СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
 ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ


 ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР ПОСТАНОВЛЕН ОБОСНОВАННО

===

 Извлечение

 Органами предварительного следствия Б. было предъявлено
обвинение в том, что 26 февраля 1993 г. по предварительному сговору
и в группе с Д., Б-ч и Г., с распределением ролей, проник в жилище
В., откуда похитил имущества на общую сумму 600 тыс. 830 руб., чем
причинил потерпевшей значительный ущерб.
 Приговором народного суда Ленинского района г.Гродно Б. по ч.3
ст.141 УК Республики Беларусь оправдан за отсутствием состава
преступления.
 Определением судебной коллегии по уголовным делам Гродненского
областного суда приговор оставлен без изменения, а кассационный
протест - без удовлетворения.
 Судебная коллегия Верховного Суда, рассмотрев дело по протесту
первого заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь, в
котором ставился вопрос об отмене приговора и кассационного
определения и передаче дела на новое судебное рассмотрение на том
основании, что вывод суда не основан на материалах дела, оставила
протест без удовлетворения, указав следующее.
 Допрошенный по делу Б. виновным себя в совершении преступления
не признал и показал, что к краже не имеет никакого отношения.
 Осужденные Д., Б-ч и Г. также не показывали, что Б. совместно
с ними проникал в вышеуказанную квартиру и похищал личное имущество.
Не приведено таких доказательств и в обвинительном заключении.
 Что же касается положенных в основу обвинения показаний Г. и Д.
о том, что Б. "навел" их на квартиру В., непосредственно перед
кражей показывал ее им, то они судом признаны надуманными, так как
их показания об обстоятельствах совершения преступления содержат
противоречия. Кроме того, как установлено судом, у Г. и Д. имелись
основания для оговора Б.
 Так, в своей явке с повинной Г. указывал, что квартиру В.
указал друг Б-ч. Чуть позже при допросе показал, что Б., будучи у
него, в присутствии Б-ч и Д. предлагал совершить кражу у его
знакомых. Д. также показывал, что приводил оправданного на квартиру
к Г. и что Б. предлагал совершить кражу имущества у своей
родственницы, хотя в первоначальных своих показаниях на
предварительном следствии он не указывал о Б. как о соучастнике
кражи, показывал, что данное преступление было совершено по
предложению Г.
 Вместе с тем Б-ч показал, что он не был знаком с оправданным и
не видел его на квартире у Г. Эти его показания, а также показания
Б., отрицавшего свое знакомство с осужденными на момент совершения
кражи, судом признаны соответствующими действительности.
 Противоречия в показаниях Д. и Г. имелись также по
обстоятельствам их совместной с Б. поездки по адресу, где проживала
потерпевшая.
 Как установлено судом, в июне 1993 г. Г. совместно с Ш.
противоправно завладели золотыми изделиями, принадлежащими родителям
Б. В связи с этим последний вместе с мужем В. приехали к Ш. и тот
избил Ш. Когда Б. обратился за помощью в органы милиции, Ш.
возвратил золотые изделия. После чего на квартиру Б. стал звонить
Г., угрожая втянуть Б. в какую-нибудь историю.
 По делу установлены также и причины оговора Б. осужденным Д.,
дана оценка другим доказательствам, на которые сделана ссылка в
протесте. При этом в качестве предположительных признаны показания
осужденного Б-ч.
 Оценив собранные по делу доказательства, суд правильно
усомнился, что именно Б. "навел" на квартиру потерпевшей, поэтому
обоснованно постановил в отношении его оправдательный приговор.
 Доводы протеста, что выводы суда не основаны на материалах
дела, признаны необоснованными.