    предоставлению
коммунальных   услуг   (Типовой   договор   найма  жилого  помещения
государственного жилищного фонда в Республике Беларусь, утвержденный
постановлением  Совета  Министров  Республики Беларусь от 8 сентября
1999 г.).
     Отсутствие  письменного  договора на выполнение работ (оказание
услуг)  не  свидетельствует  о  том, что возникшее правоотношение не
подпадает  под действие Закона. Поэтому и при отсутствии письменного
договора  суд  вправе  признать  наличие  договорных отношений между
сторонами и применить последствия, предусмотренные Законом.
     Из материалов дела по иску А.  о возмещении ущерба  в  связи  с
нарушением прав потребителя усматривается,  что в феврале 2002 г.  в
квартире,  принадлежащей истице на праве  собственности,  обнаружено
аварийное провисание потолка.  Ремонт потолка коммунальными службами
сделан  некачественно,  А.   за   собственные   средства   произвела
необходимые ремонтно-восстановительные работы, затраты на которые, а
также денежную  компенсацию  морального  вреда  просила  взыскать  с
ответчика.
     Как установлено судом,  с истицей не был  заключен  договор  на
техническое обслуживание квартиры,  отчислений на капитальный ремонт
она не производила,  однако вносила  платежи  за  пользование  жилым
помещением и за коммунальные услуги. В связи с этим суд Октябрьского
района   г.Могилева   пришел   к   выводу,   что    между    А.    и
жилищно-эксплуатационной организацией имелись фактические договорные
отношения  по  обслуживанию  и  эксплуатации  жилого  помещения,   а
соответствующий договор с А.  не был заключен по вине ответчика. Суд
правильно применил Закон,  взыскав в пользу А. понесенные расходы по
устранению   недостатков   выполненной   работы,  а  также  денежную
компенсацию морального вреда.
     Согласно ст.5   Закона   изготовитель  (исполнитель,  продавец)
обязан  своевременно   предоставлять   потребителю   необходимую   и
достоверную  информацию  о предлагаемых товарах (работах,  услугах),
соответствующую    установленным    законодательством    и    обычно
предъявляемым   в   розничной   торговле,   бытовом   и  иных  видах
обслуживания  потребителей  требованиям  к  содержанию  и   способам
предоставления такой информации.
     При  рассмотрении  споров  некоторые  суды  не  учитывали,  что
необходимая  и достоверная информация, обязанность по предоставлению
которой  лежит  на  изготовителе  (исполнителе,  продавце),   должна
касаться предмета договорного обязательства.
     Как предусмотрено п.4 ст.8 Закона,  при рассмотрении требований
потребителя  о  возмещении  убытков,  причиненных  непредоставлением
необходимой и достоверной  информации  о  товаре  (работе,  услуге),
следует  исходить  из  предположения  об  отсутствии  у  потребителя
специальных знаний о свойствах  и  характеристиках  товара  (работы,
услуги).   Представляется,   что  при  оценке  такого  понятия,  как
"специальные знания",  надо иметь в виду общеизвестные сведения (ч.1
ст.182 ГПК),  иными словами, сведения (о свойствах и характеристиках
товара,  работы,  услуги),  которые доступны широкому кругу граждан.
Как правило,  это факты: существование которых не вызывает сомнения;
о которых неоднократно сообщалось в средствах  массовой  информации;
информация  о  которых  независимо от времени,  прошедшего с момента
существования  факта,  не  утратила  своей  актуальности  (то   есть
большинство населения помнит о факте).
     В соответствии с ст.776 ГК по договору  хранения  одна  сторона
(хранитель)  обязуется  хранить вещь,  переданную ей другой стороной
(поклажедателем),   и   возвратить   эту   вещь    в    сохранности.
Законодательство  о  защите  прав  потребителей  может применяться к
отношениям, вытекающим из договора хранения, однако в силу положений
ст.1 Закона  исполнителями  услуг могут быть только организации,  их
филиалы,  представительства,  иные подразделения,  расположенные вне
места   нахождения   организации,   индивидуальные  предприниматели,
выполняющие работы или оказывающие услуги потребителю.
     В исковом заявлении Г. указал, что оставил принадлежащий ему на
праве   собственности  автомобиль  на  неохраняемой  автостоянке   у
магазина,  за  что Б., работающему дежурным сторожем на автостоянке,
передал  700  руб.  После  получения  денег  Б.  сделал  отметку   о
постановке  автомобиля в списке, который он вел (аналогичные события
имели  место  и  ранее,  что  подтверждено  показаниями свидетелей).
Автомобиль  Г.  был  похищен  со  стоянки  неустановленными  лицами,
поэтому  он  просил  взыскать  с  организации, в которой работал Б.,
причиненные в связи с хищением автомобиля убытки.
     В удовлетворении требований Г.  о взыскании с ответчика убытков
и компенсации морального вреда суд обоснованно отказал,  указав, что
договор хранения с организацией в данном случае не  заключался.  При
этом  суд признал,  что устный договор хранения между Г.  и Б.  имел
место.  Однако Б.  ненадлежащим образом выполнил  принятые  на  себя
обязательства,  поэтому  в  силу  ст.791  ГК  истец вправе требовать
привлечения его к материальной ответственности за  утрату  принятого
на хранение имущества.  Но в связи с тем что договор заключен истцом
с физическим лицом,  не являющимся индивидуальным  предпринимателем,
Закон к этим отношениям не применяется.
     При разрешении исковых требований об ответственности  хранителя
следует  также  иметь  в виду,  что убытки,  причиненные потребителю
утратой, недостачей или повреждением вещей, возмещаются хранителем в
соответствии  с  ст.364 ГК,  если законодательством или договором не
определено   иное   (п.1   ст.792   ГК).   Законом    (п.3    ст.35)
предусматривается,   что   в  случае  полной  или  частичной  утраты
(повреждения)   материала   (вещи),   принятого   от    потребителя,
исполнитель  обязан  в  трехдневный  срок  заменить  его  однородным
материалом (вещью) аналогичного качества и  по  желанию  потребителя
изготовить  изделие  из однородного материала (вещи) в согласованный
срок,  а при невозможности - возместить потребителю двукратную  цену
утраченного  (поврежденного)  материала  (вещи),  а  также  расходы,
понесенные потребителем.
     Суды не  всегда правильно определяли способ возмещения и размер
ущерба,  причиненного потребителю в связи с ненадлежащим выполнением
условий договора хранения.
     Б. в заявлении суду указал,  что сдал на хранение на  заводскую
автостоянку   принадлежащий   ему  автомобиль,  который  оттуда  был
похищен.  Истец просил обязать ответчика приобрести ему  аналогичный
похищенному   автомобиль.   Решением   суда   Первомайского   района
г.Бобруйска иск был удовлетворен.
     По протесту    заместителя    Председателя    Верховного   Суда
постановлением президиума Могилевского  областного  суда  решение  в
части  возложения  на  завод  обязанности приобрести автомобиль было
отменено,  постановлено новое решение  о  взыскании  с  ответчика  в
пользу  Б.  двукратной  стоимости  автомобиля.  При  этом  президиум
указал,  что  судом  первой  инстанции  правильно  установлена  вина
организации  в  необеспечении  сохранности  сданного Б.  на хранение
автомобиля.  Однако,  определяя  способ   возмещения   ущерба,   суд
необоснованно   возложил   на   нее   обязанность  приобрести  истцу
автомобиль,  поскольку такой вид транспорта на территории Республики
Беларусь не производится. Кроме того, при определении размера ущерба
суд учел однократную стоимость автомобиля,  хотя согласно п.3  ст.35
Закона следовало взыскать двукратную.
     В соответствии  с  ст.182  Банковского  кодекса   по   договору
банковского   вклада   (депозита)  одна  сторона  (вкладополучатель)
принимает от другой стороны (вкладчика) денежные  средства  -  вклад
(депозит)  и  обязуется  возвратить  вкладчику денежные средства,  а
также выплатить начисленные по вкладу (депозиту) проценты в  порядке
и  на условиях,  определенных договором.  Банковский вклад (депозит)
представляет  собой  денежные  средства  в  белорусских  рублях  или
иностранной валюте,  размещаемые физическими и юридическими лицами в
целях хранения и получения дохода  на  срок  или  до  востребования.
Доход   по   банковскому  вкладу  (депозиту)  выплачивается  в  виде
процентов,  а также в иной форме,  предусмотренной конкретным  видом
вклада, на условиях и в порядке, определенных договором.
     Таким    образом,    договор   банковского  вклада   (депозита)
предполагает получение гражданином - вкладчиком дохода и не является
возмездным  для вкладчика, отношения по такому договору регулируются
специальным  законодательством.  Поэтому  правильно  поступают суды,
которые не применяют Закон к отношениям по такому договору.
     Как показало   изучение,   у   судов   возникали   трудности  с
определением  характера  отношений  сторон  по  договору  о  долевом
строительстве  жилья  и  соотношения  этого  договора с иными видами
договоров, в частности с договором бытового подряда, к отношениям по
которому применяется законодательство о защите прав потребителей.  В
соответствии с Типовым  договором  о  долевом  строительстве  жилья,
утвержденным приказом Министерства архитектуры и строительства от 24
мая 1999 г.  №  136,  субинвестор  обязуется  по  заданию  инвестора
организовать   и   обеспечить  строительство  квартиры,  а  инвестор
обязуется оплачивать строительство согласно условиям  договора.  Как
правило,  договор  о долевом строительстве представляет собой особый
вид договора,  в котором сочетаются  элементы  нескольких  договоров
(смешанный договор  -  п.2  ст.391  ГК),  в  том  числе о совместной
деятельности.  В силу этого правильной является практика  судов,  не
применяющих   к   отношениям,   вытекающим   из   таких   договоров,
законодательство о защите прав потребителей.
     В ряде   норм  Закона  (ст.ст.19,  20,  30)  содержится  термин
"существенные недостатки товара (работы, услуги)". Определение этого
термина  приведено  в  ст.1  Закона:  существенный недостаток товара
(работы,  услуги) - неустранимый недостаток или недостаток,  который
не  может  быть  устранен  без  несоразмерных  расходов  либо затрат
времени,  или выявляется неоднократно,  или проявляется вновь  после
его устранения,  или другие подобные недостатки. Несмотря на то, что
ст.1   Закона   раскрывает   данное   понятие,    при    составлении
мотивировочной  части  решения  об удовлетворении иска судам следует
указывать  конкретные  основания,  в  связи  с  которыми  недостатки
признаются существенными.
     В материалах некоторых дел имеются  данные,  свидетельствующие,
что  расчеты  за  приобретенные  товары  произведены потребителями в
иностранной валюте. Разрешая споры в отношении таких сделок, суды не
всегда учитывали,  что сделки в иностранной валюте возможны только в
случаях,  предусмотренных  законодательством.  Между  тем  следовало
исходить  из  того,  что  совершенные без соблюдения этих требований
сделки,  в том числе и с потребителем,  ничтожны и к ним применяются
последствия недействительности сделок,  установленные ГК.  Ничтожные
сделки не влекут юридических последствий,  суды,  не  применяющие  к
отношениям   по   таким   сделкам  законодательство  о  защите  прав
потребителей, поступают обоснованно.

                    Возмещение морального вреда.
               Взыскание убытков, неустойки и штрафов

     Право на    компенсацию    морального    вреда,    причиненного
потребителям нарушением  их  прав,   предусмотрено   ст.17   Закона.
Требования о компенсации морального вреда были заявлены по 296 делам
из поступивших на изучение (71,2%).  Моральный вред возмещен по  130
делам  (94,2%  к  числу дел,  по которым требования о нарушении прав
потребителей  удовлетворены).  Исковые   требования   о   возмещении
морального  вреда,  как  правило,  заявляются  вместе с требованиями
имущественного характера (о взыскании неустойки, убытков, штрафов).
     В соответствии  с  ст.17  Закона  компенсация  морального вреда
осуществляется причинителем вреда при наличии его вины, если иное не
предусмотрено законодательными актами. Суды не всегда это учитывали.
     Изучение дел  также  показало,  что   в   большинстве   исковых
заявлений   не   указывается   характер   причиненных   потребителям
физических  и  нравственных   страданий   в   связи   с   нарушением
законодательства   о   правах   потребителей.   Чаще   всего   истцы
ограничивались просьбой возместить моральный вред,  не конкретизируя
свои  физические  и  нравственные  страдания,  а  суды  не  выясняли
указанные обстоятельства, что нельзя признать правильным.
     Следует отметить, что у судов нет единого подхода к определению
размера  компенсации  морального  вреда. Некоторые суды взыскивали в
возмещение    морального    вреда   денежную  сумму,  равную   сумме
материального ущерба.
     Между тем  в силу положений ст.17 Закона компенсация морального
вреда   осуществляется   независимо   от   подлежащего    возмещению
имущественного  вреда.  Поэтому  размер  компенсации  не  может быть
поставлен в зависимость от стоимости  товара  (работы,  услуги)  или
суммы  подлежащей взысканию неустойки,  а в каждом конкретном случае
должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю
нравственных   и  физических  страданий  и  с  соблюдением  принципа
разумности и справедливости.
     В ходе изучения дел выявлены ошибки судов при определении суммы
неустойки,  подлежащей взысканию в пользу потребителя.  В частности,
при  определении  размера  неустойки  суды  нередко  берут  в расчет
стоимость товара на момент заключения договора купли-продажи.  Но  в
соответствии с п.2 ст.24 Закона размер подлежащей взысканию в данном
случае неустойки  определяется  исходя  из  цены  товара  на  момент
вынесения решения.
     Имели место случаи,  когда размер взысканной судом неустойки  в
несколько  раз превышал размер причиненных потребителю убытков.  При
этом суды не всегда принимали во внимание,  что согласно ч.1  ст.314
ГК суд вправе по просьбе ответчика уменьшить размер неустойки,  если
она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
     По ряду изученных дел взыскан штраф в соответствующий бюджет за
несоблюдение   добровольного   порядка   удовлетворения   требований
потребителя (ст.43 Закона).  Отдельные суды не учитывали, что в силу
положений п.4 приведенной статьи штраф в размере взыскиваемой  суммы
налагается  на продавца,  изготовителя,  исполнителя за несоблюдение
ими добровольного  порядка  удовлетворения  требований  потребителя.
Поэтому  в  размер взыскиваемой суммы,  исходя из которой налагается
штраф, сумма судебных расходов не включается.

         Применение судами процессуального законодательства

     По изученным  делам  проведено  127   экспертиз,   в   основном
судебно-товароведческих.    Чаще   всего   производство   экспертизы
поручалось отделениям Белорусской  торгово-промышленной  палаты,  на
которую  постановлением  Совета  Министров Республики Беларусь от 27
января 1998 г.  № 110 "О некоторых вопросах деятельности Белорусской
торгово-промышленной палаты" возложена функция проведения экспертизы
товаров, сырья и оборудования.
     Некоторые суды  не  соблюдали требований ст.228 ГПК при решении
вопроса  о  назначении  дополнительной  и  повторной  экспертиз,  не
принимали  во внимание,  что дополнительная экспертиза назначается в
случае недостаточной ясности или неполноты экспертного заключения, а
повторная   -  при  несогласии  с  заключением  эксперта  по  мотиву
необоснованности,  сомнений в правильности заключения,  а также  при
противоречивости заключений разных экспертов.
     Обобщение показало,  что половина поступивших на  изучение  дел
окончена   вынесением  определений  о  прекращении  производства  по
основаниям п.3 ст.164 ГПК (принятие отказа  истца  от  иска)  и  п.4
ст.164 ГПК (утверждение мирового соглашения сторон).
     Некоторые суды принимали  отказ  от  иска  и  в  связи  с  этим
прекращали производство по делу,  не выяснив, в нарушение ст.285 ГПК
и п.25 постановления Пленума Верховного Суда от 28 июня 2001 г.  № 7
"О   применении   норм   Гражданского  процессуального  кодекса  при
рассмотрении дел в  суде  первой  инстанции",  причин  отказа  и  не
разъяснив   истцам  последствия  совершения  такого  процессуального
действия.
     Кроме того,  имели место случаи,  когда суды принимали отказ от
иска общественных объединений потребителей,  хотя истцами  по  таким
делам являются потребители и только они могут заявить отказ от иска.
В силу положений ч.3 ст.88 ГПК общественные объединения потребителей
могут  отказаться  от  своего  заявления,  поданного  в  защиту прав
потребителя,  и суд вправе принять их отказ от заявления. Однако это
не  является  основанием  прекращения производства по делу,  так как
потребитель в этом случае вправе  требовать  рассмотрения  спора  по
существу.
     В соответствии   с   п.5   ст.43    Закона    одновременно    с
удовлетворением   иска,   предъявляемого  в  интересах  потребителей
(неопределенного  круга  потребителей),  суд  принимает  решение   о
взыскании с ответчика в пользу общественных объединений потребителей
судебных расходов,  в том числе расходов по привлечению к участию  в
деле экспертов. В силу положений ст.114 ГПК судебные расходы состоят
из государственной пошлины и  издержек,  связанных  с  рассмотрением
дела.
     При удовлетворении  исковых  требований   суды   взыскивали   с
ответчиков   денежные   суммы,   уплаченные   истцами   общественным
объединениям потребителей за оказание юридических услуг.  Между  тем
оказание  общественным  объединением потребителей юридической помощи
членам  общественных  объединений,  а  также  обращение  в   суд   с
заявлением  в  защиту  их  прав и охраняемых законом интересов не на
безвозмездной,  а на платной основе противоречит целям общественного
объединения  и  на  такой  вид  деятельности  требуется  специальное
разрешение.  Практику судов,  которые  отказывали  в  удовлетворении
требований о взыскании расходов,  связанных с оказанием общественным
объединением потребителей платных услуг,  в том числе и членам  этих
общественных объединений, следует признать правильной.

Судебная коллегия                               Управление обобщения
по гражданским делам                            судебной практики
Верховного Суда                                 Верховного Суда
Республики Беларусь                             Республики Беларусь