ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА О НАПРАВЛЕНИИ ДЕЛА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА
 ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ОТМЕНЕНО, ТАК КАК
 ПОСТАНОВЛЕНО С НАРУШЕНИЕМ ТРЕБОВАНИЙ П.1 Ч.1 СТ.234 УПК

                            (извлечение)

     Определением судебной коллегии по  уголовным    делам  Минского
городского суда от 28 декабря 1998 г. уголовное дело по обвинению Л.
в  совершении  преступления,  предусмотренного  п."е"   ст.100   УК,
возвращено на дополнительное расследование прокурору г.Минска.
     Органами предварительного следствия Л.  предъявлено обвинение в
убийстве с особой жестокостью Я.
     Прокурор в протесте поставил вопрос об отмене определения  суда
первой инстанции и направлении дела на новое судебное рассмотрение.
     Судебная коллегия Верховного Суда 9  феврали  1999  г.  протест
удовлетворила, указав следующее.
     В соответствии с п.3 постановления N 8 Пленума  Верховного Суда
Республики  Беларусь  от 20 сентября 1990 г.  "О практике применения
судами   Республики   Беларусь    законодательства,    регулирующего
направление дел  на  дополнительное   расследование,   постановление
оправдательных   приговоров"   недопустимо   возвращение   дела   на
дополнительное  расследование,  когда   неполнота   предварительного
следствия может быть устранена в судебном заседании.
     Л. в  судебном  заседании показал,  что 10 мая 1998 г.  он с Я.
распивал спиртные напитки в подсобном  помещении  в  подвале.  Ранее
потерпевшего он не  знал.  Затем  уснул  на  диване,  и  что  дальше
происходило в комнате не помнит.
     Свидетели Б.  и Б-ко показали, что 10 мая 1998 г. они задержали
в  подвале дома Л.,  который был в состоянии алкогольного опьянения,
со следами крови на одежде, руках и находился в сильном возбуждении.
В  подвале  был  обнаружен труп мужчины.  Кроме Л.  в подвале больше
никого не было.
     Свидетель К.  показала, что около 3-х часов ночи услышала крики
в  подвале.  Когда она спустилась туда,  то мужчина попросил вызвать
милицию.  Она сделала  это.  Спустившись  с  работниками  милиции  в
подвал,  она  услышала  голос  другого  мужчины,  который  выражался
нецензурной бранью.
     Данные свидетели как в ходе предварительного следствия, так и в
судебном заседании давали последовательные показания. Суд должен был
дать им  оценку,  а  в  случае  необходимости  вызвать и допросить в
судебном заседании работников милиции, бывших на месте преступления.
     По заключению    судебно-медицинского   эксперта,   смерть   Я.
наступила от комбинированной травмы, сопровождавшейся множественными
резаными  и колото-резаными ранениями головы,  лица,  шеи,  открытой
черепно-мозговой травмой с  множественными  оскольчатыми  переломами
костей  лицевого  скелета  и основания черепа,  осложнившихся острой
кровопотерей и травматическим шоком.
     Предварительным следствием   Л.   вменялось  в  вину  нанесение
потерпевшему ударов ножом.  Других  орудий  совершения  преступления
следствием не установлено.
     С учетом изложенного,  доводы суда о  том,  что  следствием  не
установлен  механизм  причинения потерпевшему телесных повреждений и
орудие, которым они наносились, нельзя признать обоснованными.
     Суд мог сам назначить судебно-медицинскую экспертизу, поставить
перед экспертом вопрос о времени наступления  смерти  Я.,  механизме
причинения   телесных   повреждений,   какими  предметами  они  были
причинены.  Суд при необходимости мог назначить и другие указанные в
определении экспертизы.
     Указание суда о том,  что в ходе дополнительного  расследования
необходимо  проверить  факт кражи инструментов с места происшествия,
так как  это  могло  стать  мотивом  убийства  Я.,  нельзя  признать
убедительным.
     Органами предварительного  следствия  этот  вопрос  проверялся.
Были допрошены в качестве свидетелей работники ЖЭСа. Следователем по
факту  кражи  вынесено  постановление  об   отказе   в   возбуждении
уголовного дела.
     Кроме того,  составление протокола осмотра  места  происшествия
неразборчивым  почерком  не может служить основанием для направления
дела на дополнительное расследование.
     При изложенных  обстоятельствах  нет  оснований  для проведения
следственных действий,  указанные недостатки  следствия  могут  быть
устранены  в  судебном  заседании,  поэтому  определение суда нельзя
признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене.