СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                            ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 ДЕЙСТВИЯ ЛИЦА, ПРИЧИНИВШЕГО ТЯЖКИЕ ТЕЛЕСНЫЕ  ПОВРЕЖДЕНИЯ ДРУГОМУ
 ЛИЦУ В ОТВЕТ НА ЕГО ОСКОРБЛЕНИЯ И НАНЕСЕНИЕ УДАРА В ЛИЦО,
 СЛЕДУЕТ КВАЛИФИЦИРОВАТЬ ПО ст.108 УК РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

===

                           (извлечение)

     По приговору  народного суда Гродненского района  от 18 февраля
1992 г. Ж. осужден по ч.1  ст.106 УК Республики Беларусь на два года
лишения свободы.
     Определением судебной коллегии  по уголовным делам Гродненского
областного суда от 10 марта 1992 г. приговор оставлен без изменений.
     Ж. признан  виновным в том,  что на улице  д.Озеры Гродненского
района на почве возникшей ссоры с  потерпевшим С. нанес удар ногой в
живот  С., а  через некоторое  время, встретив  С. на  улице, ударил
кулаком  в лицо.  Когда от  удара потерпевший  упал, Ж. пальцами рук
стал  рвать ему  рот. В  результате нанесенного  удара ногой в живот
причинил  потерпевшему тяжкие  телесные повреждения  в виде разрывов
толстого  кишечника  и  брыжейки  тонкого  кишечника,  осложнившихся
фибриозно-гнойным перитонитом, двухсторонней нижнедолевой пневмонией
и левосторонним плевритом.
     Заместитель  Генерального  прокурора  Республики  Беларусь внес
протест, в котором поставил вопрос  о переквалификации действий Ж. с
ч.1 ст.106 на ч.1  ст.112 УК Республики Беларусь.
     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики
Беларусь   протест   удовлетворила   частично,   переквалифицировала
действия  Ж.  с  ч.1  ст.106  на  ст.108  УК  Республики Беларусь по
следующим основаниям.
     Народный  суд,  излагая  в  приговоре обстоятельства причинения
осужденным  потерпевшему  тяжких   телесных  повреждений,  правильно
указал,   что  они   наступили  от   удара  ногой,   но  не  раскрыл
обстоятельства,   предшествующие   этому,   хотя   привел  показания
потерпевшего и признал их достоверными.
     Потерпевший в судебном заседании  показал, что вечером 7 ноября
1991  г. он  с собакой  шел по  улице деревни  домой. Собака  бежала
впереди.  Когда на  велосипеде его  обогнал Ж.,  то С.  свистом стал
звать собаку. Велосипедист остановился и спросил, почему он свистит,
взял  его за  рукав. Тогда  С. стал  выражаться нецензурной бранью и
кулаком ударил  Ж. в лицо. Ж.  тут же нанес ему  удар ногой в живот.
После этого С.  пошел и взял штакетину, которой  пытался ударить Ж.,
но последний отнял у него штакетину  и отбросил, а сам уехал и зашел
в дом В.
     С. подошел к калитке двора В. и стал ожидать. На улицу вышел Ж.
и со словами "Ты еще здесь стоишь!" нанес ему  удар кулаком и свалил
на землю, навалился  на него и пальцами рук стал  рвать рот, а затем
оставил и уехал.
     Осужденный  Ж.  хотя  и  оспаривал  нанесение  удара ногой С. в
живот, но  утверждал, что когда он  ехал по улице на  велосипеде, то
обогнал  ранее  незнакомого  ему   С.,  который  начал свистеть.  Он
остановился  и  спросил,  почему  свистит,  но  С.  стал  выражаться
нецензурной бранью и ударил его кулаком по лицу.
     С. и на предварительном следствии с первого допроса не отрицал,
что  нецензурно  выражался  в  адрес  Ж.  и  первый, как он пояснял,
кулаком толкнул Ж., а на суде признал, что ударил кулаком.
     Утверждения  в  протесте  о  том,  что  С.  мог получить тяжкие
телесные повреждения  при ударе о детали  велосипеда во время драки,
инициатором которой был он, являются несостоятельными и противоречат
материалам дела.
     Из первоначальных объяснений видно, что Ж. остановился, оставил
велосипед и после этого  произошел конфликт.
     Потерпевший С. последовательно    на предварительном и судебном
следствии пояснял, что Ж. нанес ему удар ногой в живот.
     Что  касается ссылки в  протесте  на  доводы кассационных жалоб
осужденного и потерпевшего о том, что, по их мнению, С. мог получить
телесные повреждения в  области живота при падении, то  они не могут
быть  приняты во  внимание, как  противоречащие материалам судебного
следствия, и являются лишь предположением.
     Вместе с  тем народный суд  неправильно квалифицировал действия
Ж.  по  ч.1  ст.106  УК   Республики  Беларусь,  так  как  показания
потерпевшего  С.  признал  достоверными  в  том,  что он первый стал
оскорблять Ж.  и нанес удар кулаком  в лицо, а Ж.  после этого нанес
ему удар ногой в живот.
     Следовательно,   неправомерные    действия   потерпевшего   С.,
выразившиеся в оскорблении Ж. и  нанесении ему удара кулаком в лицо,
в результате внезапно  возникшего  душевного волнения,  вызвали у Ж.
умысел  на нанесение  С. удара  ногой и  причинение тяжких  телесных
повреждений.
     Поэтому  действия  Ж.,  выразившиеся  в  умышленном  причинении
тяжких  телесных  повреждений  С.  в  состоянии  внезапно возникшего
сильного душевного  волнения, вызванного оскорблением  и насилием со
стороны  потерпевшего,  подлежит  переквалификации  с  ч.1 ст.106 на
ст.108 УК Республики Беларусь.