ПРЕЗИДИУМ МИНСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

                           ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 3 мая 1996 г.

 СОУЧАСТНИК ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕ МОЖЕТ НЕСТИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
 ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДРУГИМ СОУЧАСТНИКОМ БОЛЕЕ ТЯЖКОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ,
 О СОВЕРШЕНИИ КОТОРОГО ОНИ НЕ ДОГОВАРИВАЛИСЬ

===

                           (извлечение)

     По приговору суда Советского района  г.Минска  У. осужден    по
ч.3 ст.201  УК  Республики  Беларусь  на три  года лишения свободы в
исправительно-трудовой колонии усиленного режима. По этому приговору
по ч.3 ст.201 УК осужден и Ж.
     У.  признан  виновным  в  совершении  злостного  хулиганства  с
попыткой применения ножа при следующих обстоятельствах.
     В  ночное время  У. и  Ж. в  состоянии алкогольного опьянения в
подъезде  многоквартирного  дома  громко  разговаривали,  выражались
нецензурными словами,  мешая жильцам отдыхать.  Вышедший из квартиры
К. предложил им уйти из подъезда,  после чего У. и Ж. стали избивать
потерпевшего руками и ногами. При этом  Ж. выхватил нож и пытался им
нанести К.  удар, но выбежавший из  квартиры гражданин, оттолкнул Ж.
от потерпевшего.
     Первый заместитель Председателя Верховного  Суда внес протест в
президиум    Минского   городского    суда,   поставив    вопрос   о
переквалификации   преступных   действий  У.  с  ч.3 ст.201  на  ч.2
ст.201 УК.
     Рассмотрев  дело  3  мая  1996  г.,  президиум  городского суда
протест удовлетворил, указав следующее.
     Суд в приговоре признал установленным,  что когда У. и Ж. стали
избивать К., то именно Ж. выхватил  нож и пытался ударить им К. Этот
факт  соответствует  материалам  дела.  В  связи  с  чем  при  таких
обстоятельствах были  квалифицированы  действия У.  по ч.3 ст.201 УК
суд  в  нарушение  требований  ст.316 УПК, п.6 постановления Пленума
Верховного Суда Республики  Беларусь от 19 июня 1992  г. "О судебном
приговоре"  в  приговоре  не  указал.  Между  тем  по  смыслу закона
соучастник преступления не может нести ответственность за совершение
другим  соучастником   более  тяжкого  преступления,   о  совершении
которого они не договаривались.
     Доказательств  тому, что  между У.  и Ж.  была договоренность о
применении  последним  ножа  в приговоре  не  приведено. Нет  их и в
материалах дела.
     Таким  образом,  вывод  суда  о  том,  что  У.  при  совершении
злостного  хулиганства  пытался   применить  нож,  не  соответствует
фактическим  обстоятельствам  дела,  а  поэтому  действия У. следует
квалифицировать по ч.2 ст.201 УК.