ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ


 ПРИГОВОР И ВСЕ ПОСЛЕДУЮЩИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ОТМЕНЕНЫ ВВИДУ
 НЕВЫПОЛНЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ст.15 УПК РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

===

 Извлечение

 По приговору судебной коллегии по уголовным делам Гомельского
областного суда по п."е" ст.100 УК Республики Беларусь Р. осужден на
13 лет лишения свободы в ИТК строгого режима, без ссылки, а М. - на
11 лет лишения свободы в ИТК строгого режима, без ссылки.
 Р. и М. признаны виновными в том, что 21 октября 1990 г. в
состоянии алкогольного опьянения в вечернее время в смотровой будке
механизированного двора колхоза "Авангард" совершили умышленное
убийство Ю. с особой жестокостью.
 Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного
суда Республики Беларусь от 14 августа 1992 г. приговор оставлен без
изменения.
 По протесту заместителя Генерального прокурора Республики
Беларусь состоявшиеся судебные решения постановлением Президиума
Верховного суда отменены по следующим основаниям.
 Рассмотрев дело и обсудив протест, Президиум находит приговор и
кассационное определение подлежащим отмене, а дело - передаче на
новое расследование по следующим основаниям.
 Описывая в приговоре преступление, согласно требованиям ст.316
УПК Республики Беларусь суд указал, что осужденные в процессе
совместного распития спиртных напитков с Ю., в связи с возникшим
между ними конфликтом, с целью умышленного убийства с особой
жестокостью, начали избивать руками и ногами потерпевшего по
различным частям тела, причинив ему множественные ссадины и
кровоподтеки в области лица, грудной клетки, живота, поясничной
области, внутренней поверхности левого плеча, правого плечевого
сустава, локтевого сустава и предплечья, левого бедра, а также
ушибленные раны теменной области слева, области лба справа, правой
ушной раковины с переломом ее хряща.
 Продолжая реализацию согласованного преступного умысла на
умышленное убийство, приведя Ю. в беспомощное состояние, М. стал
держать потерпевшего, подавляя его сопротивление, а Р. нанес ему 16
колото-резаных ранений ножом, в том числе 14 - грудной клетки и
живота справа, одно - боковой поверхности шеи с повреждением шейных
мышц и одно - в области нижней челюсти справа.
 Смерть Ю. наступила от ранений грудной клетки и живота с
повреждением правого легкого и печени, сопровождавшихся массовым
внутренним кровоизлиянием.
 Вместе с тем, как видно из дела, осужденный Р. на суде
показал, что он вместе с М. и Ю. распивал спиртные напитки. Когда
сильно опьянел, лег на стулья поспать. Сквозь сон слышал какой-то
шум и спор между М. и Ю. Окончательно проснувшись, увидел, что у М.
на рукавах куртки кровь. Ю. лежал на скамейке. После этого они с М.
ушли из будки, но последний вернулся и только через минут 30 они уже
окончательно ушли с мехдвора. По дороге домой зашли к Л., где М. в
печке сжег свою куртку и при этом просил никому не говорить о том,
что произошло.
 Осужденный М. в судебном заседании первоначально суду показал,
что в процессе распития спиртных напитков Р. затеял ссору с Ю. и
ударил последнего кулаком в лицо. Падая, Ю. зацепил М. и они оба
упали. Причем М. упал лицом вниз и некоторое время не видел, что
происходило между Р. и Ю. Когда же стал подниматься, то увидел, что
Р. вынимает окровавленный нож из живота Ю. Желая оказать помощь
потерпевшему, М. пытался выбить нож из рук Р., но последний
навалился на него и поэтому он вымазал свою куртку кровью Ю.
 Затем Р. сказал, что Ю. "готов", то есть мертв, и попросил
довести его до дома. По дороге предупредил, чтобы о случившемся
молчали. Далее М. показал, что в доме Л. он действительно, боясь,
что его обвинят в убийстве, сжег свою куртку.
 Как видно из дела, М. в конце судебного следствия заявил об
изменении своих показаний и суду пояснил, что при распитии спиртного
между Ю. и Р. возникла ссора и Р. нанес удар ножом Ю. в живот. Тот
упал, Р. подошел и добил потерпевшего.
 Суд приведенные показания осужденных признал несоответствующими
фактическим обстоятельствам, и описал в приговоре свою версию
совершенного убийства, указав, что виновность обоих осужденных
подтверждена рядом других доказательств: показаниями потерпевших,
свидетелей, заключением экспертиз.
 Однако из материалов дела видно, что ни органы следствия, ни
суд не выяснили и не привели доказательств предварительной
договоренности осужденных на совершение умышленного убийства Ю.
 Ни в суде, ни в ходе следствия Р. и М. не говорили о каких-либо
совместных действиях, направленных на лишение жизни потерпевшего.
 Все доказательства, приведенные судом в приговоре по вопросу
принадлежности ножа, которым Ю. были причинены ножевые ранения,
свидетельствуют о том, что нож принадлежал Р.
 Суд признал установленным, что М. удерживал Ю., а Р. наносил
ему удары ножом. Однако об этом ни один из осужденных не говорил ни
в суде, ни в ходе следствия.
 Таким образом, суд сделал собственное предположение, которое
положил в основу обвинительного приговора.
 Обосновывая жизнеспособность своего вывода, суд неоднозначно
подходит к оценке показаний осужденных. Ту часть показаний, которая
увязывается с предварительной договоренностью на убийство, суд
принимает во внимание, а ту часть, которая противоречит - отвергает.
 Если М. на протяжении многих допросов утверждал, что один удар
ножом в живот Ю., который нанес Р., он видел точно, то Р. никогда не
утверждал, что М. каким-то образом удерживал Ю.
 Кроме того, суд сам противоречит своему выводу о причастности к
убийству М.
 Так, суд указывает, что оба осужденных, предварительно избив
потерпевшего, привели его в беспомощное состояние, после чего М.
стал удерживать Ю., а Р. наносил удары ножом, как дает заключение
эксперт, по неподвижному телу.
 Из вышеприведенного остается невыясненным вопрос, для чего
требовалось удерживать беспомощное, неподвижное тело Ю.
 Не бесспорен вывод суда и о механизме попадания крови на куртку
М. Его довод, что она попала в результате обычного соприкосновения,
отвергнут судом практически безмотивно.
 Поскольку ни органы следствия, ни суд не обеспечили
всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств
дела, Президиум Верховного суда Республики Беларусь судебные
постановления отменил и дело направил на новое расследование.