ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА ВИТЕБСКОЙ ОБЛАСТИ

ПО МАТЕРИАЛАМ ДЕЛ, ПО КОТОРЫМ СУДЕБНЫЕ АКТЫ ХОЗЯЙСТВЕННОГО
СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ ОТМЕНЕНЫ (ИЗМЕНЕНЫ)

 Ошибочный вывод суда первой инстанции об отсутствии в исковом
заявлении расчета взыскиваемой суммы стал причиной принятия
незаконного определения о возвращении искового заявления, которое
отменено постановлением кассационной инстанцией по протесту
прокурора.
 В хозяйственный суд обратился прокурор с иском в интересах
акционерного общества о взыскании с колхоза 204907375 рублей
основного долга. Возвращая исковое заявление на основании пункта 6
статьи 126 Хозяйственного процессуального кодекса Республики
Беларусь (далее - ХПК), хозяйственный суд указал, что оно не
содержит расчета взыскиваемой суммы, а приложенный расчет в виде
отдельного документа не имеет подписи лица, уполномоченного на
подписание искового заявления, и подготовлен без копии для
ответчика. Постановлением кассационной инстанции необоснованное
определение отменено с направлением искового материала на новое
рассмотрение.
 При пересмотре по протесту прокурора принятого определения
кассационной инстанцией установлено, что обстоятельство, на которое
ссылается хозяйственный суд, не подтверждено содержанием искового
заявления. В исковом заявлении имелись указания на конкретные
периоды поставки, количество и сумму поставленной продукции, сумму
оплаченной колхозом продукции, сумму задолженности.

 Производство по делу о признании недействительным решения
исполнительного комитета приостановлено необоснованно, так как
выяснение вопросов, поставленных судом перед следственными органами,
не имело значения для рассмотрения спора по существу.
 Хозяйственный суд приостановил производство по делу о признании
недействительным решения об аннулировании лицензии на оптовую
торговлю алкогольными напитками до рассмотрения прокуратурой области
направленных материалов. Данное решение было принято исполнительным
комитетом на основании пунктов 1.8, 1.8.2 Декрета Президента
Республики Беларусь от 3 августа 1999 года № 31 "О дополнительных
мерах по государственному регулированию производства и оборота
алкогольной, непищевой спиртосодержащей продукции, спирта этилового
из непищевого сырья и табачных изделий" (далее - Декрет) согласно
информации прокуратуры области и областной налоговой инспекции о
реализации в ряде магазинов города Витебска продукции Гомельского
ликеро-водочного завода с поддельными акцизными марками через
торговые точки города Витебска, поставленной обществом с
ограниченной ответственностью (истцом по делу).
 Приостанавливая производство по делу, хозяйственный суд указал,
что материалами дела и сторонами не представлены достоверные
доказательства о том, откуда в торговые точки города поступила водка
с поддельными акцизными марками, кто ее изготовил, кто подделал
акцизные марки. Перед следственными органами поставлен вопрос о
выяснении этих обстоятельств. Исследовав материалы дела,
кассационная инстанция установила по материалам налоговой проверки,
что фальсифицированная алкогольная продукция была завезена в город
Витебск истцом и хранилась на складе универсальной базы.
Исполнительный комитет принял на основании подпункта 1.8.2 Декрета
решение об аннулировании лицензии истца на оптовую торговлю
алкогольными изделиями за реализацию в ряде торговых точек города
Витебска водки без акцизных марок.
 В связи с этим имело место необоснованное направление, в
соответствии с пунктом 3 статьи 91 ХПК, материалов в следственные
органы с целью выяснения указанных выше вопросов для оценки факта
реализации водки с нарушением требований Декрета.
 Постановлением кассационной инстанции определение суда о
приостановлении производства по делу отменено.

 Приостановление производства по делу по основаниям, не
предусмотренным ХПК, является неправомерным.
 Хозяйственный суд приостановил производство по делу до
получения ответа на запрос, направленный им в Министерство по
налогам и сборам Республики Беларусь. Статья 90 ХПК содержит
перечень оснований, при наличии которых хозяйственный суд вправе
приостановить производство по делу. Указанная статья не содержит
такого основания, как направление запроса для получения разъяснений.
Не содержит данного основания и статья 91 ХПК, в соответствии с
которой хозяйственный суд вправе приостановить производство по делу.
 В результате неправильного применения хозяйственным судом нормы
процессуального законодательства для приостановления производства по
делу им вынесено незаконное определение, которое отменено
кассационной инстанцией хозяйственного суда.

 Невыяснение хозяйственным судом обстоятельств, определяющих
момент возникновения права собственности у продавца на реализуемое
им недвижимое имущество по договору купли-продажи, стало причиной
принятия необоснованного решения.
 В хозяйственный суд обратилось частное торговое предприятие с
иском об установлении факта ничтожности сделки и применении
последствий ее недействительности, который был удовлетворен судом в
полном объеме. Кассационная инстанция отменила данное решение, а
дело направила на новое рассмотрение на основании следующих
обстоятельств.
 Между истцом и ответчиком был заключен договор купли-продажи
недвижимости, по которому истец продал ответчику комплекс зданий и
сооружений. Хозяйственный суд удовлетворил исковое заявление истца в
связи с тем, что пришел к выводу об отсутствии права собственности у
истца на комплекс спорных зданий и сооружений на момент заключения
договора купли-продажи. Данный вывод хозяйственного суда был основан
на редакции договора купли-продажи (с учетом дополнительного
соглашения), заключенного между истцом по делу и малым предприятием,
продавшим спорное имущество истцу ранее, отсутствии отметок о
передаче объектов недвижимости в актах приемки-передачи основных
средств, отсутствии регистрации права собственности за истцом по
делу.
 Отменяя решение суда кассационная инстанция указала, что
дополнительное соглашение к договору, определившее иную, чем
предусмотрено в договоре и актах приемки-передачи стоимость
недвижимости, и иной, чем предусмотрено законодательством, момент
возникновения права собственности (после полной оплаты стоимости
недвижимости и надлежащего оформления акта приемки-передачи), не
имеет даты его совершения. С учетом изложенного, данное
доказательство могло быть принято в качестве достоверного и
убедительного только при условии исследования всех обстоятельств
заключения дополнительного соглашения, в том числе данных
аналитического бухгалтерского учета продавца и покупателя по
договору купли-продажи, документально отражающих информацию о
состоянии и движении имущества (основных средств).
 Таким образом, в процессе разрешения спора хозяйственный суд не
выяснил обстоятельства, определяющие момент возникновения права
собственности у продавца на реализуемое им недвижимое имущество по
договору купли-продажи, что повлекло принятие необоснованного
решения.

 Поскольку для регистрации права собственности недвижимого
имущества был предъявлен договор передачи имущества
(правоустанавливающий документ), не соответствующий требованиям
законодательства, хозяйственный суд признал недействительным
регистрацию права собственности недвижимого имущества.
 В хозяйственный суд обратилась производственно-коммерческая
фирма с иском об отмене регистрации права собственности недвижимого
имущества. При рассмотрении материалов дела судом установлено, что
коммунальным унитарным предприятием регистрации и технической
инвентаризации произведена регистрация собственности за совместным
предприятием на основании договора передачи имущества, акта
приемки-передачи имущества, государственного акта на право
пользования землей. В соответствии со статьей 169 ГК сделка, не
соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если
законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима или
не предусматривает иных последствий нарушения.
 Согласно договору передачи имущества
производственно-коммерческая фирма обязалась передать имущество
совместному предприятию в собственность безвозмездно. Субъектами
хозяйствования при заключении договора передачи имущества не было
учтено требование статьи 546 ГК, которая запрещает дарение в
отношениях между коммерческими организациями, за исключением дарения
обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти минимальных
заработных плат. С учетом положений статьи 7 ГК хозяйственный суд
пришел к выводу, что безвозмездная передача в собственность
недвижимого имущества между коммерческими организациями не
допускается, в связи с чем указанная сделка об отчуждении имущества
в собственность противоречит требованиям законодательства.
 В силу статьи 168 ГК недействительная сделка не влечет
юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.
Поскольку для регистрации права собственности недвижимого имущества
был предъявлен договор (правоустанавливающий документ), не
соответствующий требованиям законодательства, регистрация права
собственности произведена неправомерно, и суд принял решение об
отмене регистрации права собственности.
 Постановлением кассационной инстанции выводы суда первой
инстанции были признаны обоснованными, однако в резолютивную часть
решения суда внесено изменение.
 Поскольку требование об отмене регистрации права собственности
аналогично требованию признания недействительным регистрации права
собственности, кассационная инстанция внесла изменение в решение,
признав недействительной регистрацию права собственности недвижимого
имущества.
 Доводы кассационной жалобы о неподведомственности спора
отклонены, поскольку согласно статье 27 ХПК хозяйственному суду
подведомственны дела по хозяйственным (экономическим) спорам,
возникающим из гражданских, административных и иных правоотношений в
сфере предпринимательской и иной хозяйственной деятельности, в
которых сторонами выступают юридические лица, индивидуальные
предприниматели, государственные органы. Государственная регистрация
носит правоустанавливающий характер, вещные права на недвижимость
возникают с момента такой регистрации, в связи с чем правомерность
проведения регистрации права собственности может быть предметом
рассмотрения в суде.

 В случае недостаточной ясности отдельных условий договора, его
смысла, в соответствии со статьей 401 ГК суд производит толкование
договора, принимая во внимание буквальное значение содержащихся в
нем слов и выражений путем сопоставления с другими условиями и
смыслом договора в целом.
 Хозяйственный суд отказал в иске унитарному предприятию к
закрытому акционерному обществу Российской Федерации о взыскании
87577,66 российских рубля санкций за просрочку платежа. В
кассационном порядке решение не обжаловалось и вступило в законную
силу в соответствии со статьей 161 ХПК.
 В надзорную инстанцию хозяйственного суда поступил протест
первого заместителя Председателя Высшего Хозяйственного Суда на
вышеуказанное решение с просьбой отменить решение и направить дело
на новое рассмотрение. В результате пересмотра решения суда
надзорной инстанцией принято постановление об удовлетворении
протеста на основании следующего.
 Из материалов дела усматривается, что между истцом и ответчиком
был заключен контракт на поставку товара. Согласно условиям
контракта оплата за поставленную продукцию должна была производиться
в российских рублях в течение пяти банковских дней со дня
поступления товара на склад покупателя в форме банковского перевода.
Унитарное предприятие исполнило свои обязательства по поставке
товара. Закрытое акционерное общество свои обязательства по оплате
поставленного товара выполнило несвоевременно. Истец обратился в
хозяйственный суд с иском о взыскании экономических санкций на
основании пункта указанного контракта, согласно которому при
неполучении оплаты за товар в течение 60 календарных дней со дня
отгрузки товара ответчик обязался возместить унитарному предприятию
экономические санкции в размере 2 процентов не полученной в срок
оплаты за каждый день просрочки, но не более суммы неполученной
оплаты за отгруженный товар.
 Отказывая в удовлетворении иска, хозяйственный суд в решении
сослался на то, что право применения экономических санкций в
соответствии с Временным положением о порядке применения к субъектам
хозяйствования экономических санкций, утвержденным постановлением
Совета Министров Республики Беларусь от 27 мая 1994 года № 395,
действовавшим в момент заключения контракта, предоставлено
должностным лицам от имени органа государственного управления.
Понятие экономических санкций содержится в Порядке организации и
проведения проверок (ревизий) финансово-хозяйственной деятельности и
применения экономических санкций, утвержденном Указом Президента
Республики Беларусь от 15 ноября 1999 года № 673. Суд посчитал, что
исходя из смысла контракта и понятия экономической санкции, право на
возмещение таких санкций у истца может возникнуть после применения к
нему указанных санкций в установленном законом порядке.
 Надзорная инстанция суда признала данное решение не
соответствующим нормам материального права и необоснованным.
 В случае недостаточной ясности отдельных условий договора
(контракта), его смысла, в соответствии со статьей 401 ГК суд
производит толкование договора, принимая во внимание буквальное
значение содержащихся в нем слов и выражений путем сопоставления с
другими условиями и смыслом договора в целом. Если этого не
достаточно для определения содержания отдельных условий договора,
должна быть выявлена действительная общая воля сторон с учетом цели
договора. При толковании договора суд использует нормы о договоре
данного вида.
 По результатам изучения условий контракта надзорная инстанция
хозяйственного суда пришла к выводу, что данный контракт по своей
правовой природе является договором поставки и содержит условия
относительно предмета договора, количества и качества товара, цены и
условий оплаты за товар, срок поставки, разрешения спорных вопросов.
В качестве меры гражданско-правовой ответственности покупателя перед
продавцом за нарушение обязательств по оплате товара стороны
предусмотрели в разделе контракта "Санкции", что в случае просрочки
оплаты покупатель уплачивает продавцу пеню в размере 0,5 процента от
суммы платежа за каждый день просрочки. В этом же разделе стороны
установили повышенную ответственность покупателя перед продавцом в
случае неполучения оплаты за товар в течение 60 календарных дней с
даты отгрузки в размере 2 процентов не полученной в срок оплаты за
каждый день просрочки, но не более суммы неполученной за отгруженный
товар.
 В соответствии с пунктом 1 статьи 311 ГК неустойкой (штрафом,
пеней) признается определенная законодательством или договором
денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае
неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в
частности, в случае просрочки исполнения.
 Таким образом, исходя из буквального значения содержания слов и
выражений контракта, их сопоставления с другими содержащимися в нем
условиями, с учетом смысла и цели контракта, следует, что сторонами
совершено письменное соглашение о неустойке.
 На основании изложенного, ссылка хозяйственного суда первой
инстанции на Временное положение о порядке применения к субъектам
хозяйствования экономических санкций, утвержденное постановлением
Совета Министров Республики Беларусь от 27 мая 1994 года № 395, и на
Порядок организации и проведения проверок (ревизий)
финансово-хозяйственной деятельности и применения экономических
санкций, утвержденный Указом Президента Республики Беларусь от 15
ноября 1999 года № 673, признана неправомерной.
 Решение суда первой инстанции отменено с направлением дела на
новое рассмотрение для устранения указанных нарушений норм
материального права.

Заместитель председателя Начальник отдела надзора
хозяйственного суда и обобщения судебной практики
Витебской области хозяйственного суда
 А.Герасимов Витебской области
 В.Шильченок