ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

    Невыполнение судом требований ст.15 УПК Республики Беларусь
    при рассмотрении  уголовного  дела и существенные нарушения
    уголовно-процессуального закона повлекли отмену приговора и
                     кассационного определения

                           (извлечение)


     По приговору суда Железнодорожного района г.Гомеля от 5 декабря
1994 г. осуждены к лишению свободы Л. и Т.
     Определением  этого же  суда к  Г. применены  меры медицинского
характера  и  он  помещен   в  психиатрическую  больницу  с  обычным
наблюдением.
     Определением судебной  коллегии по уголовным  делам Гомельского
областного суда приговор в отношении Л. и Т. оставлен без изменения.
     В кассационном порядке определение в отношении Г. не обжаловано
и не опротестовано.
     Л. и Т.  признаны виновными  в том, что 8 февраля 1994 г. около
0 часов   30   минут   в   состоянии   алкогольного   опьянения   по
предварительному сговору между собой  и другим  лицом с  целью кражи
проникли   в  металлический   гараж  в   г.Гомеле,  откуда  похитили
автомашину ВАЗ-21058 и линолеум, принадлежащие потерпевшему А.
     Районным  судом   установлено,  что  совместно   с  осужденными
принимал  участие в  совершении хищения  автомашины и  линолеума Г.,
совершивший общественно  опасное деяние, предусмотренное  ч.2 ст.141
УК Республики Беларусь, в состоянии невменяемости.
     По  протесту первого  заместителя Председателя  Верховного Суда
судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда определением от
9 июня  1995  г.  отменила   приговор,  кассационное  определение  в
отношении  осужденных Л.  и Т.  и определение  суда в  отношении Г.,
указав следующее.
     В  нарушение требований  ст.15 УПК  Республики Беларусь  суд не
принял всех предусмотренных законом мер для всестороннего, полного и
объективного   исследования   обстоятельств   дела,   выявления  как
уличающих, так и оправдывающих обвиняемых обстоятельств.
     В обоснование  виновности осужденных в  совершении преступления
суд сослался в приговоре на  показания на следствии Т., который свои
показания   в  судебном   заседании  изменил   и  показал,   что  на
предварительном  следствии  оговорил  себя  и  других  в  совершении
преступления.  В ночь  на 8  февраля  1994  г. был  дома, что  могут
подтвердить мать и жена. Однако эти лица судом не допрошены и доводы
осужденного  Т.  в  этой  части  в  полной  мере  не  проверены и не
опровергнуты.
     Осужденный Л.  как на следствии, так  и в суде виновным  себя в
предъявленном  обвинении  не  признал  и  показал,  что  в ночь на 8
февраля  1994 г.  был дома.  Допрошенная в  качестве свидетеля  жена
осужденного также показала, что муж  был в ту ночь дома. Постановляя
приговор, показаниям  этого   свидетеля  в  совокупности  с  другими
доказательствами  суд  не   дал  оценки.   По  обстоятельствам  дела
осужденный Л. и свидетель Ж. допрошены судом крайне поверхностно.
     В  достаточной степени  судом не  проверены данные  о стоимости
похищенного автомобиля.
     Согласно  п.  п.1,  6  ст.51  УПК  Республики  Беларусь участие
защитника в судебном разбирательстве обязательно по делам, в которых
участвует прокурор,  по делам лиц, между  интересами которых имеются
противоречия и если хотя бы одно из них имеет защитника.
     Как    усматривается   из    материалов   дела,    в   судебном
разбирательстве   принимал   участие   прокурор,   между  интересами
осужденных  имеются  противоречия  и  на  следствии  Т. в совершении
преступления изобличал Л., который в суде имел защитника.
     Но вопреки  требованиям закона Т. в  судебном заседании реально
защитником обеспечен не был, поэтому  его отказ от защитника следует
расценивать как  вынужденный, а рассмотрение  дела без защиты  - как
существенное  нарушение  уголовно-процессуального  закона,  влекущее
безусловную отмену приговора.
     Нельзя  согласиться  и  с  определением  суда  в  отношении Г.,
поскольку  судебное  следствие  по  делу  проведено  поверхностно. В
определении суда не приведено никаких данных, подтверждающих участие
Г. в совершении общественно опасного деяния.
     Признав,   что   Г.   совершил   общественно   опасное  деяние,
предусмотренное  ч.2  ст.141  УК  Республики  Беларусь,  в состоянии
невменяемости,    и    применяя    к    нему   принудительные   меры
медицинского характера, суд в то же время не принял никакого решения
об освобождении этого лица от уголовной ответственности.
     Кроме  этого в  судебном заседании  не было  обеспечено участие
надлежащего законного представителя Г., как этого требует закон.
     Участие  же  в  заседании  суда  адвоката  А.  в одном лице как
законного представителя Г. и его защитника противоречит закону.
     На допущенные  судом нарушения закона  при рассмотрении данного
дела не обратила внимания кассационная инстанция.
     По вышеизложенным основаниям  судебная коллегия Верховного Суда
отменила  состоявшиеся  судебные  решения   в  отношении  Л.  и  Т.,
определение районного суда в отношении  Г. как незаконные и передала
дело на новое судебное рассмотрение.