ПОСТАНОВЛЕНИЕ
          ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

    Превышением    необходимой    обороны    признается   явное
    несоответствие защиты характеру и опасности посягательства

                           (извлечение)

     По приговору  судебной  коллегии  по  уголовным  делам Минского
городского суда от 21 марта  1989  г.,  оставленному  без  изменения
определением  судебной  коллегии  по уголовным делам Верховного суда
Республики Беларусь от 12 мая 1989 г.,  Б.  осужден по  ч.1  ст.213,
ст.15, п."г" ст.100 УК РБ за то, что незаконно хранил и носил оружие
- пистолет "Вальтер",  стрелял из него.  19 августа 1988 г. после 22
час.  Б.  вместе с Г. провожал на остановку общественного транспорта
свою знакомую Ш., взяв с собой пистолет, заряженный четырьмя боевыми
патронами.  Ожидая автобус,  Г.  и Ш. сидели на скамейке, а Б. стоял
напротив.  В  это  время  к  ним  подошли  трое  незнакомых  парней,
находившихся в нетрезвом состоянии. Один из них попросил закурить и,
прикуривая, толкнул Б. локтем, а другой нанес Б. легкий удар по шее.
     Один из  троих подошедших парней - Богдан стал приставать к Ш.,
пытаясь обнять ее.  Ш.  просила ее не трогать. Б. требовал отпустить
Ш.,  и, когда Богдан замахнулся на него рукой, Б., вынув из-за пояса
пистолет,   сделал   предупредительный   выстрел,   угрожая    "всех
пристрелить".  Находившиеся неподалеку граждане подошли к ним, и Я.,
оттолкнув Богдана и Н.,  увела Ш.  от остановки. Пристававшие к Ш. и
Б.  ребята говорила, что они просто хотели познакомиться с Ш., а Б.,
решив их напугать,  стал стрелять.  Затем они решили забрать у  него
оружие  и  с  этой  целью  направились к Б.,  который стоял в сквере
напротив автобусной остановки  и  слышал  разговор  о  необходимости
забрать  у  него  "пугачь".  Б.,  будучи  озлобленным  на  них из-за
происшедшего конфликта,  решил их убить и с этой целью с  расстояния
примерно  3-4  метра  произвел три прицельных выстрела из пистолета,
причинив  смертельные  ранения  Богдану  и  Н.,   которые   тут   же
скончались.  Стреляя в О.,  Б.  промахнулся. После этого Б. убежал и
спрятал пистолет на пустыре.
     Президиум Верховного суда постановлением  от 18 февраля 1991 г.
удовлетворил  протест  заместителя  Генерального  прокурора  СССР  о
переквалификации  действий осужденного Б. со  ст.15, п."г" ст.100  и
п."г" ст.100 УК РБ на ст.103 УК РБ по следующим основаниям.
     Обстоятельства  убийства и  покушение на  убийство, совершенные
Б., судом  установлены полно, но  допущена неправильная квалификация
его действий.
     Б. заявлял на предварительном следствии  и в суде, что не хотел
никого убивать, выстрелил  в Богдана, Н. и О., защищая  Ш. и себя от
посягательства.
     Суд не  принял во внимание, что  в действиях потерпевших угрозу
для Ш. увидел не только  Б., но и неустановленный следствием пожилой
мужчина,  который подошел  и попросил  их разойтись  мирно, а  также
свидетели Я., которая увела Ш., и Н., а также сама Ш.
     Свидетель  Н.  показал,  что  пожилой  мужчина,  окликнув  его,
попросил помочь, т.к. приставали к Ш.; Н. видел, что кто-то из ребят
держал Ш., и все трое были пьяными, нецензурно ругались.
     Б. воспринял действия потерпевших  как оскорбительные и опасные
для  себя  и  Ш.,  тем   более,  что  его  товарищ  Г.,  испугавшись
потерпевших, убежал, оставив его одного против троих.
     По показаниям свидетеля Я., Б. был очень взволнован, возбужден.
Объясняя причину  выстрелов в потерпевших, Б.  утверждал, что боялся
расправы и того, чтобы у него  не отняли пистолет, которым он владел
незаконно.  Стрелять   он  стал  после   того,  как  те   преодолели
разделявшую их изгородь и направились к нему.
     Следует учитывать  и то, что  Б. слабо развит  физически, а ему
противостояли  трое   взрослых  мужчин,  находившихся   в  состоянии
алкогольного опьянения, которые вели себя навязчиво и дерзко.
     Анализ всех доказательств в их совокупности приводит к выводу о
том,  что Б.  не имел прямого умысла  на  убийство  потерпевших,  от
которых   он   защищался,   но   предвидел  и  сознательно  допускал
наступление тяжких последствий.  Тем  не  менее,  трижды  стреляя  в
направлении потерпевших,  Б.  не мог не сознавать, что защищается от
невооруженных людей огнестрельным оружием излишне интенсивно.
     Несоответствие  защиты  характеру  и  опасности  посягательства
свидетельствует о превышении пределов необходимой обороны.
     Следовательно, действия  Б. должны квалифицироваться  по ст.103
УК РБ как убийство при превышении пределов необходимой обороны.