СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                            ОПРЕДЕЛЕНИЕ


 СУД ОБОСНОВАННО ПОСТАНОВИЛ ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР

===

                             Извлечение

     Органами   предварительного  следствия   В.  было   предъявлено
обвинение в том, что он 24 июня 1992 г., управляя троллейбусом ЗИУ-9
и двигаясь  со  скоростью  37   км/час  по  крайнему  правому  ряду,
своевременно  заметив  переходивших  улицу  пешеходов, находящихся в
нетрезвом состоянии, в нарушение п.11.1 Правил дорожного движения не
принял мер к снижению скорости и  совершил наезд на гражданина К., в
результате чего ему были  причинены телесные повреждения, от которых
по дороге в больницу К. скончался.
     Постановляя  оправдательный приговор  в отношении  В., народный
суд  указал, что  с момента  возникновения опасности,  т.е. с начала
движения К. от разметки, разделяющей  полосы улицы, где он стоял, В.
не  имел  технической  возможности  путем  торможения  предотвратить
наезд.
     Определением судебной коллегии  по уголовным делам Гродненского
областного суда от 5 ноября 1992 г. приговор в отношении В. оставлен
без изменения.
     Заместитель Генерального  прокурора Республики Беларусь  внес в
судебную  коллегию  по  уголовным  делам  Верховного суда Республики
Беларусь протест, поставив вопрос  об отмене приговора и определения
и направления   дела   на   новое   расследование   из-за  неполноты
предварительного и судебного следствия.
     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики
Беларусь протест оставила без удовлетворения, указав следующее.
     Народный суд на основании исследованных материалов дела признал
установленным,   что   пострадавший   К.,   находясь   в   состоянии
алкогольного  опьянения, грубо  нарушил Правила  дорожного движения,
переходил  улицу в  неустановленном месте,  подошел к разделительной
полосе и остановился, а  затем  внезапно  начал  движение и был сбит
двигавшимся  по правой  полосе троллейбусом,  которым управлял  В. и
который,  по  заключению  автотехнической  экспертизы, не располагал
техническими возможностями предотвратить наезд путем торможения.
     Данный   вывод   суда   соответствует   собранным   по  делу  и
исследованным в судебном заседании доказательствам.
     В.,  не  признавая  себя  виновным,  показал,  что он, управляя
троллейбусом,   заметил   троих   мужчин,   переходивших   улицу   в
неустановленном месте, двое шли  впереди, за ними третий. Расстояние
от него до переходивших было примерно 60-70 метров. Он подал сигнал.
Двое перешли  улицу, а третий остановился  на разделительной полосе.
Троллейбус  продолжал  движение,  но  потерпевший,  когда расстояние
сократилось до  20 метров, снова начал  переходить улицу. Как только
потерпевший начал  движение, В. стал сигналить  и тормозить. Пешеход
внезапно остановился на его полосе  движения и поднял руку. Водитель
пытался вывернуть троллейбус влево, но там находилась другая машина,
и троллейбус    сбил   потерпевшего.    Остановку   потерпевшего   у
разделительной полосы В. понял так, что тот пропускает троллейбус.
     Аналогичные показания дала свидетель Ц.
     Принимая  решение об  оправдании В.,  народный суд  сослался на
заключение   эксперта  М.   от   17   июля  1992   г.,  проводившего
автотехническую   экспертизу,   согласно   которому   В.   не   имел
технической  возможности  путем  торможения  предотвратить  наезд на
пешехода  при условии,  что  с  момента возникновения  опасности для
движения пешеход прошел  2,5 м.
     Данный  вывод эксперта  соответствует материалам  дела, так как
опасность  для   движения возникла  не с   момента  начала  перехода
пешеходом  левой полосы  движения,  откуда  расстояние до  наезда на
правой  полосе   составляло  6,2  м,  а  с момента  начала  движения
потерпевшего  от  разделительной  полосы  улицы,  где он остановился
после перехода левой полосы.
     Что касается повторной автотехнической экспертизы от 27 августа
1992 г.,  проведенной экспертом М., согласно  заключению которого В.
имел техническую возможность путем торможения предотвратить наезд на
пешехода при  условии, что пешеход с  момента начала движения прошел
6,2 м, то  народный суд дал этому оценку и  обоснованно не принял во
внимание. Указание в протесте  на необходимость проведения повторной
автотехнической   экспертизы   другим   экспертом,   поскольку   обе
экспертизы  проводились одним  и тем  же экспертом  и его заключения
противоречивы, является неосновательным.
     Для проведения повторной экспертизы в постановлении следователя
было  указано,   что  с  момента   возникновения  опасности  пешеход
преодолел  расстояние 6,2  м, т.е.  с момента  начала перехода улицы
слева  направо, в  том числе  и левой  полосы движения.  Поэтому при
проведении повторной экспертизы эксперт, исходя из новых данных, дал
заключение о наличии технической  возможности предотвратить наезд на
пешехода путем торможения.
     Суд оба заключения проанализировал и дал им надлежащую оценку.
     Правильно  установлено  и  расстояние,  с  которого водитель В.
применил  торможение,  т.е.  с  момента  возникновения опасности для
движения,    однако   расстояние    оказалось   недостаточным    для
предотвращения наезда путем  торможения.
     Нельзя также согласиться и  с доводами, изложенными в протесте,
о необходимости  проведения  следственного   эксперимента  на  месте
происшествия   (какого,   не   указано),    так   как   таковой   на
предварительном следствии проводился на территории Госавтоинспекции.
     Из   материалов  дела   видно,  что   следственный  эксперимент
проводился с участием свидетеля Ц. для определения скорости движения
потерпевшего   при   переходе   улицы,   поэтому   место  проведения
эксперимента   не  имеет   значения  и   установленная скорость   не
оспаривается.
     Не может  служить основанием для  отмены приговора и  то, что в
судебном заседании  не была допрошена  свидетель П., которая  давала
пояснения  о  последовательности  перехода  пешеходов,  так  как эти
обстоятельства  были  выяснены  при  допросе  не  только  В.,  но  и
свидетеля Ц.
     Таким образом, выводы суда об отсутствии в действиях В. состава
преступления и постановлении оправдательного приговора обоснованны.