ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

       Решение об изменении  правового статуса жилого дома
       вправе принимать исполнительный комитет областного,
               Минского городского Совета депутатов

                           (извлечение)


     Строительный трест N  4 производственного концерна "Минскстрой"
обратился  в суд  с заявлением,  в  котором  указал, что  в связи  с
нецелесообразностью реконструкции  дома N 5  по переулку Линейный  в
г.Минске  принято решение  Мингорисполкома об  отселении жильцов,  о
переводе  дома  после  отселения  в  нежилой  фонд  и передаче его в
собственность предприятию (ПСТ).
     Семье  П-ых,   занимающих  комнату  15,82  кв.м.,   в  связи  с
отселением   предоставлена   однокомнатная   квартира   в   доме  по
ул.Шаранговича  в г.Минске.  От переселения  ответчики отказались, в
связи с чем истец просил вынести  решение о переселении семьи П-ых в
предоставленное жилое помещение.
     Во  встречном исковом  заявлении П-в  и П-а  указали, что с мая
1992  г. пользуются  освободившейся в  квартире, где  они проживают,
комнатой  20 кв.м.  В октября  1992 г.  П-в обращался  к руководству
стройтреста  N  4  с  просьбой  о  закреплении за ним освободившейся
комнаты, ссылаясь на то, что  имеет степень доктору наук, пользуется
правом  на  дополнительную  жилую  площадь.  Однако в удовлетворении
требований отказано.
     Решением   народного  суда   Октябрьского  района  г.Минска  от
7 декабря 1993 г. постановлено выселить супругов П-ых из квартиры по
переулку  Линейный,  переселив  их  в  квартиру  по  ул.Шаранговича,
отказав П-ым в передаче в пользование освободившейся комнаты.
     Судебная коллегия по гражданским делам Минского городского суда
решение оставила без изменения.
     Постановлением президиума Минского городского  суда от 23 марта
1994   г.  отклонен   протест  заместителя   Генерального  прокурора
Республики   Беларусь,   в   котором   ставился   вопрос  об  отмене
состоявшихся судебных постановлений.
     Заместитель  Председателя  Верховного   Суда  внес  протест  на
предмет  отмены всех  судебных постановлений  по делу  и направлении
дела на новое рассмотрение.
     Судебная   коллегия  по   гражданским  делам   Верховного  Суда
определением от  30 мая 1994  г. удовлетворила протест  по следующим
основаниям.
     Отказывая П-ву и П-ой в  иске о предоставлении освободившейся в
квартире, где  они проживают, жилой комнаты  20 кв.м., суды исходили
из того, что 29 октября 1990  г. профком стройтреста N 4, на балансе
которого находится дом по переулку Линейный, принял решение отселить
жильцов дома в другое жилое помещение и в дальнейшем дом не заселять
и не  закреплять  освободившиеся  комнаты  за  оставшимися проживать
жильцами.  С  заявлением о закреплении освободившейся  комнаты  П-ов
обратился  после  изменения  правового  статуса  дома, нуждающимся в
улучшении  жилищных  условий  не   являлся,  поэтому  оснований  для
признания за ним права на освободившееся жилое помещение не имелось.
     С выводами судов согласиться нельзя.
     Согласно ст.8 Жилищного кодекса Республики Беларусь непригодные
для проживания  жилые помещения переоборудуются  для использования в
других  целях либо  такие  дома  сносятся по  решению исполнительных
комитетов областного, Минского городского Совета депутатов.
     Таким  образом, решение  об изменении  правового статуса жилого
дома  по  г.Минску  вправе  принимать  исполком  Минского городского
Совета  депутатов,  а  не   профкомы  предприятий.  Поэтому  решение
профкома стройтреста N 4 от 29 октября 1990 г., на которое сослались
суды, не  имеет правового значения  для разрешения спора  о праве на
освободившееся жилое  помещение. Решение о  переводе жилого дома  по
переулку  Линейный  в  г.Минске в  нежилой вынесено  в установленном
порядке Мингорисполкомом только 23 декабря  1992 г. Комната 20 кв.м.
в квартире N 3 названного дома освободилась в июне 1992 г. По словам
П-а  (и это  не подвергалось  сомнению судами),  с этого времени они
заняли названное  жилое помещение  и пользовались  двумя  комнатами.
8 октября 1992 г. П-ов обратился   к руководству  стройтреста N  4 с
заявлением о предоставлении освободившегося жилого помещения. В этот
период  решения о  переводе жилого  дома, в  котором он  проживал, в
нежилой  не  имелось.  Поэтому  суду  следовало  выяснить,  с какого
времени  проживала в  квартире, по  поводу которой  возник спор, П-а
(брак  ответчиков  зарегистрирован  2  октября  1992  г.). Если на 8
октября 1992 г.  она проживала в квартире с  мужем, имеющим право на
дополнительную жилую  площадь, то оснований  к отказу П-ву  в иске о
признании  права  на  освободившееся  жилое  помещение  и  выселении
ответчиков  в  однокомнатную  квартиру  у  суда  не  имелось  (ст.54
Жилищного кодекса Республики Беларусь).