ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ
ЖЕНЕВСКОЙ КОНВЕНЦИИ ОТ 19 МАЯ 1956 ГОДА "О ДОГОВОРЕ
МЕЖДУНАРОДНОЙ ДОРОЖНОЙ ПЕРЕВОЗКИ ГРУЗОВ"

Одобрено: постановление  Президиума  Высшего   Хозяйственного   Суда
Республики Беларусь от 4 ноября 2004 г. № 35

     1. Договор  перевозки  устанавливается  накладной.  Отсутствие,
неправильность    или    потеря   накладной  не  отражаются  ни   на
существовании,  ни  на действительности договора перевозки (статья 4
Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов).
     Перевозчик предъявил  иск  к  экспедитору о взыскании оплаты за
перевозку и штрафа за простой автомобиля.  Ответчик иск не  признал,
указав  на  отсутствие  между  сторонами  договорных  отношений.  Из
материалов дела следует,  что в  соответствии  с  заявкой  ответчика
истцом   была   выполнена   международная  грузоперевозка.  Факт  ее
выполнения подтвержден CMR-накладной с отметками таможенных  органов
о прохождении груза и о его получении.  Суд первой инстанции признал
указанную заявку офертой, а действия истца по перевозке - акцептом и
удовлетворил  иск.  Суд  кассационной  инстанции  решение  изменил и
отказал  в  иске,  поскольку  заявка  на  транспортную  перевозку  и
CMR-накладная,   на   основании  которой  осуществлялась  перевозка,
содержали различную информацию  о  дате  и  месте  погрузки,  а  эти
реквизиты   в   соответствии  со  статьей  6  Конвенции  о  договоре
международной дорожной перевозки  грузов  (далее  -  КДПГ)  являются
существенными   для   договора  международной  перевозки.  Истец  не
представил достаточных доказательств исполнения заявки,  т.е. подачи
автомобиля в указанное в заявке место и время, что не дает оснований
установить наличие соглашения между сторонами по  всем  существенным
условиям договора.
     Несовпадение сведений,  указанных в заявке экспедитора, о дате,
времени и месте погрузки со сведениями,  указанными в CMR-накладной,
не дает оснований сделать вывод,  что перевозка осуществлена по иной
заявке.
     В соответствии с пунктом  1  статьи  6  КДПГ  накладная  должна
содержать сведения о месте и дате принятия груза к перевозке и месте
его доставки,  под которыми следует понимать  не  адрес  фактической
погрузки груза,  а адрес таможенного органа,  проводящего оформление
груза. Сведения, касающиеся грузоотправителя, грузополучателя, массы
груза,  перевозчика  полностью  совпадали  как  в  заявке,  так  и в
CMR-накладной.  Кроме  того,  в  CMR-накладной  указано   (поскольку
перевозка осуществлялась по процедуре МДП),  что CARNET TIR открыт в
день направления заявки перевозчику.
     Перевозчик предъявил    иск    к    экспедитору   о   взыскании
задолженности за оказанные услуги по международной перевозке грузов.
Право требования оплаты возникло, по мнению истца, из выполненной им
заявки ответчика.
     Суд отказал  в  удовлетворении  иска  на  основании следующего.
Установлено,  что между сторонами заключен  договор  об  организации
перевозок, регулирующий взаимоотношения по планированию, организации
и  осуществлению  перевозок  грузов  автомобильным  транспортом.   В
соответствии  со  статьей 4 КДПГ,  договор перевозки устанавливается
накладной. Представленная суду в качестве доказательства исполненной
перевозки CMR-накладная в графе "перевозчик" не содержала указания о
том, что истец является перевозчиком груза.
     2. При  принятии  груза  перевозчик  обязан  проверить точность
записей,  сделанных в накладной относительно числа грузовых мест,  а
также  их  маркировки и номеров (подпункт 1 пункта 1 статьи 8 КДПГ).
За неисполнение  этой  обязанности  отвечает  перевозчик  (статья  3
КДПГ).
     Хозяйственный суд рассмотрел иск перевозчика  к  экспедитору  о
взыскании  стоимости  перевозки,  указанной  в  договоре,  оплаты за
вынужденный  простой  транспортного  средства,  оплаты  за   излишне
перевезенный груз,  накладных расходов. Истец указал, что вследствие
нарушения   ответчиком   своих   обязательств   по    договору    на
транспортно-экспедиционное   обслуживание   и  заявке  на  перевозку
грузов,  он был вынужден приостановить начатую  перевозку,  так  как
автомобиль  имел  излишний,  не  предусмотренный  соглашением сторон
груз.
     Суд отказал  в удовлетворении заявленных требований.  В решении
суд отметил, что из содержания заключенного между сторонами договора
на  транспортно-экспедиционное обслуживание и заявки следует,  что в
отношениях с перевозчиком экспедитор выступал от собственного имени,
указанные документы определяют объем прав и обязанностей экспедитора
как заказчика перевозки.  По мнению суда,  возникшие между сторонами
отношения следует отнести к обязательствам из договора международной
автомобильной перевозки грузов.
     В соответствии  с  пунктом  1  статьи 8 КДПГ при принятии груза
перевозчик  должен  проверить  правильность  записей,  сделанных   в
CMR-накладной,  касающихся числа грузовых мест, их маркировки и т.д.
При наличии замечаний к весу груза  перевозчик  был  обязан  сделать
обоснованные   оговорки   в   накладной.   Оформленная  отправителем
CMR-накладная содержала сведения о весе перевозимого груза, отличные
от сведений, указанных в заявке. Перевозчик к перевозке приступил и,
следовательно,  принял  на  себя  риск  возможных   последствий   по
перевозке  груза  с  указанной  в  накладной массой.  Кроме того,  в
соответствии с условиями заявки, на основании которой осуществлялась
перевозка, в обязанности водителя перевозчика входил контроль веса у
получателя и контроль распределения груза по осям,  что не  было  им
выполнено.
     3. Перевозчик  освобождается  от  ответственности,  если потеря
груза,  его  повреждение  произошли по вине правомочного по договору
лица (пункт 2 статьи 17 КДПГ).
     Суд рассмотрел   дело  по  иску  перевозчика  к  экспедитору  о
взыскании оплаты за перевозку  и  штрафа  за  простой  транспортного
средства.  Согласно  поступившей  от ответчика заявке истец обязался
перевезти  10  ящиков  стекла.  Перевозка  была  выполнена,   однако
оплачена  не  в  полном объеме - ответчик удержал из суммы ставки за
перевозку  стоимость  расходов  по  утилизации  битого  стекла.  Суд
установил,   что   во  время  совершения  перевозки  лопнула  стойка
крепления  груза,  в  результате  чего  произошло  его  повреждение.
Экспертом  совместно  с представителем грузополучателя в присутствии
водителя составлен акт осмотра,  которым установлено,  что  причиной
уничтожения  стекла  явилось отделение стойки по сварному шву,  т.е.
дефект упаковки  груза.  В  момент  принятия  груза  дефект  не  был
известен перевозчику,   соответствующих   записей   в  CMR-накладной
сделано не было.
     Суд, руководствуясь  пунктом 2 статьи 17 КДПГ,  пришел к выводу
об отсутствии вины перевозчика, указав в решении, что в соответствии
со   статьей   10   КДПГ  отправитель  несет  ответственность  перед
перевозчиком за ущерб и повреждения, причиненные лицам, оборудованию
и  другим  грузам,  а  также  за  любые расходы,  которые могут быть
вызваны поврежденной упаковкой груза.
     Статья 10  КДПГ  возлагает  на грузоотправителя ответственность
перед перевозчиком за ущерб,  который  при  осуществлении  перевозки
будет причинен третьим лицам, иному оборудованию или грузам, а также
за любые расходы,  вызванные дефектами упаковки груза. Данная статья
регламентирует    вопросы    ответственности    отправителя    перед
перевозчиком за всякий ущерб,  причиненный перевозимым  грузом,  как
самому перевозчику, так и другим лицам.
     Согласно пункту 1 статьи 8 КДПГ в обязанность  перевозчика  при
принятии  груза  к  перевозке вменяется проведение проверки внешнего
состояния груза и его упаковки,  то  есть  их  визуального  осмотра.
Поэтому,  если  в ходе такого осмотра упаковки груза перевозчиком не
будут   выявлены   ее   дефекты,   то   он   вправе   требовать   от
грузоотправителя   возмещения   расходов   и   убытков,  причиненных
действиями  последнего,  поскольку  по  его  вине  для  погрузки  на
транспортное средство был представлен груз в ненадлежащей упаковке.
     Грузополучатель предъявил  иск  к   перевозчику   о   взыскании
убытков,  причиненных  ненадлежащим  выполнением договора перевозки.
Суд установил, что перевозимый ответчиком груз был конфискован судом
общей  юрисдикции  в  доход  государства  на  основании статьи 193.8
Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь, так
как   товаросопроводительные  документы,  оформленные  отправителем,
содержали     недостоверные     сведения     о      грузополучателе,
грузоотправителе, стране происхождения товара и его стоимости.
     В соответствии со статьей 17 КДПГ перевозчик  освобождается  от
ответственности, если утрата груза произошла по вине правомочного по
договору лица.  Учитывая,  что  правильность  и  полнота  заполнения
товаросопроводительных документов является обязанностью отправителя,
суд пришел к выводу об отсутствии в  действиях  перевозчика  вины  в
утрате груза и отказал в иске.
     4. Имущественные обременения, вытекающие из накладной, лежат на
отправителе  груза  и  сохраняются  за  ним  в  случае   прекращения
перевозки  из-за  невозможности  ее  продолжить  на  определенных  в
накладной условиях (пункт 2 статьи 16 КДПГ). Одностороннее изменение
условий  обязательства  не  допускается  (статья  291   Гражданского
кодекса Республики Беларусь, далее - ГК).
     Перевозчик обратился в суд с иском о  взыскании  с  отправителя
расходов по оплате ГСМ,  иных накладных расходов. Суд установил, что
истец  на  основании  заявки  ответчика  предоставил  под   загрузку
автомобиль.  По  результатам  проведенного  при загрузке взвешивания
транспортного средства  было  установлено  расхождение  фактического
веса  груза,  заявленного  к  перевозке,  с  данными,  указанными  в
транспортном заказе и CMR-накладной. Поскольку фактический вес груза
превышал  максимально  допустимую  массу,  истец  в  соответствии  с
пунктом 1 статьи 14 КДПГ запросил инструкции у грузоотправителя  как
у   лица,  имеющего  право  распоряжаться  грузом.  Грузоотправитель
отказался   уменьшить   количество   груза,    требуя    дальнейшего
осуществления  перевозки,  т.е.  предложил  перевозить товар на иных
условиях,  чем было установлено  ранее  составленной  CMR-накладной.
Поскольку  условие  о  весе  груза  является  существенным  условием
договора перевозки,  по которому должно быть  достигнуто  соглашение
между  сторонами,  а  одностороннее  изменение  условий  договора не
допускается,  суд признал отказ перевозчика от  исполнения  договора
правомерными и иск удовлетворил.
     5. Размер  подлежащего возмещению ущерба, вызванного полной или
частичной потерей груза, определяется на основании стоимости груза в
месте и во время принятия его к перевозке (пункт 1 статьи 23 КДПГ).
     Грузоотправитель обратился   в   суд  с  иском  о  взыскании  с
экспедитора  стоимости  утраченного  груза.  Суд  установил,  что  в
соответствии     с     заключенным     сторонами     договором    на
транспортно-экспедиционное обслуживание ответчик передал  заявку  на
перевозку  индивидуальному  предпринимателю.  Поскольку впоследствии
груз  был  утрачен  перевозчиком,  суд   в   решении   указал,   что
ответственность  экспедитора  перед  клиентом должна определяться по
тем  же   правилам,   по   которым   перед   экспедитором   отвечает
соответствующий перевозчик (статья 756 ГК).
     Истец просил  суд  взыскать  с   ответчика   стоимость   груза,
определенную   договором  купли-продажи  перевозимого  груза.  Истец
заявил, что груз перевозился с объявленной стоимостью, о чем имеется
соответствующее  указание  в  CMR-накладной.  Суд  первой  инстанции
удовлетворил иск в части.  Сумму, подлежащую возмещению, определил в
соответствии  с  пунктом  3  статьи  23  КДПГ в редакции Протокола к
Конвенции от 5 июля 1978 года и указал,  что  размер  возмещения  не
должен  превышать  8.33  расчетных  единиц за килограмм недостающего
веса брутто.
     Кассационная инстанция  решение суда изменила,  исчислив размер
возмещения  в  соответствии  со  стоимостью,  указанной  в  договоре
купли-продажи,  указав,  что  стоимость  груза является объявленной,
поскольку  об  этом  указано  в  CMR-накладной  и  в   CARNET   TIR.
Доказательств отказа от принятия груза к перевозке в силу того,  что
не была уплачена надбавка к провозным платежам,  либо  доказательств
принятия груза к перевозке на иных условиях,  нежели установленных в
CMR-накладной,  суду не представлено.  Поскольку в  соответствии  со
статьей   24   КДПГ  объявленная  стоимость  груза  заменяет  предел
возмещения, предусмотренный пунктом 3 статьи 23 КДПГ, следовательно,
исковые  требования  подлежат удовлетворению,  исходя из объявленной
стоимости утраченного груза без применения указанного предела.
     Постановлением коллегии Высшего Хозяйственного Суда по проверке
решений  хозяйственных  судов  дело   было   направлено   на   новое
рассмотрение  в  связи  с неполным исследованием всех обстоятельств.
Так,  из материалов дела не усматривалось,  на каких условиях оплаты
по   провозным   платежам   осуществлялась  спорная  перевозка,  что
существенно влияет на определение стоимости утраченного груза. Кроме
того,  суд  первой инстанции применил не подлежащую применению норму
материального  права,  так  как  Республика  Беларусь  не   является
участницей  Протокола  к КДПГ от 5 июля 1978 года,  которым изменена
редакция пункта 3 статьи 23 Конвенции.
     При новом  рассмотрении  дела  суд взыскал с ответчика денежную
сумму в размере стоимости груза, указанной в договоре купли-продажи,
спецификации к договору и инвойсе.  Суд указал,  что данная сумма не
является объявленной стоимостью  груза,  так  как  стоимость  груза,
указанная в CMR-накладной,  ниже размера возмещения, рассчитанного в
соответствии с пунктом 3 статьи 23 КДПГ.
     В соответствии  с пунктом 2 статьи 23 КДПГ стоимость груза,  на
основании  которой   устанавливается   размер   возмещения,   должна
определяться  на  основании  биржевой котировки,  или за отсутствием
таковой на основании текущей рыночной цены,  или же при отсутствии и
той  и другой на основании обычной стоимости товара такого же рода и
качества. Стоимость груза, указанная в договоре купли-продажи, может
не совпадать с его реальной стоимостью.
     Согласно пункту 2 статьи 6 КДПГ в CMR-накладной кроме сведений,
перечисленных   в   пункте   1  статьи  6  Конвенции,  должны  также
содержаться указания  о  стоимости  груза  и  о  его  дополнительной
ценности.  Сумма  дополнительной ценности груза,  которая в пункте 1
статьи  26  КДПГ  называется  "объявленная  ценность  груза",  может
указываться отправителем в качестве специального интереса в доставке
на случай утраты,  повреждения груза или просрочки в  его  доставке.
Эта сумма может объявляться в тех случаях,  когда перечисленные выше
последствия могут принести отправителю или получателю  груза  ущерб,
величина  которого  превысит  сумму  возмещения,  подлежащую  уплате
перевозчиком при наступлении названных последствий.
     В связи с этим следует иметь в виду,  что цену груза, указанную
в CMR-накладной,  нельзя отождествлять с суммой объявленной ценности
этого груза.
     6. Правомочное  по  договору  лицо  может  потребовать   уплаты
процентов на сумму, подлежащую возмещению (пункт 1 статьи 27 КДПГ).
     Грузополучатель  обратился  в  суд  с  требованием  о взыскании
процентов в соответствии со статьей 366 ГК за пользование ответчиком
чужими  денежными  средствами вследствие уклонения от их возврата, а
также  суммы  долга,  увеличенного  с  учетом  инфляции,  в   части,
превышающей эту сумму.
     В исковом заявлении истец указал, что ранее вынесенным решением
хозяйственного суда в его пользу с ответчика была взыскана стоимость
утраченного  груза.  В  связи  с несвоевременным исполнением решения
суда  истец просил взыскать проценты, исчислив их по правилам статьи
366  ГК  и  сумму долга с учетом инфляции в части, превышающей сумму
процентов.
     Суд удовлетворил  иск  частично,  указав,  что в соответствии с
частью 2 пункта  1  статьи  366  ГК  размер  процентов  определяется
учетной  ставкой Национального банка,  если иной размер процентов не
установлен законодательством.
     Согласно  пункту  1 статьи 27 КДПГ правомочное по договору лицо
вправе  требовать  уплаты процентов на сумму, подлежащую возмещению.
Эти  проценты  исчисляются  из расчета пяти процентов годовых со дня
передачи  перевозчику  письменной рекламации или же, если таковой не
последовало,  со  дня подачи иска. Руководствуясь нормами Конвенции,
суд  взыскал  с  ответчика  сумму  процентов  и начисленную на сумму
основного долга инфляцию в части, превышающей их.
     Используемый в тексте  Конвенции  термин  "возмещение"  следует
рассматривать  в  качестве  денежной компенсации лицу,  полномочному
распоряжаться грузом,  за полную или частичную утрату груза,  за его
повреждение.
     Статья 26 КДПГ регламентирует процедуру начисления процентов по
требованиям к перевозчику о возмещении ущерба за повреждение, полную
или  частичную  утрату  груза  и  не  регулирует  порядок возмещения
процентов  за  несвоевременное  исполнение  судебного постановления,
которым с должника была взыскана стоимость утраченного груза.
     7. Если получатель принял груз и не установил состояния груза в
присутствии  перевозчика, имеется основание для презумпций, что груз
был принят получателем в состоянии, описанном в накладной (статья 30
КДПГ).
     Суд рассмотрел   исковые  требования  экспедитора  о  взыскании
стоимости  поврежденного  в  процессе  перевозки  груза.  Ответчиком
выступал  второй  экспедитор,  который  по  заявке истца организовал
перевозку.
     При  приемке  груза  получатель обнаружил нарушение целостности
паллет,   поскольку  водитель  самостоятельно,  в  целях   избежания
перегруза  по осям, произвел разборку паллет и перераспределил груз.
Проведенная  получателем  микробиологическая  экспертиза  установила
непригодность данного груза для дальнейшего использования.
     Суд отказал в  удовлетворении  исковых  требований,  указав  на
недоказанность    причинно-следственной   связи   между   действиями
перевозчика по  нарушению  транспортной  упаковки  в  автофургоне  и
возникшими  убытками,  выразившимися  в  невозможности использования
груза вследствие его загрязнения.
     Как было  установлено  судом,  водитель перераспределил груз по
осям,  нарушив целостность паллет.  Однако грузополучатель, принимая
груз,  не сделал соответствующих оговорок в CMR-накладной,  выгрузку
не приостановил, а о проведении экспертизы не поставил в известность
перевозчика.  Таким  образом,  в  соответствии  со  статьей  30 КДПГ
предполагается,  что  груз  был  принят  получателем  в   состоянии,
описанном в накладной. Претензия была направлена истцом по истечении
установленного пунктом 2 статьи  30  КДПГ  семидневного  срока.  Акт
экспертизы составлен получателем груза в одностороннем порядке.
     Суд указал,  что поскольку КДПГ не регулирует вопросы  передачи
грузополучателем  права на предъявление претензии и иска иному лицу,
то экспедитор в данном случае мог заявлять требование  о  возмещении
убытков,  вызванных  повреждением  груза,  если  бы  эти убытки были
взысканы с него в судебном порядке.
     Поскольку экспедитор    не   является   стороной   в   договоре
международной перевозки грузов,  вопросы  его  прав  и  обязанностей
должны  рассматриваться  исходя  из  положений главы 41 Гражданского
кодекса "Транспортная экспедиция".
     8. Иски,  возникающие  в  результате  перевозок,  выполненных в
соответствии  с КДПГ, могут быть поданы в течение одного года (пункт
1 статьи 32 КДПГ).
     Перевозчик обратился   в   суд   с   иском   о   взыскании    с
грузоотправителя  оплаты за перевозку.  Суд отказал в удовлетворении
иска в связи с истечением срока исковой давности.
     В соответствии с пунктом 1 статьи 32 КДПГ срок исковой давности
по данному требованию составляет 1 год  и  начинает  исчисляться  по
истечении  трехмесячного срока со дня заключения договора перевозки.
Суд пришел к выводу,  что договором перевозки  является  заключенный
сторонами  договор  на  перевозку грузов автомобильным транспортом и
оказание транспортно-экспедиционных услуг в международном сообщении.
     В данном        случае        предметом       договора       на
транспортно-экспедиционное     обслуживание     являлся      порядок
взаимоотношений,   возникающих  между  сторонами  при  планировании,
осуществлении и  оплате  транспортных  и  экспедиторских  услуг  при
перевозках  грузов в международном сообщении.  Срок данного договора
составлял 1 год с момента подписания.  Договором установлено, что на
каждую  партию  груза,  следующего в одном транспортном направлении,
оформляется договор перевозки -  CMR-накладная.  Следовательно,  при
исчислении  сроков  исковой  давности по каждой конкретной перевозке
следует  принимать  во  внимание  дату  составления   CMR-накладной,
поскольку статьей 9 КДПГ предусмотрено, что накладная является prima
facie(1) заключения договора перевозки,  условий  этого  договора  и
принятия груза перевозчиком.
______________________________
     (1)"Опровержимая презумпция",   т.е.   предположение  считается
истинным до тех пор, пока не будет доказано обратное.

     9. Использование иностранной валюты между юридическими лицами -
резидентами   допускается   при   расчетах   за  перевозку  и  (или)
экспедирование грузов.
     Требования  истца  о  взыскании  суммы  штрафа  за  вынужденный
простой  при  осуществлении  перевозки  суд  отклонил,  т.к.  данное
требование  было  заявлено  в  иностранной  валюте, что противоречит
законодательству Республики Беларусь.
     Между юридическими    лицами    -   резидентами   использование
иностранной  валюты,  ценных  бумаг   и   платежных   документов   в
иностранной  валюте допускается при расчетах с транспортными и (или)
экспедиторскими организациями за перевозку  и  (или)  экспедирование
грузов   за  пределы  и  из-за  пределов  Республики  Беларусь,  что
предусмотрено Положением Национального банка Республики  Беларусь  о
порядке   проведения  валютных  операций  на  территории  Республики
Беларусь № 768 от 1  августа  1996  года(2).  Оплата  в  иностранной
валюте штрафных санкций запрещена.
______________________________
     (2)Утратило силу  с  1  июля  2004  года  в  связи  с принятием
постановления Национального банка Республики Беларусь от  30  апреля
2004 года № 72.

     Постановлением Пленума Высшего Хозяйственного Суда от 21 ноября
2002 года № 16 "Об отдельных вопросах практики рассмотрения  споров,
вытекающих  из  договоров  перевозки грузов" предусмотрено,  что при
международных перевозках грузов стороны в договоре перевозки  вправе
устанавливать    ответственность    в    виде    пени   (штрафа)   в
свободно-конвертируемой   валюте,   однако    их    уплата    должна
производиться  в  национальной  валюте  Республики Беларусь по курсу
Национального  банка  Республики  Беларусь  на  день  уплаты,   если
сторонами  в  таком  договоре  являются субъекты предпринимательской
деятельности Республики Беларусь.