РЕШЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ПАТЕНТНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                        РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                          15 марта 2004 г.

РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ ПРИЗНАЕТ ПРИОРИТЕТ ОБЩЕПРИЗНАННЫХ
ПРИНЦИПОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ОБЕСПЕЧИВАЕТ СООТВЕТСТВИЕ
ИМ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. ЕСЛИ АГЕНТ
ИЛИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ТОГО, КТО ЯВЛЯЕТСЯ ВЛАДЕЛЬЦЕМ ЗНАКА
В ОДНОЙ ИЗ СТРАН СОЮЗА, ПОДАЕТ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ ВЛАДЕЛЬЦА
ЗАЯВКУ НА РЕГИСТРАЦИЮ ЭТОГО ЗНАКА ОТ СВОЕГО СОБСТВЕННОГО
ИМЕНИ В ОДНОЙ ИЛИ В НЕСКОЛЬКИХ ТАКИХ СТРАНАХ, ВЛАДЕЛЕЦ ИМЕЕТ
ПРАВО ВОСПРЕПЯТСТВОВАТЬ РЕГИСТРАЦИИ ИЛИ ПОТРЕБОВАТЬ
ЕЕ АННУЛИРОВАНИЯ ЛИБО, КОГДА ЗАКОН СТРАНЫ ЭТО РАЗРЕШАЕТ,
ПЕРЕОФОРМЛЕНИЯ РЕГИСТРАЦИИ В СВОЮ ПОЛЬЗУ, ЕСЛИ ТОЛЬКО АГЕНТ
ИЛИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ НЕ ПРЕДСТАВЯТ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ОПРАВДЫВАЮЩИХ
ИХ ДЕЙСТВИЕ

(извлечение)

     В  жалобе  заявитель - российское открытое акционерное общество
(ОАО)  "Б"  -  просил  отменить  решения  Апелляционного  совета при
патентном  органе,  которыми  ему  было  отказано  в  удовлетворении
возражения  против  регистрации  №  13752 товарного знака "Причуда",
зарегистрированного    на    имя  белорусского  торгового   частного
унитарного  предприятия  (ТЧУП)  "Х" в отношении товаров 29, 30, 31,
32,  33,  34, 42-го классов по Международной классификации товаров и
услуг    (МКТУ),    и    признать  указанную  регистрацию   частично
недействительной в отношении товаров 29 и 30-го классов по МКТУ, так
как  ТЧУП "Х" на момент регистрации товарного знака являлось агентом
ОАО  "Б"  и  в  силу  статьи 6-septiеs Парижской конвенции по охране
промышленной  собственности  от  20 марта 1883 г. не вправе было без
разрешения  ОАО  "Б"  производить  регистрацию  указанного товарного
знака на свое имя.
     Представители  государственного  учреждения "Национальный центр
интеллектуальной  собственности"  (НЦИС)  и  ТЧУП  "Х" с заявленными
требованиями    не    согласились,    считая    обжалуемые   решения
Апелляционного  совета законными и обоснованными. Представители ТЧУП
"Х"  также  указали, что их предприятие не являлось агентом ОАО "Б",
так как оно не выступало на рынке по поручению и за счет ОАО "Б", не
получало  от  него  вознаграждения  и  между  ними  не было правовых
отношений.
     Решением  судебной  коллегии по патентным делам Верховного Суда
от  15  марта  2004  г.  требования заявителя удовлетворены в полном
объеме,    решения  Апелляционного  совета  при  патентном   органе,
вынесенные    по  результатам  рассмотрения  возражений   заявителя,
отменены,  признана  частично  недействительной  регистрация № 13752
товарного  знака  "Причуда" на имя ТЧУП "Х" в отношении товаров 29 и
30-го классов по МКТУ, прекращено ее действие.
     В соответствии с чч.1 и 2 ст.6 ГК Республика Беларусь  признает
приоритет    общепризнанных   принципов   международного   права   и
обеспечивает соответствие им гражданского законодательства.
     Нормы    гражданского   права,  содержащиеся  в   международных
договорах  Республики  Беларусь,  вступивших в силу, являются частью
действующего    на   территории  Республики  Беларусь   гражданского
законодательства,   подлежат  непосредственному  применению,   кроме
случаев,    когда  из  международного  договора  следует,  что   для
применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта,
и  имеют  силу  того  правового  акта,  которым  выражено   согласие
Республики  Беларусь  на  обязательность  для  нее  соответствующего
международного договора.
     Аналогичные требования содержатся в ст.31 Закона 1993  года  "О
товарных знаках и знаках обслуживания" в редакции 2000 года.
     Согласно ч.1  ст.6-septies  Парижской   конвенции   по   охране
промышленной  собственности  от  20  марта  1883 г.,  если агент или
представитель того,  кто является владельцем знака в одной из  стран
Союза,  подает  без разрешения владельца заявку на регистрацию этого
знака от своего собственного имени в одной или  в  нескольких  таких
странах,  владелец  имеет  право  воспрепятствовать  регистрации или
потребовать ее аннулирования либо, когда закон страны это разрешает,
переоформления  регистрации  в  свою  пользу,  если только агент или
представитель  не   представят   доказательств,   оправдывающих   их
действие.
     В ходе судебного разбирательства установлено, что Апелляционный
совет  при  патентном  органе,  считая  регистрацию   вышеназванного
товарного  знака  на имя ТЧУП "Х" правильной и основанной на законе,
отказал  ОАО "Б" в удовлетворении возражения, аргументировав решение
тем,  что  национальное  законодательство  Республики  Беларусь   не
содержит  юридического  определения  понятия  "агент".  Кроме  того,
Апелляционный  совет  указал  в  решении,  что  заявителем  не  было
представлено  доказательств,  свидетельствующих  о наличии между ОАО
"Б" и ТЧУП "Х" отношений коммерческого представительства, отвечающих
требованиям главы 10 ГК.
     Суд  не  согласился  с  такими  доводами, указав в решении, что
согласно  преамбуле  Закона  "О  международных  договорах Республики
Беларусь"  Республика  Беларусь  заключает и исполняет международные
договоры  в  соответствии  с  Конституцией  и иным законодательством
Республики  Беларусь,  а  также общепризнанными принципами и нормами
международного  права,  в  том  числе  с  Венской конвенцией о праве
международных договоров от 23 мая 1969 г.
     В соответствии   с   ч.1   ст.31   Венской  конвенции  о  праве
международных договоров договор должен толковаться  добросовестно  в
соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам
договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора.
     В силу   ст.32   названной   Конвенции   возможно  обращение  к
дополнительным средствам толкования,  в том числе к подготовительным
материалам   и   к   обстоятельствам   заключения   договора,  чтобы
подтвердить значение, вытекающее из применения ст.31, или определить
значение, когда толкование в соответствии с ст.31, первое, оставляет
значение  двусмысленным  или  неясным  или,   второе,   приводит   к
результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными.
     Исходя  из  вышеуказанных  норм  национального и международного
права,  для  определения значения слова "агент" суд счел возможным в
качестве  обращения  к дополнительным средствам толкования применить
ссылку Г.Боденхаузена  на  материалы  Лиссабонской  конференции 1958
года,  в результате проведения которой в текст  Парижской  конвенции
была включена ст.6-septies.  Из разъяснений следует,  что в качестве
агента или представителя владельца знака  должны  рассматриваться  и
те,  кто  действовал  в качестве распространителя изделия,  носящего
знак, и те, кто подал заявку на регистрацию этого знака от их имени.
     Поскольку  национальное законодательство Республики Беларусь не
содержит определения понятия слова "агент", а ст.6-septies Парижской
конвенции  по  охране  промышленной  собственности  была  принята на
Лиссабонской конференции на французском языке, суд в решении указал,
сославшись  на  ряд французско-русских словарей,  что значение слова
"agent" в переводе на русский язык означает в  том  числе  -  агент,
уполномоченный, сотрудник.
     Кроме  того,  суд  указал,  что  Республика  Беларусь  является
участницей Парижской конвенции по охране промышленной собственности.
Статья    6-septies  Парижской  конвенции  по  охране   промышленной
собственности  регулирует  именно отношения между владельцем знака и
его  агентом  или представителем в части, касающейся регистрации или
использования   знака  последними,  при  этом  наличия  договора   в
письменной  форме  в  обязательном  порядке  не  требуется. В данной
статье  также  отсутствует  указание  на  то,  что  для предъявления
требования    об    аннулировании  регистрации  необходимо   наличие
соответствующего внутреннего законодательного акта, позволяющего это
сделать.
     Судом  установлено,  что  владельцем  тождественного  товарного
знака  "Причуда"  в  Российской  Федерации,  зарегистрированного для
товаров  29  и 30-го классов по МКТУ, с 19 сентября 1997 г. является
ОАО "Б".
     Между  ОАО  "Б"  и  ТЧУП  "Х" неоднократно велись переговоры по
вопросам    поставки    продукции  в  Республику  Беларусь,  по   ее
распространению    на    территории   республики,  в  связи  с   чем
представители  вышеназванных  предприятий  неоднократно  выезжали  в
командировки  друг  к другу. Проводилась совместная работа ОАО "Б" и
ТЧУП  "Х"  по  организации дегустаций продукции в местах ее продаж в
Республике  Беларусь,  по  тренингу  сотрудников  ТЧУП "Х" для более
эффективного продвижения товара на рынок республики. С сентября 2000
г.  ТЧУП  "Х"  представляло  интересы  ОАО  "Б"  на рынке Республики
Беларусь.
     До  подачи  заявки  на  регистрацию  обозначения  "Причуда"   в
качестве  товарного знака на свое имя в Республике Беларусь, то есть
до  17  октября  2000  г.,  ТЧУП  "Х"  уже  осуществляло  поставку и
распространяло  в Республике Беларусь продукцию ОАО "Б", в том числе
и под наименованием "Причуда".
     Судом  также  установлено,  что  продукция ОАО "Б" поставлялась
ТЧУП "Х" в Республику Беларусь при посредничестве ООО "Оптвнешторг".
Указанные  действия  осуществлялись  по  предложению  ТЧУП "Х" ввиду
коммерческой  выгоды для последнего. Все вопросы заключения договора
с  ООО  "Оптвнешторг"  решались  непосредственно  через ТЧУП "Х". По
документам  на  отпуск  кондитерских  изделий от ОАО "Б" в адрес ООО
"Оптвнешторг"  получателем  продукции  непосредственно со склада ОАО
"Б" значилось ТЧУП "Х".
     На  основании  изложенного суд пришел к выводу о том, что между
ОАО    "Б"   и  ТЧУП  "Х"  имели  место  отношения  по  поставке   и
распространению  продукции,  производимой  и реализуемой ОАО "Б", на
территории  Республики  Беларусь,  которые следует рассматривать как
агентские,  в  силу  чего действия ТЧУП "Х" по регистрации товарного
знака "Причуда" в Республике Беларусь на свое имя без разрешения ОАО
"Б" являются  незаконными,  произведенными  в  нарушение  требований
ст.6-septies    Парижской    конвенции    по   охране   промышленной
собственности.