СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                            ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 В СООТВЕТСТВИИ СО ст.47 ГК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНА СДЕЛКА, НЕ
 СООТВЕТСТВУЮЩАЯ ТРЕБОВАНИЯМ ЗАКОНА, В ТОМ ЧИСЛЕ УЩЕМЛЯЮЩАЯ
 ЛИЧНЫЕ ИЛИ ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ

                            (извлечение)

     Г.  в заявлении суду указала, что она с мужем Е. и двумя детьми
проживала  в  квартире  из  2-х  комнат.  В декабре 1996 г. браке Е.
расторгнут. По решению суда Солигорского района и г.Солигорска от 15
декабря 1997 г. она признана  утратившей право на эту жилую площадь.
Е. в  1998 году приватизировал квартиру,  для чего были использованы
его  жилищная  квота  и  жилищные  квоты  дочерей  -  О.,  1983 года
рождения,  и   Н.,  1984  года   рождения,  проживавших  на   момент
приватизации  в  указанной  квартире.  После  приватизации Е. продал
квартиру,  тем самым  лишил несовершеннолетних  детей жилой площади.
Поэтому    просила   признать    договор   купли-продажи    квартиры
недействительным.
     Решением суда  Солигорского  района  и  г.Солигорска   в   иске
отказано.
     Определением  судебной  коллегии  по гражданским делам Минского
областного суда от 11 марта 1999 г. решение оставлено без изменения.
     Судебная  коллегия  Верховного  Суда  определением от 26 апреля
1999  г.  удовлетворила  протест заместителя Председателя Верховного
Суда об отмене решения и определения судов и дело направила на новое
судебное рассмотрение исходя из следующего.
     В соответствии со ст.47  ГК Республики Беларусь недействительна
сделка,   не   соответствующая   требованиям  закона,  в  том  числе
ущемляющая личные или имущественные права несовершеннолетних детей.
     Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в п.7  постановления
от  17  декабря  1998  г.  "О  применении  судами  Закона Республики
Беларусь  "О  приватизации  жилищного  фонда  в Республике Беларусь"
разъяснил,    что   несовершеннолетние   члены   семьи   нанимателя,
проживающие  совместно  с  ним,  имеют равные с нанимателем права по
пользованию  жилым  помещением. При приватизации жилого помещения их
жилищная квота суммируется с квотой родителей, а при их отсутствии -
с  квотой одного из совершеннолетних членов семьи  (п.15 Положения о
приватизации    жилых   помещений   в   домах   государственного   и
общественного  жилищного  фонда, их обслуживании и ремонте). Поэтому
несовершеннолетние члены семьи нанимателя, родившиеся до 1 июля 1992
г.,   квота   которых   зачтена  при  приватизации,  также  являются
участниками  приватизации  и  имеют право на долю в жилом помещении.
Судам  следует  иметь  в  виду,  что  отчуждение  жилого  помещения,
приватизированного   с  зачетом  жилищной  квоты  несовершеннолетних
детей,   без   согласия  органов  опеки  и  попечительства  является
основанием для признания сделки недействительной.
     Из дела  видно,  что  решением  суда  Солигорского   района   и
г.Солигорска от 15 декабря 1997 г.  Г.  признана утратившей право на
жилплощадь в указанной квартире в связи  с  выбытием  на  постоянное
жительство в другое жилое помещение. Дети остались проживать с отцом
в этой квартире.
     В  апреле  1998  г.  Е. приватизировал квартиру с зачетом своей
квоты  и  жилищных  квот  несовершеннолетних детей. По договору от 5
июня  1998  г.  Е.  продал  приватизированную квартиру Б., лишив тем
самым несовершеннолетних детей права на жилплощадь в этой квартире.
     Е. после продажи квартиры в  г.Солигорске купил в собственность
жилой  дом в г.п.Старобин.  Однако из объяснения суду дочерей видно,
что  у них сложились ненормальные взаимоотношения с отцом, проживают
они  с матерью на жилплощади по договору найма и проживать с отцом в
г.п.Старобин не желают.
     При  указанных  обстоятельствах  решение  и  определение  судов
нельзя  признать законным и обоснованным, поскольку они постановлены
с нарушением требований ст.47  ГК  и  п.7  названного  постановления
Пленума Верховного Суда.
     Доводы  судов  о  том,  что  жилищные  права детей в результате
продажи   квартиры   не   нарушены,   противоречат  обстоятельствам,
установленным по делу.