ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 
 ВЫСШЕГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

РАСЧЕТЫ В БЕЛОРУССКИХ РУБЛЯХ МЕЖДУ РЕЗИДЕНТАМИ
РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПРИ ОПЛАТЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ЭКСПОРТУ
ТОВАРОВ НЕ ДОПУСКАЮТСЯ

 Прокурор предъявил в хозяйственный суд иск в интересах
белорусского завода к российскому предприятию о взыскании долга за
поставленный товар. В заключенном между сторонами договоре поставки
содержалось условие об осуществлении расчетов в российских рублях, а
также соглашение о рассмотрении споров по месту нахождения истца.
 Суд установил, что в соответствии с условиями договора истец
отгрузил ответчику продукцию, стоимость которой должна быть оплачена
в течение 20 дней после ее получения. Ответчик оплату не произвел,
ссылаясь на тяжелое финансовое положение, направил истцу письменное
извещение с предложением в счет погашения долга отгрузить товары
российских производителей. Истец от этого предложения отказался.
 Ответчик представил суду договор перевода долга, по которому с
согласия истца долг по оплате продукции переведен на нового должника
- резидента Республики Беларусь. Однако новый должник также не
погасил долг перед истцом.
 Решением суда иск удовлетворен, с ответчика взыскана сумма
долга за поставленную истцом продукцию. Ссылку ответчика на наличие
договора перевода долга суд не принял во внимание, указав на
ничтожность этого договора ввиду несоответствия требованиям
валютного законодательства. В соответствии с Указом Президента
Республики Беларусь от 4 января 2000 года № 7 "О совершенствовании
порядка проведения контроля внешнеторговых операций" (пункт 2.4)
расчеты в белорусских рублях между резидентами в оплату обязательств
по экспорту товаров не допускаются. По договору с резидентом
Российской Федерации истец должен был получить в счет оплаты
продукции российские рубли, а замена должника исключала такую
возможность (новый должник должен был расплатиться с истцом
белорусскими рублями).
 Согласно статье 169 Гражданского кодекса Республики Беларусь
сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна,
если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима
или не предусматривает иных последствий нарушения. Поскольку договор
перевода долга является ничтожным и не порождает каких-либо прав и
обязанностей между истцом и новым должником, суд признал ответчика
надлежащим должником по обязательству.

Подготовлено
управлением обеспечения надзора
и обобщения судебной практики
Высшего Хозяйственного Суда