ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР ОТМЕНЕН, ПОСКОЛЬКУ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА,
 РАССМОТРЕННЫЕ СУДОМ, НЕ ДАВАЛИ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ ВЫВОДА О
 НЕВИНОВНОСТИ ЛИЦА В ХАЛАТНОМ ОТНОШЕНИИ К СЛУЖБЕ

                            (извлечение)

     По приговору Минского  межгарнизонного  военного  суда  военный
комендант  войсковой  части  П.  оправдан по п."в"  ст.249-1  УК  за
отсутствием в его деянии состава преступления.
     Определением Белорусского  военного  суда приговор оставлен без
изменения,  а кассационный  протест  государственного  обвинителя  и
кассационная жалоба потерпевшего - без удовлетворения.
     Органами предварительного следствия  П.  обвинялся  в  халатном
отношении к службе, повлекшем тяжкие последствия, которое выразилось
в следующем.
     В связи  с установлением новых границ землепользования командир
части на служебном совещании отдал П.,  как коменданту части, устное
приказание  оградить  территорию части и принять меры к упорядочению
въезда на нее, для чего перекрыть ведущие в часть дороги.
     К исполнению этого приказания П.  отнесся небрежно, порядок его
исполнения не уточнил,  должной вдумчивости не проявил и,  не изучив
нормативных   документов,   регламентирующих   порядок  установки  и
обозначения заградительных препятствий на дорогах,  22 мая 1997 г. с
помощью военнослужащих   срочной   службы   на  одной  из  дорог  на
территории части установил заграждение  в  виде  п-образной  сварной
конструкции из  неокрашенных металлических труб.  При этом не принял
мер по обозначению данного  препятствия  соответствующими  дорожными
знаками и  сигнальными  огнями,  а также оповещению жителей военного
городка об установке препятствия.
     Вечером 23 мая 1997 г.  на указанное препятствие совершил наезд
управлявший мотоциклом несовершеннолетний Т.,  получивший  при  этом
тяжкие телесные повреждения, от которых скончался.
     Оправдывая П., суд указал, что при постановке ему задачи не был
конкретно  определен порядок ее выполнения,  не было материального и
технического обеспечения.  П.  выполнил приказание как смог,  в силу
своего  служебного и жизненного опыта,  хотя это и не входило в круг
его служебных обязанностей.
     В связи  с  этим  суд  пришел  к  выводу,  что  в  действиях П.
отсутствуют  признаки   халатного   исполнения   своих   должностных
обязанностей и приказания командира части.
     По мнению суда,  с Т.  произошел несчастный случай в результате
допущенной им самим грубой неосторожности, выразившейся в управлении
технически неисправным мотоциклом в темное время и без мотошлема,  с
неисправными  световыми приборами и тормозной системой.  В противном
случае он смог бы своевременно обнаружить установленное  препятствие
и предотвратить на него наезд.
     Заместитель Председателя Верховного Суда  в  протесте  поставил
вопрос   об  отмене  приговора  и  кассационного  определения  из-за
несоответствия изложенных в них выводов фактическим  обстоятельствам
дела и направлении дела на новое судебное рассмотрение.
     Военная коллегия Верховного  Суда  2  апреля  1999  г.  протест
удовлетворила, указав следующее.
     Как установлено по делу, П. являлся штатным военным комендантом
с  1995  года  и  в соответствии с требованиями устава гарнизонной и
караульной  служб,  а  также  обязанностями   военного   коменданта,
утвержденными вышестоящим начальником,  был наделен соответствующими
правами и обязанностями,  в том  числе  по  поддержанию  порядка  на
территории части и организации пропускного режима. Таким образом, он
занимал       должность,       связанную        с        исполнением
организационно-распорядительных  обязанностей  и являлся должностным
лицом.
     Именно поэтому ему, как военному коменданту, командиром части в
связи с изменением границ землепользования была поставлена задача по
ограждению  территории  части  и  упорядочению въезда на нее,  в том
числе и путем перекрытия дорог.
     Перекрыв дорогу п-образной металлической конструкцией,  П.  тем
самым возложил  на  себя  обязанности  по  обеспечению  безопасности
движения   на   перекрытом   им  участке  дороги  в  соответствии  с
требованиями Закона "Об автомобильных дорогах"  и  Правил  дорожного
движения,  однако  не  обеспечил  их  выполнение,  создав  тем самым
предпосылки для  дорожно-транспортного  происшествия,  в  результате
которого погиб несовершеннолетний Т.
     Таким образом,   при   рассмотрении   дела   не   были   учтены
обстоятельства,  которые могли существенно повлиять на выводы суда и
фактически не опровергнуты доказательства обвинения П.,  собранные в
ходе предварительного следствия.
     Нарушение же требований Правил дорожного движения Т.  не  может
служить основанием для  освобождения П.,  создавшего предпосылки для
дорожно-транспортного происшествия, от уголовной ответственности.
     При новом   рассмотрении  дела  П.  признан  судом  виновным  в
халатном отношении к службе, повлекшем тяжкие последствия.