ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЫСШЕГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                      17 декабря 2001 г. № 28

ОБ ОБЗОРЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О ПРИЗНАНИИ
СДЕЛОК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ И УСТАНОВЛЕНИИ ФАКТА
НИЧТОЖНОСТИ СДЕЛОК И ПРИМЕНЕНИИ ПОСЛЕДСТВИЙ ИХ
НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

     В  целях  установления  единой  правоприменительной   практики,
руководствуясь    статьей    18    Закона  Республики  Беларусь   "О
хозяйственных судах в Республике Беларусь", постановляет:
     1. Одобрить обзор судебной практики по делам о признании сделок
недействительными    и  установлении  факта  ничтожности  сделок   и
применении последствий их недействительности (прилагается).
     2. Направить  данный  обзор  в  хозяйственные  суды  областей и
города  Минска  для  использования  в  работе.

Председатель
Высшего Хозяйственного Суда
Республики Беларусь                                     B.C.КАМЕНКОВ

Секретарь Президиума,
судья Высшего Хозяйственного Суда
Республики Беларусь                                      Н.Д.МАДУДИН

                                                 ОДОБРЕНО
                                                 Постановление
                                                 Президиума Высшего
                                                 Хозяйственного Суда
                                                 17.12.2001 № 28

                               ОБЗОР
  судебной практики по делам о признании сделок недействительными
  и установлении факта ничтожности сделок и применении последствий
                       их недействительности

     1. Сделка    является    недействительной    по     основаниям,
установленным    Гражданским  кодексом  (далее  - ГК)   либо   иными
законодательными  актами  (пункт  1  статьи 167 ГК). Общее основание
недействительности     сделки     - несоответствие       требованиям
законодательства.
     ЗАО  "Н"  предъявило  иск о признании недействительным договора
поставки,  заключенного  с предприятием "Р", и взыскании с ответчика
суммы  авансового платежа, процентов за пользование чужими денежными
средствами, убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договорных
обязательств, и упущенной выгоды.
     Статья  6  Закона  "О  сертификации  продукции,  работ и услуг"
запрещает  реализацию  на  территории  Республики  Беларусь и импорт
продукции  в  республику,  подлежащей обязательной сертификации, при
отсутствии   сертификата  и  (либо)  знака  соответствия   продукции
установленным    требованиям.    Условия  договора  поставки   также
предусматривают    передачу    поставщиком    покупателю   надлежаще
оформленного    сертификата  соответствия,  выданного   компетентным
органом.
     При  рассмотрении дела установлено, что ответчик нарушил данные
требования:  производя  поставку импортного товара, не передал истцу
относящийся  к  данному  товару  надлежаще  оформленный   сертификат
соответствия.
     На  основании  этого хозяйственный суд признал договор поставки
недействительным  и  в  качестве  двусторонней  реституции взыскал с
ответчика в пользу истца заявленную им сумму.
     В  данном случае отсутствовали основания для признания договора
недействительным,  поскольку  не  имелось несоответствия его условий
требованиям законодательства. Из материалов дела видно, что ответчик
нарушил требование закона и соответствующее ему условие договора при
исполнении  принятых на себя договорных обязательств и только за это
должен был нести ответственность перед стороной по договору.
     2. Статья    167   ГК  предусматривает  возможность   заявления
требования  об  установлении факта ничтожности сделки и о применении
последствий  ее  недействительности,  а также требования о признании
недействительной оспоримой сделки.
     Изучение  дел  показало,  что  на  практике имеют место случаи,
когда  хозяйственный  суд  удовлетворяет  заявленные  требования   о
признании  недействительной  сделки,  которая  по  существу является
ничтожной.
     Например,  ЗАО  "М"  заявило иск о признании договора поставки,
заключенного  истцом  с предприятием "К", недействительным в связи с
его  несоответствием  требованиям  законодательства.  При этом истец
сослался  на  статью  169 ГК, согласно которой такие сделки являются
ничтожными.  Хозяйственный  суд  удовлетворил  требование,   признав
договор недействительным.
     Действующее    законодательство    предоставляет    возможность
предъявления  исков  об  установлении  факта  ничтожности  сделки  и
применении  последствий  ее  недействительности,  а  также  исков  о
признании   оспоримой  сделки  недействительной  или  о   применении
последствий  ее  недействительности  (статья 182 ГК). О предъявлении
иска  о  признании  недействительной  сделки,  которая  по  существу
является ничтожной, законодательно не оговаривается.
     Кроме    того,   ничтожная  сделка  является   недействительной
независимо  от  признания  ее таковой судом (часть первая статьи 167
ГК).  При  возникновении  спора  о наличии либо отсутствии оснований
считать  сделку  ничтожной  требование  об  установлении  факта   ее
ничтожности   рассматривается  хозяйственным  судом  независимо   от
заявления  требований  о  применении  последствий недействительности
сделки.  При  отсутствии  же  такого  спора  в  случае  предъявления
требования  о  применении  последствий  ничтожности  сделки  факт ее
ничтожности  достаточно лишь констатировать в решении хозяйственного
суда.
     Помимо    этого    следует    указать,    что     предъявленный
заинтересованным  лицом иск об установлении факта ничтожности сделки
и    применении    последствий   ее  недействительности   необходимо
рассматривать как содержащий одно требование.
     3. Согласно    статье    169  ГК  сделка,  не   соответствующая
требованиям  законодательства, ничтожна, если законодательный акт не
устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных
последствий нарушения.
     ООО "Т" (новый должник) и комбинат "Б" (первоначальный должник)
в  нарушение  требования,  установленного  статьей 362 ГК, заключили
договор    перевода    долга    без  согласия  кредитора.   Решением
хозяйственного  суда  установлен  факт  ничтожности  данной сделки в
связи  с  несоблюдением  сторонами  установленного законодательством
требования.
     Предприятие  "Д"  (арендатор)  предъявило  иск  об установлении
факта    ничтожности  договора  аренды  имущества,  заключенного   с
предприятием  "В"  (арендодатель).  Хозяйственный суд установил факт
несоответствия  договора  требованиям  законодательства и правомерно
удовлетворил иск.
     Так, в  соответствии  с   постановлением   Кабинета   Министров
Республики  Беларусь  от  12.06.1995  №  296 "О мерах по обеспечению
эффективного использования имущества,  находящегося в  собственности
Республики    Беларусь"    (с   последующими   изменениями),   сдача
государственными предприятиями в аренду  находящегося  в  их  полном
хозяйственном  ведении  имущества,  относящегося  к  республиканской
собственности,  допускается  с  согласия   органа,   уполномоченного
управлять данным имуществом.
     Кроме того,  согласно Указу Президента Республики  Беларусь  от
21.04.1995   №   161   "О  запрещении  коммерческой  деятельности  в
Министерстве  обороны,   Министерстве   внутренних   дел,   Комитете
государственной безопасности,  Главном управлении пограничных войск,
Управлении  железнодорожных  войск"  (в  редакции  Указа  Президента
Республики   Беларусь   от   20.09.1996   №   374)   сдача  военными
организациями в аренду имущественных  комплексов,  зданий  и  других
материальных   ценностей   допускается   только  по  согласованию  с
Государственным секретарем Совета Безопасности Республики Беларусь.
     В  нарушение  указанных требований предприятием "В" при сдаче в
аренду    нежилого   помещения  не  было  получено   соответствующее
разрешение и отсутствовало необходимое согласование.
     ОАО "Г"  обратилось  в  хозяйственный  суд  с  требованием   об
установлении факта ничтожности договора поставки, заключенного с ЗАО
"Т",  в связи с  его  несоответствием  Указу  Президента  Республики
Беларусь  от  07.03.2000  №  117  "О некоторых мерах по упорядочению
посреднической деятельности при продаже товаров". В договоре стороны
не   указали   цель   приобретения   товара  и  тем  самым  нарушили
существенное условие договора поставки.
     В удовлетворении  иска  хозяйственный  суд  правомерно отказал,
поскольку сделка,  не соответствующая требованиям  законодательства,
является ничтожной, если нормативный правовой акт не предусматривает
иных последствий нарушения того  же  требования.  Указом  Президента
Республики  Беларусь  от 07.03.2000 № 117 за нарушение требования об
определении   в   договоре   поставки   цели   приобретения   товара
предусмотрена  ответственность в виде штрафа.  Поэтому установленное
статьей 169 ГК общее правило о ничтожности сделки  в  данном  случае
неприменимо.
     4. Согласно    статье    166   ГК  несоблюдение  требования   о
государственной  регистрации  сделки  влечет  ее недействительность.
Такая сделка является ничтожной.
     Учредитель  СП  "С"  обратился  с  иском  об установлении факта
ничтожности    договора    аренды,   заключенного  между  истцом   и
индивидуальным  предпринимателем  (арендатор).  В  нарушение   части
второй    статьи    622   ГК  стороны  не  выполнили  требование   о
государственной регистрации договора.
     Хозяйственный  суд  отказал  в  удовлетворении  иска,  указав в
решении,  что  согласно  пункту  3 статьи 403 ГК договор, подлежащий
государственной  регистрации,  считается  заключенным  с момента его
регистрации.    Поэтому  основания  для  установления  судом   факта
ничтожности сделки отсутствуют, так как договор не заключен.
     В  данном  случае хозяйственным судом не учтено, что требование
истца  основано  на  положениях  статьи  166  ГК, которая в качестве
последствий  несоблюдения  требования  о государственной регистрации
сделки прямо предусматривает ее ничтожность.
     5. Правило,  установленное  статьей 169 ГК, применяется ко всем
сделкам,    не  соответствующим  требованиям  законодательства,   за
исключением  случаев,  когда  для  сделок  установлены   специальные
правила.
     По    иску   инспекции  Государственного  налогового   комитета
хозяйственный    суд    установил  факт  ничтожности  сделки   между
индивидуальным  предпринимателем и ЗАО "М" на том основании, что ЗАО
"М"    на   момент  заключения  договора  не  значилось  в   Реестре
государственной  регистрации  субъектов  хозяйствования   Республики
Беларусь.  В  решении  суд  указал,  что  поскольку сделка заключена
юридическим  лицом, не обладающим гражданской правоспособностью, она
не  соответствует  требованиям  законодательства и является согласно
статье 169 ГК ничтожной.
     Хозяйственный  суд, руководствуясь статьей 170 ГК, удовлетворил
иск  управления Государственного комитета финансовых расследований о
признании  недействительной  сделки  между  колхозом  "П" и ЗАО "С",
поскольку  сведений  о ЗАО "С" в Реестре государственной регистрации
не содержалось.
     В решении  приведена ссылка на статью 25 Закона "О предприятиях
в  Республике  Беларусь"  и  пункт  5  Положения  о  государственной
регистрации   и   ликвидации  (прекращении  деятельности)  субъектов
хозяйствования,   утвержденного   Декретом   Президента   Республики
Беларусь   от   16.03.1999  №  11  (в  редакции  Декрета  Президента
Республики  Беларусь  от  16.11.2000  №  22),   которыми   запрещена
деятельность    субъектов    хозяйствования    без   государственной
регистрации.  Руководствуясь этими  нормативными  правовыми  актами,
хозяйственный  суд  пришел к выводу,  что совершение сделок от имени
незарегистрированного  субъекта  хозяйствования,  как  разновидность
хозяйственной деятельности, запрещено законодательством.
     Учитывая  изложенное,  в  данном  случае подлежало рассмотрению
требование об установлении факта ничтожности сделки.
     Представляется    правильным  применение  статьи  170  ГК   при
установлении       факта    ничтожности    сделки,       совершенной
незарегистрированным    в    установленном    порядке      субъектом
хозяйствования.  Из  смысла  данной  статьи  следует, что совершение
сделок  запрещается  законом,  поскольку  они направлены в ущерб для
государства.  Кроме  того, следует учитывать, что запрет в законе на
совершение  сделок  может  быть  как  прямым,  так  и  вытекать   из
незаконных действий сторон.
     Законодательством     запрещена    деятельность       субъектов
хозяйствования  без  государственной  регистрации,  в  том  числе  и
совершение  ими сделок, поэтому такие сделки следует расценивать как
запрещенные законом и противоречащие интересам государства.
     6. Согласно  статье  175 ГК если полномочия органа юридического
лица  на совершение сделки ограничены его учредительными документами
по    сравнению  с  тем,  как  они  определены  в  доверенности,   в
законодательстве   либо  как  они  могут  считаться  очевидными   из
обстановки,  в которой совершается сделка, и при ее совершении орган
вышел  за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом
недействительной  по  иску  лица,  в  интересах которого установлены
ограничения.
     ОАО    "П"  предъявило  иск  к  предприятию  "Р"  о   признании
недействительным  дополнения  к заключенному договору купли-продажи.
Этим   дополнением  стороны  предусмотрели  в  качестве  оплаты   за
поставленный товар передачу ответчику простых именных акций истца.
     Хозяйственный    суд  признал  данное  дополнение  к   договору
недействительным.  В  соответствии  с  пунктом  7.3  Устава  ОАО "П"
договоры  на  сумму  свыше  5 процентов уставного фонда утверждаются
правлением    общества.   Поскольку  стоимость  передаваемых   акций
превысила  установленное ограничение, и процедура утверждения сделки
по  передаче акций не соблюдена, суд правомерно пришел к выводу, что
директор    общества,    подписавший   договор,  вышел  за   пределы
установленных учредительными документами ограничений.
     7. Сделка,   совершенная  представителем  в  силу   полномочия,
основанного  на  доверенности,  непосредственно  создает, изменяет и
прекращает  гражданские права и обязанности представляемого (пункт 1
статьи 183 ГК).
     ОДО  "С"  предъявило  иск  об  установлении  факта  ничтожности
договоров  купли-продажи  и  перевода  долга, заключенных с ООО "Т".
Договоры  от  имени  истца  были  подписаны  заместителем директора,
действовавшим  на  основании  доверенности.  Заявленное   требование
основано  на  том,  что  на  момент  заключения  договоров директор,
выдавший  доверенность,  был  освобожден  от занимаемой должности, в
связи  с  чем  сделки,  заключенные на основании такой доверенности,
являются недействительными.
     В  ходе  рассмотрения  дела  хозяйственный  суд  установил, что
доверенность  выдавалась  директором общества в период исполнения им
своих  обязанностей, срок ее действия на момент заключения договоров
не  истек.  Освобождение  директора от занимаемой должности не может
рассматриваться    как   основание  для  прекращения   доверенности.
Следовательно,  оспариваемые  договоры  заключены  уполномоченным на
совершение  такого рода действий лицом. В данной связи хозяйственный
суд правомерно отказал в удовлетворении иска.
     8. При  отсутствии полномочий действовать от имени другого лица
или  при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от
имени  и  в  интересах совершившего ее лица, если только другое лицо
(представляемый)  впоследствии прямо не одобрит данную сделку (пункт
1 статьи 184 ГК).
     По  общему  правилу  сделка,  совершенная  одним лицом от имени
другого    лица    без  полномочий,  не  порождает  для   последнего
соответствующих прав и обязанностей.
     В  ходе  рассмотрения иска ОАО "М" о признании недействительным
договора,  заключенного  с  ООО  "П",  хозяйственный  суд  установил
следующее.
     Приказом  директора  ОАО "М" в период его отсутствия исполнение
обязанностей    директора  было  возложено  на  главного   инженера.
Руководствуясь  данным  приказом,  главный  инженер  от  имени истца
подписал  договор  с  ответчиком  о  бартерном обмене продукцией. По
условиям  договора  ответчик  поставляет  истцу  комплект  запчастей
согласно спецификации.
     Хозяйственный  суд  пришел  к  выводу, что наличие спецификации
определено  сторонами  как  существенное условие договора, поэтому в
соответствии  со  статьей  402  ГК  договор  считается заключенным с
момента согласования спецификации.
     Спецификацию  от  имени  истца  подписал также главный инженер,
хотя в то время он уже не исполнял обязанности директора. Суд сделал
вывод,  что  на  момент  заключения  договора  (который  совпадает с
моментом  согласования  спецификации) у главного инженера полномочия
заключать договор от имени истца отсутствовали.
     Факт  предъявления  данного иска хозяйственный суд расценил как
выражение  несогласия  истца  с  договором, заключенным от его имени
главным инженером. Решением суда договор признан недействительным.
     9. В  соответствии  со  статьей  180 ГК сделка, совершенная под
влиянием    обмана,   насилия,  угрозы,  злонамеренного   соглашения
представителя  одной  стороны  с  другой стороной, а также кабальная
сделка, может быть признана недействительной по иску потерпевшего.
     ООО    "Т"    предъявило   иск  о  признании   недействительным
дополнительного соглашения к контракту с предприятием "С", в связи с
тем,  что  оно  было  заключено  под  давлением  работников милиции.
Давление  милиции,  по  мнению  истца,  заключалось  в неоднократных
вызовах в следственные органы.
     Хозяйственный суд установил, что по факту внесения должностными
лицами  ООО  "Т" в контракт заведомо ложных сведений было возбуждено
уголовное  дело.  В  ходе  следствия  директор общества неоднократно
приглашался  в  следственные органы для дачи показаний. Впоследствии
уголовное дело прекращено за отсутствием в действиях должностных лиц
состава преступления.
     При разрешении спора хозяйственный суд исходил из того, что для
признания  сделки  недействительной  угроза  должна  быть реальной и
противоправной.    Истец    не  смог  представить  доказательств   о
противоправности действий работников милиции, что свидетельствует об
отсутствии  реальной  угрозы.  Кроме  того,  действия   следственных
органов   по  вызову  директора  общества  совершались  в   пределах
предоставленных    им    полномочий.    Суд  правомерно  отказал   в
удовлетворении иска.
     Центр  "А" предъявил иск к ООО "К" о признании недействительным
договора купли-продажи как заключенного под влиянием обмана.
     Хозяйственный  суд  установил,  что отправленный истцом в адрес
ответчика   груз  был  задержан  сотрудниками  управления   Комитета
государственной  безопасности  до выяснения обстоятельств законности
его приобретения последним.
     Проведенной   по  поручению  хозяйственного  суда   экспертизой
установлено,  что  подписи на двух экземплярах договора выполнены не
директором  ООО  "К",  а  другим лицом, и оттиски печати нанесены не
печатью этого общества.
     Договор  купли-продажи признан недействительным как заключенный
под  влиянием  обмана.  В  решении  хозяйственного  суда  правомерно
указано, что данная сделка совершена с пороком воли, поскольку истец
желал  заключить  договор  с  ООО "К", а не с третьими лицами, ложно
выдающими  себя  за  представителей общества. Суд отметил также, что
признание  сделки, совершенной под влиянием обмана, недействительной
не  зависит  от  того,  кто  допустил  обман -  участник сделки либо
третьи лица.
     10. В  соответствии  со  статьей  171 ГК мнимые сделки являются
ничтожными.  Мнимой  признается  сделка,  совершенная  без намерения
создать соответствующие ей юридические последствия.
     Прокурор  предъявил в интересах совхоза "В" иск об установлении
факта    ничтожности   сделки  между  совхозом  и  заводом  "Ч"   по
купле-продаже сенажа. В обоснование того, что данная сделка является
мнимой,  прокурор  указал,  что  поставка  сенажа  осуществлялась не
стороной по договору, а крестьянским фермерским хозяйством "А".
     Хозяйственный  суд  отказал  в  удовлетворении  иска  в связи с
отсутствием    оснований   для  признания  сделки  мнимой.  В   ходе
рассмотрения    дела  установлено,  что  предусмотренное   договором
обязательство   завода  по  поставке  в  адрес  совхоза  сенажа   по
договоренности  сторон  исполнено  третьим  лицом  -    крестьянским
фермерским  хозяйством  "А".  То есть юридические последствия данной
сделки соответствуют намерениям сторон при ее совершении.
     11. Статья  972  ГК  устанавливает,  что  правила  о   возврате
неосновательного  обогащения  подлежат  применению  к  требованиям о
возврате исполненного по недействительной сделке.
     На  сумму  неосновательного  денежного  обогащения  начисляются
проценты  за  пользование  чужими  средствами  с того времени, когда
приобретатель  узнал  или  должен  был  узнать  о  неосновательности
получения или сбережения денежных средств (пункт 2 статьи 976 ГК).
     Хозяйственный  суд удовлетворил иск прокурора, предъявленного в
интересах  предприятия "Н", о взыскании с унитарного предприятия "М"
суммы  неосновательного обогащения, полученной вследствие заключения
недействительного  в силу ничтожности договора, и суммы процентов за
пользование чужими денежными средствами.
     В    результате   пересмотра  дела  кассационной  и   надзорной
инстанциями решение хозяйственного суда оставлено без изменения. При
этом  указано, что на сумму неосновательного денежного обогащения по
ничтожной   сделке  проценты  в  порядке  статьи  366  ГК   подлежат
начислению  со  следующего  дня  после  получения  денег ответчиком,
поскольку,  заключая  ничтожную  сделку, стороны должны были знать о
нарушении  требований  законодательства, то есть о неосновательности
всего приобретенного по данной сделке.
     В    связи    с  этим  необходимо  учитывать,  что  правила   о
неосновательном   обогащении  могут  применяться  к  требованиям   о
возврате  исполненного  по  недействительной сделке лишь при наличии
доказательств  того,  что  полученная одной из сторон денежная сумма
превышает  стоимость  переданного другой стороне. Если же полученная
стороной  денежная сумма равна стоимости переданного другой стороне,
применяются    последствия,    установленные    для   данного   вида
недействительных сделок.
     12. Решение  хозяйственного  суда  во  всяком  случае  подлежит
отмене,  если  суд  разрешил  вопрос о правах и обязанностях лиц, не
привлеченных  к  участию  в  деле (пункт 5 статьи 192 Хозяйственного
процессуального кодекса (далее - ХПК).
     Практика показывает, что хозяйственные суды, рассматривая споры
о признании сделок недействительными, не всегда привлекают в процесс
всех контрагентов по сделке.
     Так,  по  иску  управления Государственного комитета финансовых
расследований    о    признании    недействительными  сделок   между
объединением  "А"  и  компанией  "L"  хозяйственный  суд  привлек  в
качестве ответчика лишь одну из сторон - объединение "А".
     Такая    позиция  является  необоснованной.  Признание   сделки
недействительной        влечет     предусмотренные       гражданским
законодательством последствия для всех ее участников. Привлекая же в
процесс  лишь  одного  из контрагентов, хозяйственный суд фактически
разрешает  вопрос  о  правах и обязанностях лица, не привлеченного к
участию в деле.
     В  то  же  время  следует иметь в виду, что к участию в деле не
могут  быть  привлечены  те  стороны  по сделке, которые не обладают
гражданской правоспособностью.
     Так,  по  иску  управления Государственного комитета финансовых
расследований  о  признании недействительным договора между колхозом
"П"  и  ЗАО  "С"  хозяйственный суд прекратил производство по делу в
отношении ЗАО "С" в связи с отсутствием сведений о его регистрации в
качестве субъекта хозяйствования.
     По    общему    правилу,    установленному   статьей  27   ХПК,
хозяйственному  суду  подведомственны  дела  по хозяйственным спорам
между  юридическими  лицами  и  индивидуальными   предпринимателями.
Поскольку    лицо,    не  зарегистрированное  в  качестве   субъекта
хозяйствования,  не  обладает  ни  гражданской,  ни   процессуальной
правоспособностью,   суд  возбуждает  дело  об  установлении   факта
ничтожности  сделки  лишь  в  отношении  лиц,  обладающих   статусом
субъекта хозяйствования.
     При    установлении    хозяйственным  судом  факта   отсутствия
регистрации    в    качестве   субъекта  хозяйствования  лица,   уже
привлеченного  в  процесс,  производство по делу в отношении данного
лица прекращается в соответствии с частью первой статьи 94 ХПК ввиду
неподведомственности спора.