СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                            ОПРЕДЕЛЕНИЕ


 НЕВЫПОЛНЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ ст.ст.15, 316 УПК РЕСПУБЛИКИ
 БЕЛАРУСЬ ПОВЛЕКЛО ОТМЕНУ ПРИГОВОРА

===

                            Извлечение

     По  приговору судебной  коллегии по  уголовным делам Витебского
областного суда С. осужден по ч.4 ст.17 и п."а" ст.100 УК Республики
Беларусь  на  15  лет  лишения  свободы,  без  ссылки,  с отбыванием
наказания  в ИТК  усиленного режима.   К. осужден  по п.п."а"  и "е"
ст.100 УК Республики Беларусь к смертной казни. Оба по ч.2 ст.141 УК
Республики Беларусь оправданы.
     По  приговору   С.  и  К.   признаны  виновными  в   совершении
преступления при следующих обстоятельствах.
     С., будучи  в браке с  С-ко Л., решил  создать новую семью.  Не
желая  заниматься  разводом,  а   также  с  целью  избежать  раздела
имущества и уплаты алиментов,  организовал умышленное убийство своей
жены, которое непосредственно было осуществлено К.
     По совместно разработанному плану К. обманным путем завел  С-ко
Л. в помещение морга 3-й  городской больницы г.Витебска, где с целью
убийства  нанес  ей  множество  ударов  по  голове  бутылкой  из-под
шампанского, повлекших смерть потерпевшей на месте. Затем осужденные
на автомашине вывезли труп убитой  за город и захоронили недалеко от
одной из деревень Витебского района.
     Органами  предварительного расследования  обоим осужденным было
вменено в вину совершение  преступления, предусмотренного ч.2 ст.141
УК  Республики   Беларусь.  Они  обвинялись  в   том,  что  действуя
согласованно,    после   убийства    похитили   золотые   украшения,
находившиеся при С-ко Л., а также часы, на общую сумму 214 рублей.
     Считая,  что  К.  после  совершенного  убийства,  снял  с трупа
золотые  украшения  и  выбросил  их,  преследуя  цель  сокрыть следы
преступления,  имитировать ограбление,  умысла на  их присвоение  не
преследовал,  судебная   коллегия  обоих  осужденных   оправдала  за
отсутствием в их действиях состава преступления.
     Определением  судебной коллегии  по уголовным  делам Верховного
Суда Республики Беларусь приговор отменен, исходя из следующего.
     Как видно  из дела, С. и  К. было предъявлено обвинение  по ч.2
ст.141 УК  Республики Беларусь. Считая, что  виновность осужденных в
совершении данного  преступления не доказана, суд  принял решение об
их оправдании. Однако в нарушение ч.3 ст.316 УПК Республики Беларусь
суд при постановлении оправдательного  приговора не изложил в полном
объеме сущность  обвинения, по которому оба  обвиняемых были преданы
суду,  обстоятельства  дела,  не  привел  доказательств, послуживших
основанием   для  оправдания   подсудимых,   с   указанием  мотивов,
объясняющих,  почему  суд  отверг  доказательства,  на  которых было
основано обвинение.
     Суд сделал поспешный, ничем не обоснованный вывод о том, что К.
снял  с  убитой  драгоценности  для  сокрытия  следов преступления и
выбросил их.  Вместе с тем в  ходе предварительного расследования К.
говорил, что золотые украшения он  снял в морге сразу после убийства
С-ко Л., но куда они потом задевались не помнит. В суде К. отказался
от  этих показаний,  заявив, что  он выбросил  часы, кольца, серьги,
цепочку.
     Ничем не  мотивируя свое решение,  суд поверил этой  версии К.,
оправдал  его  и  С.,  а  гражданский  иск  потерпевшей  передал  на
рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.
     В суде кассационной инстанции К.  заявил, что в суде он говорил
неправду. По указанию С. он снял  с потерпевшей ее украшения и часы,
отдал их ему, когда тот приехал помочь К. избавиться от трупа.
     При таких  обстоятельствах приговор в части  оправдания С. и К.
подлежит отмене.
     В  нарушение ст.15  УПК  Республики  Беларусь суд  не обеспечил
всестороннего,  полного  и  объективного  исследования обстоятельств
дела, не выявил все обстоятельства, как смягчающие, так и отягчающие
ответственность обвиняемого.
     Как видно из дела, С.  было предъявлено обвинение в организации
убийства своей жены из корысти и с особой жестокостью.
     Осуждая его по ч.4 ст.17 и п."а" ст.100 УК Республики Беларусь,
суд  не   привел  никаких  доказательств,   которые  подтвердили  бы
корыстный  мотив  его  преступных  деяний.  Только  один  раз в ходе
предварительного расследования  К. показал, что  в процессе распития
спиртных напитков с С., тот якобы заявлял, что не хотелось бы делить
имущество и  платить алименты. Суд  данные обстоятельства положил  в
обоснование мотивов убийства, не выясняя, какое же совместно нажитое
имущество   было   приобретено   супругами,   которое  действительно
подлежало  бы разделу  в случае  расторжения брака.  Вместе с тем из
показаний свидетелей -  родственников семьи  С.  усматривается,  что
фактически  такого имущества  не имелось.  Этим обстоятельствам  суд
никакой оценки не дал.
     В суде  кассационной инстанции К.  заявил, что он  в суде давал
ложные  показания  по  указанию  С.,  и  суду кассационной инстанции
фактически дал такие же пояснения, как и в момент допроса в качестве
подозреваемого.  Именно  эти  показания  при постановлении приговора
были признаны достоверными.
     Однако  анализ  показаний  К.  и  С.  дал  суду  основания  для
вывода,  что  между  ними   было  заключено  договорное  соглашение,
разработан  план убийства  С-ко Л.  В чем  конкретно заключался этот
план  суд не  указал. Более  того, суд  при постановлении  приговора
противоречил  сам  себе.  С.,  как  и  К.  убийство  было вменено по
признаку п."е" ст.100 УК Республики  Беларусь. Но не приводя никаких
доказательств,  суд установил,  что умысел  у С.  на убийство жены с
особой  жестокостью   не  установлен  и   указанный  пункт  "е"   из
обвинения исключает.
     Представляется,  что  утверждение  суда  о  том, что осужденные
действовали по плану, который был  разработан заранее, а затем вывод
об  отсутствии   у  С.  умысла  "на   особую  жестокость",  являются
взаимоисключающими.
     Допущенные  судом нарушения  являются существенными,  влекущими
безусловную отмену приговора.