ПРЕЗИДИУМ ВИТЕБСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

                             ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРИ ОТСУТСТВИИ ПРИЧИННОЙ СВЯЗИ МЕЖДУ ДЕЙСТВИЕМ ИСТОЧНИКА
ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ И ВРЕДОМ ВРЕД ПОДЛЕЖИТ ВОЗМЕЩЕНИЮ НА
ОБЩИХ ОСНОВАНИЯХ

                            (извлечение)

     В заявлении суду Г.  указала, что по ее просьбе 23 июля 1999 г.
водитель мехколонны № 43 г.  Витебска Л.  подвозил ее до деревни.  В
пути следования  он  не  остановил  машину  возле  деревни,  где  ей
необходимо было выйти, а продолжал движение, несмотря на то, что она
стучала в окно будки машины.  В связи с возникшими предположениями о
возможных  неблагоприятных  последствиях для ее жизни и здоровья она
выпрыгнула из машины.  В результате получила менее  тяжкие  телесные
повреждения, при этом были повреждены ее вещи.
     Ссылаясь  на данные обстоятельства, истица просила суд взыскать
с  мехколонны  № 43, как владельца источника повышенной опасности, в
возмещение  материального  ущерба   204648 руб. и морального вреда -
400000 руб.
     Решением  суда  Железнодорожного  района  г. Витебска Г. в иске
отказано.
     Определением  судебной коллегии по гражданским делам Витебского
областного  суда  решение  суда  отменено и дело направлено на новое
рассмотрение.
     Отменяя  решение  суда,  судебная коллегия указала, что вред Г.
причинен  в  результате  воздействия источника повышенной опасности,
судом  не  установлено умысла у истицы на причинение себе вреда, а в
соответствии  с  п.2   ст.952 ГК и при наличии грубой неосторожности
потерпевшего при причинении вреда своему здоровью отказ в возмещении
вреда не допускается.
     Определение суда кассационной инстанции опротестовано в связи с
неправильным применением материального закона.
     Согласно ст.451 ГК,  действовавшего до 1 июля 1999 г.  (ч.1 п.1
ст.948  действующего  ГК),  организации  и  граждане,   деятельность
которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные
организации,   промышленные    предприятия,    стройки,    владельцы
автомобилей и т.п.), обязаны возместить вред, причиненный источником
повышенной опасности,  если не докажут,  что вред возник  вследствие
непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
     В  суде установлено, что водитель мехколонны № 43 Л. по просьбе
Г.  подвозил  ее  до деревни на автомашине ГАЗ-66, оборудованной для
перевозки людей.
     Из  объяснений  Г.  видно,  что  она,  не доехав до деревни, до
которой  просила  ее  подвезти,  после  проезда указателя, стоявшего
перед  деревней, не воспользовавшись имеющейся кнопкой сигнализации,
выпрыгнула  из  машины  и  ударилась  о землю, в результате чего был
причинен  вред  ее  здоровью.  Как  она  пояснила,  ее действия были
вызваны  подозрением  о  намерении водителя совершить в отношении ее
противоправные  деяния,  так как он не остановил автомашину после ее
стука в окно будки.
     Из показаний водителя следует, что истица просила довезти ее до
первой  по  пути  следования деревни и что она выпрыгнула из машины,
когда  до  деревни  оставалось  200-300  метров.  Сигнала  в  кабину
автомашины    Г.  не  подавала,  а  стука  в  окно  будки,   которая
непосредственно  связана  с  кабиной,  он  не  слышал и не остановил
автомашину около указателя, поскольку не доехал до деревни.
     Органами  внутренних дел в действиях Л. состава преступления не
установлено и в возбуждении уголовного дела отказано.
     Следовательно,    хотя  вред  истице  и  причинен  в   процессе
использования  источника  повышенной  опасности, то есть в состоянии
движения  автомашины,  но  не в связи с ее воздействием в результате
проявления    присущих    ей  как  источнику  повышенной   опасности
специфических  свойств (большая скорость, невозможность моментальной
остановки,  неожиданные  и  сильные  толчки  при  остановке и т.д.).
Поэтому  прямая причинная связь между действием источника повышенной
опасности    и    вредом,   предусмотренная  законом,   регулирующим
ответственность    за    вред,  причиненный  источником   повышенной
опасности, отсутствует.
     Президиум  Витебского  областного  суда, соглашаясь с протестом
заместителя  Председателя  Верховного  Суда  Республики  Беларусь  о
неправильном  применении судебной коллегией материального закона при
разрешении  возникшего  спора,  постановлением  от 8 декабря 2000 г.
изменил  определение,  исключив из него указание о применении нормы,
регулирующей  возмещение  вреда  источником  повышенной опасности, и
указал,   что  вопрос  о  возмещении  вреда  должен  разрешаться   в
соответствии  с  общими  основаниями  ответственности  за причинение
вреда.  Поскольку  судом  не  учтены  все  факты, входящие в предмет
доказывания  по  делу, и в частности обстоятельства, касающиеся вины
ответчика, президиум направил дело на новое рассмотрение.