ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

   Рассматривая  заявление  гражданина  в  соответствии  с  п.20
   Положения о порядке восстановления прав граждан, пострадавших
   от репрессий  в 20 - 80-х годах, утвержденного постановлением
   Верховного Совета  Республики Беларусь от 21 декабря 1990 г.,
   следует   иметь   в   виду,   что   допустимость   письменных
   доказательств,   установленных   в  п.п.7 и 9  ч.3 Положения,
   обязательно   только  для  исполкомов  местных  Советов,  для
   суда  допустимы  все  средства  доказывания,  предусмотренные
                             ст.29 ГПК

                           (извлечение)


     Г. в  заявлении суду указала, что  19 июня 1992 г.  комиссия по
реабилитации при Минском  облисполкоме обязала исполком Солигорского
района совместно с колхозом  "Октябрь" Солигорского района выплатить
денежную  компенсацию за  изъятое в  1930 году  у ее отца имущество,
переданное  колхозу  "Коммунар",  правопреемником которого  является
колхоз  "Октябрь".  Поскольку  исполкомом  определен размер денежной
компенсации  в  сумме  5000  руб.,  Г.  просила  взыскать  с колхоза
"Октябрь" полную стоимость конфискованного у ее отца имущества.
     Решением суда  Солигорского района и г.Солигорска  от 24 ноября
1994 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по
гражданским делам Минского областного суда  от 19 декабря 1994 г., с
колхоза "Октябрь" Солигорского района в  пользу Г. взыскано 200 тыс.
рублей.
     По протесту  заместителя Председателя Верховного  Суда судебная
коллегия по гражданским делам  Верховного Суда отменила состоявшиеся
судебные   постановления,  а   дело  направила   на  новое  судебное
рассмотрение.
     Решение судьи  мотивировано тем, что  документов о конфискации,
изъятии имущества и его  количественном составе у репрессированного,
а впоследствии реабилитированного В. не  имеется, а поэтому истице в
соответствии с п.9 Положения  о порядке восстановления прав граждан,
пострадавших от  репрессий, подлежит выплате  денежная компенсация в
десятикратном   размере   минимальной   заработной   платы.  С  этим
согласился и суд кассационной инстанции.
     С выводами судов согласиться нельзя. Факт конфискации имущества
у В.  и передачи  его колхозу  "Коммунар" подтверждается  протоколом
заседания  президиума Красно-Слободского  райисполкома от  15 ноября
1930   г.  Количественный   состав  имущества   обозначен  в  анкете
арестованного В.,  которая заполнена 16  августа 1930 г.,  а также в
приложении к решению  исполкома от 15 ноября 1930  г., приобщенных к
материалам  дела.  Названные  доказательства  предметом исследования
судьи не явились.
     По  делу были  допрошены свидетели  Д. и  Г., которые  называли
количественный   состав  имущества   В.  Однако   оценка  показаниям
свидетелей, также  как и названным  выше письменным доказательствам,
дана не была.
     При  выяснении обстоятельств   по делу  допустимы все  средства
доказывания,  предусмотренные  ст.29   ГПК,  поскольку  допустимость
письменных  доказательств,  установленных  п.п.7 и 9 ч.3  Положения,
обязательна только  для исполкомов местных  Советов при установлении
указанных в этих пунктах обстоятельств.