РАЗЪЯСНЕНИЕ ВЫСШЕГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                    30 марта 2004 г. № 03-25/820

ОБ ОПЛАТЕ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ

     В связи   с   вопросами,   возникающими   в  судебной  практике
относительно оплаты  юридических  услуг,  Высший  Хозяйственный  Суд
Республики Беларусь сообщает следующее.
     В практике имеют место случаи заключения договоров на  оказание
юридических услуг,  в которых стороны предусматривают условие о том,
что при принятии судом положительного решения по спору  и  получении
экономического    эффекта   для   заказчика   исполнитель   получает
дополнительно к вознаграждению определенный  процент  от  взысканной
судом суммы.
     При рассмотрении  хозяйственными  судами  исков   о   взыскании
вознаграждений в пользу исполнителей на основании подобных договоров
следует учитывать, что в рассматриваемой ситуации в действительности
имеет место существование одновременно двух видов правоотношений:
     1) вытекающие из гражданско-правового договора между заказчиком
и исполнителем;
     2) связанные с публичной деятельностью  суда  по  осуществлению
правосудия.
     Договорно-правовые отношения между  заказчиком  и  исполнителем
регулируются  гражданским  законодательством,  а  именно положениями
главы  39  Гражданского  кодекса  Республики  Беларусь   (возмездное
оказание услуг).  Правила,  относящиеся к договору подряда, к данным
правоотношениям не применимы.
     Согласно статье  733  Гражданского  кодекса Республики Беларусь
(далее - ГК) по договору возмездного  оказания  услуг  одна  сторона
(исполнитель)   обязуется  по  заданию  другой  стороны  (заказчика)
оказать услуги  (совершить  определенные  действия  или  осуществить
определенную   деятельность),  а  заказчик  обязуется  оплатить  эти
услуги.
     В договоре возмездного оказания услуг определяющим является сам
процесс  оказания  услуги  или  осуществления деятельности. При этом
совершение  определенных  действий  или  осуществление  определенной
деятельности  не связано  с  обязательным  получением  материального
результата или эффекта от услуги. Исполнитель не может гарантировать
достижение  полезного  эффекта деятельности, поскольку это лежит вне
пределов  его  деятельности.  Вместе  с тем отсутствие материального
результата (эффекта) не влияет на исполнение обязательства.
     За оказанные  юридические  услуги  исполнитель  вправе получить
вознаграждение.  Исходя из принципа свободы договора,  стороны могут
самостоятельно  по взаимному согласию определять его размер.  Однако
исполнитель вправе претендовать лишь  на  возмещение  тех  расходов,
которые  он  понес  на  подготовку  к  оказанию  услуг,  а  также на
возмещение  стоимости  фактически  оказанных  им  услуг.  Требование
исполнителя о выплате дополнительного вознаграждения, сама выплата и
размер которого зависят от решения суда,  которое  будет  принято  в
будущем,  является  необоснованным  и  противоречит правовой природе
рассматриваемого договора.
     В случае, если вознаграждение за оказанные юридические услуги в
полном объеме поставлено в  зависимость  от  решения  суда,  которое
будет   принято   в   будущем,   такой  договор  следует  признавать
незаключенным вследствие недостижения между сторонами соглашения  по
всем существенным условиям договора (статьи 402, 733, 735 ГК).
     Вместе с тем отказ заказчика  от  оплаты  фактически  оказанных
услуг  не  допускается.  В таком случае размер вознаграждения должен
определяться в порядке,  предусмотренном статьей 394  ГК,  с  учетом
фактически   совершенных   исполнителем   действий.   При  этом  при
определении    размера    вознаграждения    суды     также     могут
руководствоваться  пунктом  27  Правил  профессиональной  этики лиц,
осуществляющих   деятельность   по   оказанию   юридических   услуг,
утвержденных постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь
от 19 апреля 2000 года № 6.
     Таким образом,  при заявлении исполнителем требования о выплате
вознаграждения,  если   это   требование   обосновывается   условием
договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда
или иного государственного органа,  которое будет принято в будущем,
хозяйственным  судам  следует  учитывать,  что в данном случае имеет
место  ситуация,  когда  оплате  подлежит  не  оказанная  услуга,  а
результат,  причем  не  результат  работы  исполнителя,  а результат
деятельности суда по осуществлению правосудия.  Учитывая изложенное,
такое требование удовлетворению не подлежит.

Председатель
Высшего Хозяйственного Суда
Республики Беларусь                                     В.С.Каменков